takya.ru страница 1
скачать файл
AMADEUS.

(«ЛЮБОВЬ БОГА»).

Драма в трёх действиях.
Действующие лица.

Алиса - молодая девушка. Костюмер.

Константин – скульптор.

Игорь – скульптор, хозяин мастерской, где происходит действие.

Макс – молодой скульптор, только что окончивший художественную академию. Помощник и ученик в мастерской.

Павел – дантист.

Евгения – художница.
Действие первое.

-

Просторная мастерская с высокими потолками наполнена ярким светом люминесцентных ламп. Окна занавешены жалюзи. На окнах и стеллажах скульптуры разных размеров в классическом стиле. У окна белый кожаный диван, стеллаж с книгами, журнальный столик.



Игорь и Макс работают над скульптурой двух греко-римских борцов в человеческий рост величиной. Константин лепит скульптуру княгини Волконской. В комнату входит молодая девушка Алиса.

АЛИСА.


- У вас, кажется, звонок не работает. И дверь открыта… Здравствуйте.

ИГОРЬ.


- Да, надо починить, но пока некогда. Привет, ты кто?

АЛИСА.


- Меня Дмитрий попросил вам передать вот этот конверт.

АЛИСА.


- Вы Игорь?

Игорь кивает. Алиса достаёт из сумки конверт и протягивает его Игорю. Игорь молча берёт конверт, небрежно пролистывает купюры, не доставая их из конверта.

ИГОРЬ.

- И всё? Что с остальными!? А где сам «великий комбинатор»? Что за игры… не брать трубку… какая-то девочка!



АЛИСА.

- Не какая-то, а Алиса. И что вы злитесь? Я понятия не имею, почему он сам не пришёл.

ИГОРЬ.

- А где он?



АЛИСА.

- Час назад мы обедали в кафе с подругой. Встретили там Диму. Я сказала, что иду забирать костюмы из ателье, здесь рядом. И тогда он попросил меня занести вам этот конверт, потому что мне просто было по пути. Вот и всё.

КОНСТАНТИН.

- И правда, Игорь. Ты что на девушку напал. Тем более Алиса, как из сказки. Вообще-то, чаю мог бы предложить.

ИГОРЬ.

- Да, действительно. А чаю, Костя, и сам мог бы предложить.



КОНСТАНТИН.

- Ну, хорошо. Алиса, хочешь чаю?

Алиса смотрит на Константина.

КОНСТАНТИН.

- Так, Макс, видишь, Алиса хочет чаю, а я не могу, пока складку у Волконской не доделаю. Давай, чайник ставь.

Макс с недовольным видом идёт на кухню, бурча себе под нос.

МАКС.

- А я как будто ничем не занят, только и делаю, что чайники ставлю.



Алиса смотрит на Константина и смеётся. Константин и Игорь смеются тоже.

Макс приносит чашку чая и вазу с печеньем. Ставит на столик перед диваном.

МАКС.

- Угощайся.



Макс берёт пульвизатор и брызгает водой на глиняные фигуры борцов.

Алиса садится на диван, берёт печенье.

КОНСТАНТИН.

- А мне?


МАКС.

- Чайник на кухне.

КОНСТАНТИН.

- Игорь, тебе не кажется, что Макс всё больше и больше отбивается от рук?

ИГОРЬ.

- Костя, дай человеку работать. Макс, сюда полей. (Указывает место на скульптуре). Давай, ещё.



КОНСТАНТИН.

- Игорь, с тебя пиво вечером за Макса. Это ты его разбаловал.

ИГОРЬ.

- Да, как обычно, чуть что, сразу Игорь. Кость, взгляни, у меня опять короткие ноги получились?



КОНСТАНТИН.

- Чуть что сразу Костя.

Константин проходит в центр комнаты. Смотрит на борцов.

КОНСТАНТИН.

- Макс, а ты как считаешь, у них пропорциональные фигуры?

МАКС.


- Думаю, да…

КОНСТАНТИН.

- А ты иди вот отсюда посмотри. Особенно вон на ту ногу.

Показывает. Макс подходит к Константину. Смотрит на скульптуру.

МАКС.

- Да, пожалуй, бедро может быть длиннее. А то как-то приземисто получилось для атлета.



КОНСТАНТИН.

- То-то же. Игорь, ты сам посмотри.

ИГОРЬ.

- Да, вижу уже, надо переделать.



Алиса встаёт с дивана и подходит к Максу с Константином. Она внимательно смотрит на борцов. Константин поворачивается к ней и загадочно тихо говорит.

КОНСТАНТИН.

- А ты что думаешь?..

АЛИСА.


- Я? По-моему, красиво.

Игорь с Максом продолжают лепить борцов. Константин возвращается на место. Алиса ходит по мастерской и разглядывает скульптуры. Останавливается возле большого памятника мужчине в кафтане.

АЛИСА.

- А это кто?



КОНСТАНТИН.

- Это основатель Иркутска – Похабов. Осенью будем ставить там, на центральной площади.

АЛИСА.

- На центральной площади? А какого он будет размера?



КОНСТАНТИН.

- Шесть метров. Без пьедестала.

АЛИСА.

- Ого!


КОНСТАНТИН.

- Нравится?

АЛИСА.

- Очень. А из чего он сделан?



КОНСТАНТИН.

- Этот из гипса отформован, а на площади бронзовый будет стоять.

АЛИСА.

- И вы в Иркутск поедете?



КОНСТАНТИН.

- Конечно. Открытие там, ленточки, мэр, все дела. Я-то точно поеду, потому что это мой памятник.

АЛИСА.

- И газеты, телевидение, журналисты… И долго вы там будете?



КОНСТАНТИН.

- А ты что боишься соскучиться?

Алиса вопросительно смотрит на Константина.

КОНСТАНТИН.

- А, вообще, если это тебе интересно, вон книжки посмотри.

Показывает на стеллаж с книгами.

Алиса подходит к стеллажу и перебирает книги.

АЛИСА.


Читает.

- Искусство работы с камнем.

КОНСТАНТИН.

- Да, настоящий мастер должен знать всё, что касается, или может коснуться его профессии. Или вон Макса попроси – он тебе о многом может рассказать. Он у нас умный, сейчас в аспирантуру поступает.

Алиса оглядывается на Макса. Макс с Игорем увлечённо лепят, тихо переговариваясь между собой.

АЛИСА.


- Почему Макс. А ты?

КОНСТАНТИН.

- Я теорию забыл уже. Зато какой я практик!

Константин многозначительно улыбается.

АЛИСА.

- Ну, я пойду.



ИГОРЬ.

- Алиса, ты передай Диме, чтоб пришёл. Я бы, конечно, мог его и сам навестить, но, видишь, времени нет. Или пусть хотя бы позвонит. Чего он боится? Бить же его никто не будет… пока.

АЛИСА.

- Хорошо. Если увижу его, то передам.



ИГОРЬ.

- И сама ещё заходи. Мы, вообще, любим, когда к нам красивые девушки заходят. Желательно ближе к вечеру… вина там попить. Днём вообще времени нет. Видишь, лепить не умеем. Приходится всё время переделывать.

КОНСТАНТИН.

- Точно, бездари.

ИГОРЬ.

- На самом деле если здесь кто-то и умеет лепить, то это Костя. Он настоящий гений!



Алиса смотрит на Константина. Он вертит на подиуме Волконскую и пристально её рассматривает.

АЛИСА.


- Да, я ещё зайду. У вас интересно. Было очень приятно со всеми познакомиться. До свидания.

Все говорят: «Пока».

Алиса ещё раз смотрит на Константина. На этот раз они встречаются взглядами. Алиса уходит.

ИГОРЬ.


- Симпатичная девочка.

КОНСТАНТИН.

- Да, Макс. По-моему, тебе пора заводить взрослые отношения. Чего ты молчишь? Мог бы взять у неё телефон? Пригласить куда-нибудь?

МАКС.


- Куда?... И зачем?

КОНСТАНТИН.

- Ну, подожди. Вы же ровесники. Куда сейчас ходят молодые люди. В клуб, на «дис-ко-тэ-ку».

ИГОРЬ.


- В кино.

КОНСТАНТИН.

- Точно! Кинематограф! Туда ещё ходят на последний сеанс за «этим»? Или что-нибудь новое придумали? А, Макс?

МАКС.


- Я не знаю. Мне это как-то малоинтересно. Меня больше интересует, почему ты можешь так лепить, а я - нет.

КОНСТАНТИН.

- Макс, одумайся пока не поздно. Ты что хочешь стать таким же несчастным человеком как я? Меня же ничего не интересует кроме вот этого.

Показывает на скульптуры.

КОНСТАНТИН.

- А ещё я алкоголик.

МАКС.

- Я просто хочу стать хорошим скульптором.



КОНСТАНТИН.

- Какой же ты скучный. Но если эта девушка… как её?

ИГОРЬ.

- Алиса.


КОНСТАНТИН.

- Если Алиса ещё придёт, ты обязательно её куда-нибудь пригласи. У тебя деньги есть? Я тебе дам денег на свидание.

МАКС.

- Я подумаю.



КОНСТАНТИН.

- Думать вредно.

ИГОРЬ.

- Так, Макс, смотри, как ты косо линию повёл. Перестань отвлекаться. Давай, исправляй.



-

Классическая музыка, играющая в радиоприёмнике до этого, звучит громче. Константин, Макс и Игорь сосредоточенно работают.

-

Мастерская. Игорь лепит скульптуру священнослужителя. Макс размешивает глину. Константин лепить Волконскую.

АЛИСА.

В весёлом настроении.

- Добрый день. Звонок всё так же не работает и дверь всё так же не заперта.

ИГОРЬ.

- О, Алиса, привет! Проходи.



АЛИСА.

Смотрит на уже накрытую целлофаном скульптуру борцов.

- А зачем борцов накрыли?

ИГОРЬ.

- Это чтоб глина не высыхала. Их доделать надо, а тут новый памятник заказали. Вот, видишь, приходится одновременно всё делать. Даже поспать некогда.



АЛИСА.

Подходит к Игорю.

- Это кто, монах?

ИГОРЬ.

- Митрополит.



АЛИСА.

- Это, наверное, так трудно – лепить священнослужителей. Даже не трудно… ответственно. Я раньше никогда не видела, как работают скульпторы. И, я думала об этом, вы тоже чем-то похожи на монахов, а мастерская - на келью. Тоже тихо, минимум мебели, эта музыка (в радиоприёмнике снова играет классическая музыка), митрополит, опять же

КРНСТАНТИН.

- Нет, не похожи. К нам же девушки приходят по пять штук в день, а то и больше.

АЛИСА.

- И все, наверное, к тебе.



КРНСТАНТИН.

- Почему?

АЛИСА.

- Не знаю…



МАКС.

- Алиса, а чем ты занимаешься?

АЛИСА.

- Сейчас я работаю ассистентом художника по костюмам в одном телевизионном проекте. Не очень интересном, но платят хорошо. А так я дизайнер одежды.



КРНСТАНТИН.

- Значит, ты рисуешь?

АЛИСА.

- Немного.



КРНСТАНТИН.

- Иди, посмотри, как складки на платье нарисованы. Красиво лежат?

Алиса подходит к Константину и берёт рисунок.

АЛИСА.


Смотрит на листок и на скульптуру

- Да. У тебя очень красиво получается. Правда.

КРНСТАНТИН.

- Я вот сомневаюсь…

АЛИСА.

- Почему?



КРНСТАНТИН.

- Тш-ш. Ты задаёшь слишком много вопросов. Иди лучше, чайник поставь.

АЛИСА.

- А я вам печенье принесла. Сама испекла. Вот.



Достаёт из сумки пакет с печеньем.

ИГОРЬ.


- Ого, спасибо. Слушайте, а давайте, действительно, перерыв сделаем. Пошли в кафе пообедаем.

МАКС.


- Я – за. Со вчерашнего вечера ничего не ел.

ИГОРЬ.


- Костя, ты?

КРНСТАНТИН.

- Нет. Я не хочу. Вот эта складка… почему она не ложится?..

ИГОРЬ.


- Алиса?

АЛИСА.


- Я уже обедала, спасибо.

ИГОРЬ.


- Ну, Макс, идём тогда. Я голодный ужасно.

МАКС.


Алисе.

- Мы через полчаса вернёмся.

АЛИСА.

- Хорошо.



Игорь и Макс уходят.

Константин работает. Алиса садится на диван и смотрит на него. Он не обращает на неё никакого внимания. Алиса встаёт, подходит к радиоприёмнику и делает музыку громче. Алиса ходит по кругу, рассматривает скульптуры в мастерской. Круг замыкается на Константине. Алиса останавливается напротив него. Они пристально смотрят друг на друга. Алиса улыбается.

КОНСТАНТИН.

- Сделай тише.

АЛИСА.

Словно очнувшист.

- … что?


КОНСТАНТИН.

- Сделай тише.

Алиса идёт к радиоприёмнику, убавляет громкость.

АЛИСА.


- Тебе не нравится Гендель?

КОНСТАНТИН.

- О, да ты умная!

Алиса снова встаёт напротив Константина.

АЛИСА.

- Скорее, разносторонне развитая.



КОНСТАНТИН.

Улыбается.

- Разносторонне… Интересно.

АЛИСА.

- Когда в детстве я училась в музыкальной школе, у нас был такой предмет – музыкальная литература. Мы слушали произведения великих композиторов и на экзамене в конце года, должны были определить по нескольким музыкальным фрагментам, что это звучит и кто автор. Я никак не могла понять нашего педагога, которая прежде чем поставить пластинку в проигрыватель, долго рассказывала о судьбе композитора, о тех, кого он любил, какие трудности и радости притерпевал в жизни. Я тогда не могла знать, как биография может быть связана с творчеством. А сейчас… только сейчас я слышу в музыке человеческий характер. У каждого композитора он свой. Наверное, в скульптуре то же самое?



КОНСТАНТИН.

- Разумеется. Искусство – процесс выражения внутреннего мира творца. У каждого человека он неповторим. Хотя… некоторые даже технику лепки не могут освоить, а всё туда же, к выражению внутреннего мира. Ну, да ладно.

Алиса берёт кусок пластилина (куски которого лежат повсюду) и лепит цветок.

АЛИСА.


- Да уж. Я сейчас работаю на сериале. Там у режиссёра такой неповторимый внутренний мир. Он заставляет актёров…

КОНСТАНТИН.



Перебивая.

- Я не об этом. Я имел в виду настоящее искусство. Вот вы снимете сериал, получите деньги и разойдётесь. Его покажут по телевизору, прокрутят рекламу с шампунем и выбросят. Это не искусство. Это бизнес. А вот моего Похабова поставят на центральной площади. Люди будут там гулять, смотреть на него, фотографироваться. Они будут чувствовать, что это их история и они к ней причастны и должны об этом помнить… А потом придут китайцы и станут жить на нашей земле, а Похабов так и будет стоять, понимаешь? Потому что это наша земля. Что-то должно остаться. Хоть мы, конечно, и долбоёбы, но мы потомки великого народа, и должны об этом помнить. И никто и нигде больше не сможет сделать такой памятник, потому что нигде нет такой школы как у нас. Таких учителей. Понимаешь?

АЛИСА.

- Нигде?


КОНСТАНТИН.

- Нигде. Так что не мешай мне.

КОНСТАНТИН.

Показывает на пластилин.

- И прежде чем что-то взять – надо спросить.

АЛИСА.

- Ой, извини.



Рассматривает получившийся цветок.

АЛИСА.


- Это цветок… тебе.

Алиса ставит цветок на подиум рядом с Волконской. Константин смотрит на цветок и говорит уже не так строго.

КОНСТАНТИН.

- Ладно, иди чайник поставь. Попробуем твоё печенье.

Алиса уходит на кухню и возвращается с двумя стаканами чая. Константин садится на диван рядом с ней. Берёт печенье.

КОНСТАНТИН.



Откусывая печенье.

- О-о, вкусно! Молодец.

АЛИСА.

- Спасибо. Тебе правда нравится?



КОНСТАНТИН.

- Правда. А что ты ещё умеешь делать?

АЛИСА.

- В смысле?



КОНСТАНТИН.

- В смысле готовить. Ты готовить умеешь?

АЛИСА.

- Да. Думаю, даже очень неплохо.



КОНСТАНТИН.

- Тогда тебе надо выйти замуж и кормить мужа, а потом и детей.

АЛИСА.

- Это что такой категорический императив для женщины? Что, умение готовить – единственное условие для замужества?



КОНСТАНТИН.

- А что ещё?

АЛИСА.

- А как насчёт любви, например.



КОНСТАНТИН.

- Ты что никогда не любила?

АЛИСА.

- … любила… то есть люблю… Потому что, ну как, можно любить, а потом не любить… Можно любить, и всё.



КОНСТАНТИН.

- Вот видишь. Ты уже любишь, а всё ещё не замужем. Значит, умение готовить – куда более веский аргумент для замужества, чем любовь.

АЛИСА.

- И я всё равно не замужем, притом, что я умею готовить.



КОНСТАНТИН.

- Так вот будь умной девочкой – выходи быстрее. Куча мужчин женятся на тебе только потому, что ты вкусно готовишь. К тому же ты ещё и симпатичная.

АЛИСА.

- А как же… как же любовь.



КОНСТАНТИН.

Непонимающе смотрит на неё.

- Мы же только что это обсудили.

АЛИСА.

- Ну, да… только с любовью все же приятнее.



КОНСТАНТИН.

- Да ты просто эгоистка, к тому же глупая. Любовь всё равно пройдёт. А муж будет о тебе заботиться, о детях.

АЛИСА.

- А ты когда-нибудь любил?



КОНСТАНТИН.

- Нет. Нет.

АЛИСА.

- Не правда.



КОНСТАНТИН.

Опускает голову, кладёт недоеденное печенье на стол.

- Ладно. Хватит лирики. Лепить пора.

Константин возвращается на место и продолжает лепить. Повисает долгая тяжёлая пауза. Алиса подходит к нему.

АЛИСА.


- Костя…

В дверь заходит Игорь, Макс и с ними элегантно одетый высокий молодой человек – Павел.

ИГОРЬ.

- Костя, смотри, кого мы встретили!



Павел подходит к Константину. Они здороваются, жмут друг другу руки. Павел оглядывает мастерскую.

ПАВЕЛ.


- А где апостолы?

КОНСТАНТИН.

- На выставку забрали.

ПАВЕЛ.


- Без них как-то пусто.

КОНСТАНТИН.

- Ага.

ПАВЕЛ.


Глядя на Алису.

- А это что за очаровательное создание?

КОНСТАНТИН.

- Знакомьтесь. Алиса – наша новая муза с недавних пор. Павел – выдающийся стоматолог.

ПАВЕЛ.

Улыбается.

- Так уж и выдающийся.

ПАВЕЛ.

Целует Алисе руку.

- Очень приятно.

АЛИСА.

- Мне тоже очень приятно.



Смотрит на Константина.

- Особенно про музу.

ИГОРЬ.

Подходит к Алисе и кладёт ей руку на плечо.

- Тебя тут Костя не обижал? Он у нас часто бывает груб, но в душе, Алиса, это очень добрый и ранимый человек.

АЛИСА.

- Нет, не обижал. Наоборот…



ИГОРЬ.

- Костя, да ты встал на путь исправления?!

КОНСТАНТИН.

- Иди ты. Лучше скажи мне, что там архитектор звонил? Он скоро будет? Мне определённо надо знать, какой здесь будет пьедестал, понимаешь? А то снова переделывать придётся.

ИГОРЬ.

- Сказал, что прилетит на днях.



КОНСТАНТИН.

- Так и сказал «на днях»? Мне бы поконкретнее.

ИГОРЬ.

- Так и сказал. Ты же знаешь, это же не только от него зависит.



КОНСТАНТИН.

- Ну, да. У меня такое ощущение, что я один хочу всё в срок сделать. Никто же работать не хочет кроме меня. Вот скажи, что ты сегодня слепил?

ИГОРЬ.

- Ты что! Я же борцов сегодня переделывал!



КОНСТАНТИН.

- Игорь, их можно бесконечно переделывать. Надо делать, понимаешь, делать, а не переделывать и по ресторанам ходить.

ИГОРЬ.

- Ты прав, Костя, прав. Но если я не умею, не могу как ты. Не всем же, понимаешь… Что же теперь – не жить и не есть. А ресторан – потому что быстро, больше успеем сделать. Я не понимаю, чего ты злишься? Мы же тебя не одного оставили. С Алисой. Вот бы меня кто-нибудь с красивой девушкой оставил. Да я бы только рад был!



КОНСТАНТИН.

- Да причём здесь Алиса!

АЛИСА.

- Действительно, вам работать надо. Я, пожалуй, пойду.



МАКС.

- Алиса, ты что, обиделась? Ты ведь нам нисколько не мешаешь.

АЛИСА.

- Да нет, мне, правда, пора.



ПАВЕЛ.

- Алиса, ты на метро? Давай я тебя провожу. Мне тоже надо идти.

Жмёт руки Константину, Игорю и Максу.

ИГОРЬ.


Обращается к Павлу и Алисе.

- Ребята, вы приходите ещё. Не знаю, давайте на следующих выходных вечером пару часиков посидим, вина выпьем. Паш, мне с тобой насчёт мамы ещё посоветоваться надо.

ПАВЕЛ.

- Конечно. Ты звони тогда. Ну, всего хорошего.



АЛИСА.

- Костя, а можно я тебе позвоню?

КОНСТАНТИН.

- Мне? Зачем? Ты Игорю звони. У тебя же есть его телефон?

АЛИСА.

- Да… ладно. До свидания.



Алиса и Павел уходят.

-

Улица. Алиса и Павел идут рядом. Павел останавливается.

АЛИСА.

- Павел, ты чего встал? Идём же!



ПАВЕЛ.

- Так вон метро, пришли уже. А мне не туда, мне пешком, совсем в другую сторону.

АЛИСА.

- А, тогда я пошла, прощай.



ПАВЕЛ.

- Алиса, подожди!

АЛИСА.

- Что?


ПАВЕЛ.

- Ты же не торопишься. Постой немного.

Алиса подходит к Павлу.

ПАВЕЛ.


- Слушай, я сейчас подумал, а что если я больше тебя никогда не увижу? Представляешь, люди всю жизнь вот так встречаются, расстаются, бегут куда-то, и однажды понимают, что жизнь-то уже прошла. Так ничего и не успел. Всё время спешил, бежал куда-то, а ведь можно же было по-другому. Притормозить, просто посмотреть в глаза… у тебя очень красивые глаза.

АЛИСА.


Смеётся.

- Это на тебя мастерская так подействовала? Скульптуры… Они такие… Знаешь, мы все уже умрём, а они останутся. И ребята, они как будто к вечности прикасаются… Аж мурашки по коже.

ПАВЕЛ.

- Да, ребята, действительно, талантливые. А ты их давно знаешь? Почему я тебя никогда там не видел?



АЛИСА.

- Нет. Мы совсем недавно случайно познакомились. А вы друзья?

ПАВЕЛ.

- Да, я Игоря давно знаю. Ещё со студенческих времён.



АЛИСА.

- А Костю?

ПАВЕЛ.

- Костю? Тоже давно. Мы знакомы. Но не могу сказать, чтоб мы были близкими друзьями. Костя вообще очень закрытый человек.



АЛИСА.

- Интересно, почему?

ПАВЕЛ.

- Все люди разные. Каждый имеет право быть таким, каким хочет.



АЛИСА.

- Я думаю, что Костя очень добрый и отзывчивый. Просто когда-то ему сделали очень больно, и он боится пережить это вновь… Он очень несчастен!

ПАВЕЛ.

- Серьёзно? Ты так думаешь? По-моему он просто эгоист и не любит никого, кроме себя.



АЛИСА.

- Это совсем не так.

ПАВЕЛ.

- Он тебе нравится, да?



АЛИСА.

- Просто я его понимаю.

ПАВЕЛ.

- Ой, ладно. Нас всех когда-то предавали и мы все страдали от этого…



АЛИСА.

Перебивая.

- Слово «все» совсем не подходит к нему. И, вообще, откуда ты знаешь?!.

ПАВЕЛ.

- Ладно, извини. Давай сменим эту тему. А ты? Ты встречаешься с кем-нибудь.



АЛИСА.

С усмешкой.

- А что?


ПАВЕЛ.

- Я хочу пригласить тебя куда-нибудь. Давай обменяемся телефонами, ты выберешь место. Встретимся.

АЛИСА.

- Что потом?



ПАВЕЛ.

- Потом? Посмотрим…Обычно, если людям интересно вместе, они продолжают общаться, узнавать друг друга. Потом, если повезёт, приходит любовь.

АЛИСА.

- Вот и общайся с такими людьми! А я, как Костя, всех презираю, и никого не хочу любить.



Алиса убегает к метро. Павел недоуменно смотрит её вслед.

-
Действие второе.

-

Мастерская. Константин, Игорь, Макс, Павел, Евгения, Алиса. Все суетятся вокруг стола. Девушки раскладывают закуски.

ИГОРЬ.

Расставляя бокалы.

- Паш, ты вино принёс для девушек?

ПАВЕЛ.

- Конечно.



ПАВЕЛ.

Ставит две бутылки вина на стол.

- Красное, сухое, французское. Алиса, вы любите французское?

ЕВГЕНИЯ.

- Павел, я люблю именно красное и сухое, особенно французское.

КОНСТАНТИН.

- Ну, давайте сядем уже. Сколько можно?

ИГОРЬ.

- Да, садимся. Макс, иди к нам.



Макс, лепивший до этого что-то, подходит и садится за стол. Остальные тоже рассаживаются. Павел разливает девушкам вино. Игорь – водку остальным.

ИГОРЬ.


- Наконец-то мы все встретились. И, как раз долгожданное событие - закончена Волконская. Завтра будем формовать.

ЕВГЕНИЯ.


- О, поздравляю! Костя так долго над ней работал.

КОНСТАНТИН.

- Да, интересно было. Давайте выпьем за неё. За ту, которая была Марией Волконской. И за памятник, который в её образе будет воплошать любовь, преданность и самопожертвование ради других!

Все чокаются.

ПАВЕЛ.

- Значит, теперь вы более - менее свободны?



ИГОРЬ.

- Ага, покой нам только снится. Ещё же борцы у меня. А тут ещё убили одного нефтяного магната, мы теперь ему надгробный памятник делаем. Вон, макет уже готов.

Показывает в сторону стоящего на столе макета надгробия из пластилина.

АЛИСА.


- Убили нефтяного магната? Кого?

ИГОРЬ.


- Ты всё равно его не знаешь.

КОНСТАНТИН.

- А также ты не знаешь, как их часто убивают… слишком часто.

ПАВЕЛ.


- Большой памятник-то?

ИГОРЬ.


- В полный рост.

АЛИСА.


- А почему вы этот памятник делаете?

ИГОРЬ.


- Потому что мы кушать хотим, как все люди.

АЛИСА.


- А разве за городские памятники вам мало платят?

ИГОРЬ.


- Ну, за надгробье нам заплатят в разы больше

КОНСТАНТИН.

- Да какая разница: магнат, Волконская. Душу всё равно вкладываешь, если ты творец – это твоё творение. Многие работы великих мастеров, что висят сейчас в музеях, сделаны ими на заказ. Тут главное понимать, что ты делаешь, и для чего.

ИГОРЬ.


- Да, а что же ты тогда памятник революционерам делать отказался, помнишь?

КОНСТАНТИН.

- Ну, так я и говорю – для чего и зачем. Я понимал, что эти революционеры мне ничего не принесут, кроме денег. И я их, конечно, мог бы слепить, но не интересно. Душа не лежит. Каждая новая работа – как новая ступенька к достижению идеала. Деньги, по большому счёту, тут не при чём. Не хочется стоять на месте. Хочется идти… расти…

За столом воцаряется молчание. Каждый думает о чём-то своём.

ЕВГЕНИЯ.

- А слышали, в Пушкинский Караваджио привезли? Давайте как-нибудь все вместе пойдём попозже, как ажиотаж спадёт и очереди, как это обычно бывает.

КОНСТАНТИН.

-Да, точно. А вечером на стриптиз! У нас именно так обычно бывает! Видите ли, правда жизни! Тьма и свет! Добро и зло! Ангел и демон!



Классическая музыка, играющая в радиоприёмнике до этого, звучит громче. Герои за столом поднимают бокалы, о чём-то оживлённо беседуют и смеются.

ЕВГЕНИЯ.


Громко смеётся.

- Ой, Максим, нашёл на что сердиться! Игорь с Костей самые добрые учителя на планете! Они просто подшучивают над тобой. Будь умнее, не ведись на провокации, просто смотри и учись, учись, учись… Ребята, а помните, как мы в Академии учились?! Самое светлое и весёлое время в жизни. Игорь уже тогда профессором хотел стать, на все лекции ходил, учился. А Костя, помните? На курсе не было девушки, с которой у Кости не было бы романа! Даже я поддалась его обаянию, но вовремя опомнилась. Да… Самое интересное, что сейчас всё наоборот, Костя всё время лепит, а Игорь…

ИГОРЬ.

Перебивая.

- Женя, у тебя бокал пустой. Давай ещё вина налью.

ЕВГЕНИЯ.

- Нет, спасибо. Мне, пожалуй, хватит. Да и домой уже пора. Сейчас закажу такси. Алиса, а ты где живёшь? Может нам по пути?

АЛИСА.

- Я?


ИГОРЬ.

- Да куда вы? Давайте ешё посидим. Алиса, оставайся!

ПАВЕЛ.

- Женя, подожди, я на машине. Я тебя довезу.



ЕВГЕНИЯ.

- Куда? Ты же выпил?

ПАВЕЛ.

- Да что я там выпил - один глоток. Я специально не пил, только ел. Вдруг, думаю, подвезти кого-то понадобиться, а я на машине.



Смотрит на Алису и подмигивает ей.

ЕВГЕНИЯ.


- Ну, здесь вообще-то близко совсем. А, поехали!

ПАВЕЛ.


- Вот и замечательно. Ребята, отличный вечер! Игорь, жду маму в среду, да?

ИГОРЬ.


- Да, спасибо, Паша. Женя, иди, поцелую тебя на прощание.

Павел и Евгения прощаются и уходят.

МАКС.

Сонным пьяным голосом.

- Я пойду, прилягу. Мне что-то нехорошо.

Встаёт и уходит не попрощавшись.

ИГОРЬ.


- Вот же молодёжь сейчас пошла, хилые какие-то. Не то, что мы!

АЛИСА.


- Я тоже поеду. Надо такси вызвать.

КОНСТАНТИН.

- Ты подожди, такси. А кто посуду мыть будет?

ИГОРЬ.


- Костя, ну, ты даёшь! Посуда, тоже мне. Что за манеры!

КОНСТАНТИН.

- А, Игорь помоет. Отлично. Вот это (показывает на тарелку с салатом) в холодильник поставь, я утром поем.

ИГОРЬ.


- Вот сам и поставь. А посуду утром Макс помоет.

АЛИСА.


- Бедный Макс, по-моему, он выпил лишнего. Вы, господа, его совсем загоняли, видимо. Посуду я помою.

Встаёт. Берёт несколько бокалов в руки и идёт на кухню.

КОНСТАНТИН.

- Я тебе помогу.

Берёт салатницу и идёт за ней.

Игорь включает в музыкальном центре концерт симфонической музыки, берёт книгу Довлатова и ложится с ней на диван.



-

Кухня и прихожая одновременно. Слева несколько шкафов с посудой и мойка, справа вешалка с одеждой, небольшой диванчик несколько скульптур, посередине – входная дверь. Алиса моет посуду. Константин курит в открытую дверь. За дверью ночь. Слышно пение соловьёв.

Константин внимательно рассматривает Алису.

КОНСТАНТИН.

- Ты очень пластичная… красиво бы получилась. А ты на мостик можешь встать.?

АЛИСА.


- Могу.

КОНСТАНТИН.

- Ну-ка, встань.

АЛИСА.


Поворачивает голову к Константину и недоумённо на него смотрит.

- Я же посуду мою.

КОНСТАНТИН.

- Да оставь Встань, пожалуйста!

АЛИСА.

- Ну, не знаю. Сейчас домою…



КОНСТАНТИН.

Поспешно тушит окурок в пепельнице, подходит к Алисе, отнимает у неё губку для посуды, бросает в раковину.

- Встань, я прошу.

АЛИСА.

Удивлённо.

- Хорошо, хорошо. Только отойди.

Константин немного отходит от неё.

АЛИСА.


Поднимает руки вверх, готовясь сделать «мостик», быстро оглядывается вокруг.

- Не разбить бы ничего, случайно.

Встаёт на мостик.

АЛИСА.


Стоя в мостике.

- Ну, как?

КОНСТАНТИН.

- Отлично, молодец. Я так и думал, что ты можешь.

АЛИСА.

- Костя, дай руку.



Костя подаёт ей руку и аккуратно придерживает за талию. Алиса поднимается. Костя продолжает её обнимать.

АЛИСА.


- Уже можно отпустить.

КОНСТАНТИН.

- А, да… извини. А вот ещё, можешь теперь согнуться так, чтобы лбом коленей коснуться.

АЛИСА.


- Кажется, могу. А у нас что, экзамен на поступление в цирковое училище?

КОНСТАНТИН.

- Нет, просто, интересно.

АЛИСА.


- А, ну да.

АЛИСА.


Сгибается, доставая лбом до коленей.

- Так?


КОНСТАНТИН.

Кладёт ей руку на спину.

- Ты же не достаёшь, ещё ниже.

АЛИСА.

- Ай, мне больно!



Алиса выпрямляется.

АЛИСА.


- Теперь ты.

КОНСТАНТИН.

- Что я?

АЛИСА.


- Доставай лбом до коленей.

КОНСТАНТИН.

- Ты что, я не гибкий.

АЛИСА.


- А ты попробуй.

КОНСТАНТИН.

- Ладно.

Константин нагибается к коленям и старательно тянется вниз, но у него получается гораздо хуже, чем у Алисы.

АЛИСА.

Смеётся.

- А что, вполне неплохо!

КОНСТАНТИН.

Разгибается.

- Аспирант художественной академии, золотая медаль, руководитель большого творческого коллектива, один из лучших скульпторов страны, чтоб ты знала! И ведётся на глупую девчонку! Что и кому делать говорю здесь только я. Ясно?

АЛИСА.

- Ясно.


КОНСТАНТИН.

- А шпагат? Давай, продольный, попробуй. Или поперечный?

АЛИСА.

Осуждающе.

- Костя.


КОНСТАНТИН.

- Алиса?


АЛИСА.

- Костя.


КОНСТАНТИН.

- Алиса.


АЛИСА.

- Костя.


КОНСТАНТИН.

- Алиса.


АЛИСА.

- Костя.


Входит Игорь.

ИГОРЬ.


- Друзья, вы чего?

Алиса и Костя смеются.

Игорь наливает воду в стакан, пьёт.

ИГОРЬ.


- Кость, а Эдик сам глину выгружал?

КОНСТАНТИН.

- Ага, как же. Эдик пришёл и сказал: «Я привёз глину». Мы с Максом сами таскали. Я даже руку что ли потянул. Я пока лепил, ничего не чувствовал, а к вечеру плечо стало ныть.

ИГОРЬ.


- Ну вот, смотри, тебе же завтра твою аллегорию любви надо делать.

КОНСТАНТИН.

- Да, пройдёт.

АЛИСА.


- Костя, а хочешь, я тебе руку разомну немного?

КОНСТАНТИН.

- А ты умеешь?

АЛИСА.


- Ну, у меня мама врач.

КОНСТАНТИН.

- А папа учитель?

АЛИСА.


- Нет, а что?

КОНСТАНТИН.

- Так просто. Давай, конечно. Пошли сюда.

Константин с Алисой садятся на диванчик. Алиса щупает его плечо.

АЛИСА.

- Где? Здесь?



КОНСТАНТИН.

- Да, вот тут.

АЛИСА.

- Снимай рубашку.



Константин снимает рубашку.

ИГОРЬ.


- Костя, я спать пошёл.

КОНСТАНТИН.

- Давай.

АЛИСА.


- Спокойной ночи.

ИГОРЬ.


- Пока.

Алиса разминает плечо Константина.

КОНСТАНТИН.

- Да, здесь, хорошо. А у тебя сильные руки.

АЛИСА.

- Я же на пианино восемь лет играла.



КОНСТАНТИН.

- А, да. И такие, знаешь, приятные. Вообще, ты так приятно делаешь. Похоже, я тебе нравлюсь.

АЛИСА.

- Ты мне нравишься.



КОНСТАНТИН.

- Понимаешь, я ненормальный. Я не могу думать ни о чём, кроме скульптуры. Я живу только этим. А когда я не леплю, я бухаю. Я очень ограниченный человек. Тебе другое нужно.

АЛИСА.

- По-моему, это большое счастье – найти дело своей жизни. Считай, что тебе повезло. А в остальном…



КОНСТАНТИН.

- Алиса… Сейчас мы займёмся любовью.

АЛИСА.

Перебивая.

- Мы не…


КОНСТАНТИН.

Тоже перебивая.

- Тшш, здесь только я говорю, что делать, помнишь? Только, пожалуйста, не воспринимай это, как начало «отношений». Тем более, как любовь. Я очень тебя прошу. Ты мне нравишься, а мне редко кто нравится вот так, просто. А ты –да. Сейчас тебе будет хорошо, но ты не должна привязываться к этому, ко мне. Если получится – будем друзьями. Нет – не страшно. Ты встретишь парня и полюбишь его, и он тебя полюбит, как я не смогу. Ты просто мне сейчас поверь. Я всё знаю.

АЛИСА.

- Откуда?



КОНСТАНТИН.

- Потому что Игорь не врал. Я гений. Я гений!!!

Константин хватает Алису и притягивает её к себе.

-

Проходит полгода.



Мастерская. Алиса тряпкой вытирает пыль с книг и с дисков на полке. Игорь и Макс лепят новую скульптуру. Павел сидит на диване, просматривает бумаги и периодически поглядывает на Алису.

ПАВЕЛ.


- Да, вторая золотая медаль. А ведь ему ещё только?..

ИГОРЬ.


- Тридцать шесть. Далеко пойдёт. Я всегда это знал.

ПАВЕЛ.


- А где он сейчас, кстати?

МАКС.


- Запил опять. Наверное, в стриптиз клубе… Алиса, что он сказал?

АЛИСА.


- Сказал, что скоро будет. Но скоро уже давно наступило… А Кости нет.

ИГОРЬ.


- Да придёт, не дрейфь! Ладно, ночь уже. Макс, пора домой – отдыхать.

Игорь и Макс собираются. Макс накрывает скульптуру полеэтиленом.

ИНОРЬ.

- Алиса, ты дождись Костю. Проследи тут за ним. Спать положи. Там бельё в шкафу.



АЛИСА.

- Хорошо.

ПАВЕЛ.

- А тебе завтра на работу?



АЛИСА.

- Да.


ПАВЕЛ.

- Тебе ведь тоже выспаться надо.

АЛИСА.

- Да ладно… Высплюсь потом как-нибудь.



ПАВЕЛ.

- Знаешь что, я его сам подожду, а ты езжай домой.

АЛИСА.

- Нет, не надо. Я справлюсь.



ИГОРЬ.

- Да вы вдвоём его подождите. Не скучно, и спать не так хочется.

ПАВЕЛ.

- Ага, я побуду ещё немного.



МАКС.

- Тогда, Алиса, до завтра. Передай Косте, что я сделал воротник на шинели, как он мне велел. Пусть посмотрит, хотя…

ИГОРЬ.

- Прощаемся, товарищи. Время позднее. Алиса, передай ему, что завтра приезжает заказчик – надо быть в форме. Выспаться, и больше не пить. Не давай ему больше пить! Хорошо?



АЛИСА.

- Хорошо, хорошо. Только разве он меня слушает?..

ИГОРЬ.

- Ну, ждите нашего гения.



Игорь и Макс прощаются с Павлом и Алисой и уходят.

ПАВЕЛ.


- Знаешь что, Алиса, ты иди спать лоэись в комнату. А я здесь посижу, тоже подремлю. Он придёт, я его сам уложу.

АЛИСА.


- Ну, спасибо.

Алиса направляется в комнату, но останавливается, задумывается и поворачивается обратно.

АЛИСА.

- Давай я тебе хоть чаю принесу.



ПАВЕЛ.

- Да я сам.

АЛИСА.

- Ладно, сиди уже. Тебе с сахаром? Или может кофе?



ПАВЕЛ.

- Давай кофе, и без сахара.

АЛИСА.

- Отлично. Сейчас будет.



Алиса уходит на кухню. Павел встаёт с дивана и рассматривает скульптуру, сделанную Константином. Входит Алиса с чашкой кофе и вазой с печеньем. Ставит их на стол. Подъодит к Павлу. Тоже смотрит на скульптуру.

АЛИСА.


- Красиво, да?

ПАВЕЛ.


- Скажу даже больше – совершенно. Такое может сделать, действительно, только гений. Но… видишь ли… он это делает, потому что не может не делать… И не может жить по-другому, ну, или не хочет. А вот ты… Я же помню, какая ты была ещё полгода назод - весёлая, радовалась всему. А сейчас…

АЛИСА.


- А что сейчас?

ПАВЕЛ.


- Он тебя мучает. Ты похудела, погрустнела.

АЛИСА.


- Может просто повзрослела?

ПАВЕЛ.


- Алиса, ты молодая девушка. Тебя должны любить, холить и лелеять. А Костя что? Он ведь тебя не бережёт совсем. Я его не обвиняю, нет. Я понимаю, что это не его вина, что ты мучаешься. Он просто не может по-другому. Законы у природы такие – она что-то даёт, а что-то забирает. Даёт талант, сверхспособности, забирает возможность адекватного восприятия реальности. Он слишком тонок и сложен для обычной жизни, понимаешь? Вель ты же хочешь семью, детей. Как ты это себе представляешь с ним? Он с собой-то не может справиться, возьми тот же алкоголь. Неужели ты думаешь, что он будет хорошим мужем, отцом?..

АЛИСА.


- Но я его люблю.

ПАВЕЛ.


- Но куда тебя приведёт эта любовь? Ты думала, что будет дальше? Он перестанет пить, начнёт заботиться о тебе, вы поженитесь, и будете долго и счастливо жить?

АЛИСА.


- С гениями так не бывает. А ведь я его люблю, потому что он гений. Именно потому что он именно ТАК чувствует. Он ведь поэтому пьёт, и не будет никогда подстраиваться ни под меня, ни под кого-то ещё, и даже если мы поженимся, то навряд ли долго и счастливо.

ПАВЕЛ.


- Тогда как, Алиса? Ты ещё очень юнна и романтична, чтобы думать, а не следовать за своими чувствами, но всё же…

АЛИСА.


- Всё же, всё же, всё же небо нам поможет! Как-то так, наверное.

ПАВЕЛ.


- Ладно, поэтесса, иди спи уже.

АЛИСА.


- Точно дождёшься?

ПАВЕЛ.


- Дождусь. Спокойной ночи.

АЛИСА.


- Ага…

Алиса уходит в другую комнату. Павел пьёт кофе, берёт книгу с полки, читает.

-

Мастерская. Павел, положив книгу на лицо, дремлет на диване. В мастерскую вваливается пьяный Константин.



КОНСТАНТИН.

Подхоит к Павлу.

- Кто это тут такой?



Убирает книгу с лица Павла.

- Оп! А где Алиса?!

Павел просыпается, протирает глаза и садится на диване.

ПАВЕЛ.


- Алиса спит уже. Ты, давай, потише.

КОНСТАНТИН.

- А что это она спит? Надо её разбудить! Любимый дома – нефига дрыхнуть!

ПАВЕЛ.


- Эй, ты, давай, тише, серьёзно. Ей завтра, уже сегодня, на работу. Пожалей девушку. Иди, лучше, в луш сходи, от тебя перегаром несёт, и ложись здесь, я тебе постелю.

КОНСТАНТИН.



Кричит.

- Да кто ты такой, вообще, чтоб мне указывать?! Ты видел, вообще, что я делаю?!

ПАВЕЛ.

- Видел, видел. И, Костя, чего ты кричишь? Давай, успокойся.



КОНСТАНТИН.

- Успокойся, успокойся. Достали уже успокаивать! Сами успокаивайтесь.

Константин идёт по напралению к комнате.

ПАВЕЛ.


- Костя, ну, куда ты? Там Алиса же спит! Разбудишь!

КОНСТАНТИН.



Останавыливается.

- А что это ты так за неё волнуешься? Чего ты, вообще, здесь ошиваешься? Любишь – женись! А пока это моя женщина! Понял?

ПАВЕЛ.

- Твоя женщина скоро от ветра будет шататься, так ты её выматываешь. Пожалел бы уже…



КОНСТАНТИН.

- Так ты жалеть её сюда ходишь! А, ну-ка, иди сюда, сейчас посмотрим, кого надо будет жалеть!

Константин хватает Павла за грудки. Павел отбивается. Они борются. Сбивают какую-то статуэтку. Она падает, но не разбивается.

КОНСТАНТИН.

- Ах ты сволочь! Чего ты тут разгром устраиваешь?

Константин и Павел продолжают бороться. На шум прибегает заспанная Алиса.

АЛИСА.

- Костя! Паша! Вы что тут!



Константин ударяет Павла, тот вскрикивает и бьёт его в ответ по челюсти. Константин со стоном отшатывается и хватается за щёку.

Алиса подбегает к нему.

АЛИСА.

- Костя, Костя! Тебе больно да?! Дай посмотрю, кровь идйт?



КОНСТАНТИН.

Отталкивая её.

- Да уйди ты! И без тебя тошно!

Павел подходит к ним. Аккуратно садит Алису на диван.

ПАВЕЛ.


Хлопает Константина по плечу.

- Прости, друг. Ты в порядке?

КОНСТАНТИН.

- Да, нормально. Пойду, умоюсь.

Константин идёт в ванную. Алиса бежит за ним.

АЛИСА.


- Я с тобой! Я тебе помогу.

КОНСТАНТИН.

- Да отстань ты!.. Паш, скажи ей, пусть спать идёт.

Павел подходит к Алисе, обнимает её за плечи и снова усаживает на диван. Сам садится рпядом.

ПАВЕЛ.

- Подожди, сейчас он умоется, успокоится, не мешай.



Алиса опускает голову ему на плечо и плачет. Павел успокаивает её, как ребёнка, нежно гладя по волосам.

АЛИСА.


- Почему он меня не любит? Он меня ненавидит! За что? Что я ему такого сделала?

ПАВЕЛ.


- Он тебя любит, только по-своему. А тебе этого мало. Мало… Видишь, ты переживаешь. А надо просто понять. Понять и отпустить, понимаешь?

АЛИСА.


- Нет. Как это, отпустить? То есть, расстаться?

ПАВЕЛ.


- Видишь ли, ваши с ним отношения только у тебя в голове. В его голове совсем другое. Попробуй переключиться на что-то, отдохнуть, на море что ли съездить. Как только ты посмотришь на всё это со стороны – тебе самой всё станет ясно.

АЛИСА.


- Какое море? Как же я его оставлю!?

Из ванной с полотенцем на плечах выходит Константин и через основной зал мастерской, где сидят Алиса и Павел, идёт в комнату, где спала Алиса. Алиса вскакивает, быстро вытирает кулаком мокрые глаза и бежит за ним.

КОНСТАНТИН.

Отталкивая её.

- Я хочу побыть один. Алиса, уезжай домой. И вообще, что ты ко мне привязалась? Ждёшь меня, плачешь! Надоело!..

Алиса как ошарашенная отстраняется от него. Константин уходит в спальню. Алиса, словно в бреду, осматривает мастерскую и останавливает взгляд на сидящем на диваен Павле.

АЛИСА.


Словно увидев его впервые за этот вечер.

- Паша?..

ПАВЕЛ.

- Алиса, слушай, давай я тебя домой отвезу. Или на работу сразу, хочешь?



Алмса не слушает его. Подходит.

АЛИСА.


В кураже.

- Паша… а я тебе нравлюсь?

ПАВЕЛ.

- Алиса, давай без глупостей.



АЛИСА.

- Какие уж тут глупости! Не до глупостей сейчас!.. А ты думал обо мне? Ну, в смысле, представлял меня обнажённой? Или как мы занимаемся любовью? Или как я тебя целую?

Алиса обнимает Павла и целует его в губы. Павел перестаёт контролировать себя и страстно прижимает к себе Алису.

АЛИСА.


- Я же нравлюсь тебе, Павлик, правда?

ПАВЕЛ.


Страстно.

- Да, да. Алиса, ты очень, очень мне нравишься!

Они сливаются в поцелуе и медленно опускаются на диван, раздевая друг друга.

-
Действие третье.

-

Мастерская. Константин, Игорь, Макс. Каждый лепит свою работу. Входит Алиса с большим пакетом.

АЛИСА.

- Всем привет.



Подходит к Константину. Достаёт из пакета кафтан.

- Вот такой. Подойдёт?

КОНСТАНТИН.

- Ну-ка, надень.



Алиса надевает на себя кафтан.

- Покрутись.



Алиса крутится.

- Да, ты красавица, кончено.

АЛИСА.

Возмущённо.

- Костя! Кафтан-то правильный?!

КОНСТАНТИН.

- Да, кафтан что надо! Спасибо.

АЛИСА.

Садится на диван.

- Мы на днях с Пашей в Доме художников обедали, Дмитрия видели. Он сказал, что у вас всё разрешилось, правда?

ИГОРЬ.

- Правда. Но дел я иметь с ним больше не хочу. Эти мне менеджеры. Чтоб они… Но как он это делает?



АЛИСА.

- Что?


ИГОРЬ.

- Продаёт мои работы в два раза дороже, чем я сам? Не понимаю, что он такое заказчику говорит?!

АЛИСА.

- Тоже, понимаешь, искусство. Искусство продаж называется!



КОНСТАНТИН.

- Алиса, ты помни где находишься. Не богохульствуй! Лучше расскажи, как у вас с Павлом дела? Всё в порядке? Он тебя не обижает?

АЛИСА.

- После вас, Константин, меня вообще никто не способен обидеть. Фантазии не хватит.



КОНСТАНТИН.

- Вот видишь, ты со мной, правктически, курсы молодого бойца прошла. И теперь тебе ничего не страшно. Это же здорово!

АЛИСА.

Задумчиво.

- Здорово… Только как-то… скучно, что ли.

КОНСТАНТИН.

- Тебе кажется. Со мной ещё скучнее на самом деле было бы. Паша хороший парень. Будь умницей.

Алиса встаёт с дивана. Подходит к Константину.

АЛИСА.


- Но я его не люблю. Я всё ещё люблю тебя. И никого никогда больше не буду любить так, как тебя!

КОНСТАНТИН.

- Ты опять? Алиса, сколько можно! Сейчас выгоню!

АЛИСА.


- Знаешь, я и сама уйду! Видеть тебя не могу! Тем более меня Паша дома ждёт. Ужин, наверное, приготовил… Любит, знаешь ли, заботится. А вот ты никому не нужен! Так тебе и надо!

Алиса быстрым шагом уходит не попращавшись

ИГОРЬ.

После некоторого молчания.

- Костя, я…

КОНСТАНТИН.

Резко перебивая.

- Игорь, не лезь, прошу тебя!

Константин бежит вслед за Алисой.

-

Улица рядом с мастерской. Алиса и Константин. Константин держит Алису за плечи.



КОНСТАНТИН.

- Ну, чего ты, дурочка. Я ведь тоже тебя люблю. Люблю, понимаешь, только по-своему. Я, действительно, хочу, чтоб у тебя всё было хорошо. А хорошо – это не со мной. Неужели ты не помнишь, как ты страдала, плакала, ждала меня ночами, а я в кабаках пропадал? Просто вспомни! И сейчас… Сейчас ведь с Павлом всё не так. Сейчас всё в порядке, правда?

АЛИСА.

Обнимает Константина и крепко к нему прижимается.

- Я не могу без тебя. Я умру.

КОНСТАНТИН.

- Ещё немножко, совсем немножко потерпи, и станет легче, обещаю.

АЛИСА.

- Но почему не мы с тобой? Почему?



КОНСТАНТИН.

- Потому что я должен быть один. Мне ведь тоже хорошо с тобой, но у меня другое предназначение и я не могу себя переделать, ни для тебя, ни для кого-то ещё. И, если хочешь, мы будем добрыми друзьями. потому что мы в чём-то очень похожи. Ты можешь любить по-настоящему, честно, ничего не требуя взамен. Я так творю. Всё остальное не важно.

АЛИСА.

- А я для тебя– это всё остальное, да?



КОНСТАНТИН.

- Не мучай меня, ты же умная?! Ты же всё понимаешь.

АЛИСА.

- Но я ведь ничего не прошу. Я просто хочу быть с тобой. И всё!



КОНСТАНТИН.

- Потерпи, может не Паша, может кто-то другой, но ты его обязательно встретишь. Это я точно знаю. И ты будешь счастлива, обязательно. Если ты меня любишь, то ты должна мне верить. Ты мне веришь?

АЛИСА.

- Верю.


КОНСТАНТИН.

- Вот и хорошо. Всё хорошо. Пойдём, я тебе сам чаю сделаю.

Алиса и Константин идут к мастерской.

КОНСТАНТИН.

- Только ты Игоря на свадьбу не зови. Он такой завистник!

Алиса смеётся. Константин тоже смеётся.



скачать файл



Смотрите также:
Amadeus. («Любовь бога»). Драма в трёх действиях
299.95kb.
Алексей голяков аборигены-ххi, или На диких пляжах цветы прикрывают людей Драма в пяти действиях
1428.31kb.
Анна Бородина Беллетристика А. М. Коллонтай: попытка гендерного анализа
75.31kb.
Постановление №2
301.47kb.
Можно или нельзя
43.04kb.
К глубокому сожалению, слово "гнозис" приобрело в ортодоксальной традиции предосудительный смысл с оттенком сугубо тайного магического (а не мистического) знания, противоположного понятию "вера"
113.84kb.
Троица – это не три Бога, а бог, единый в трех лицах, неразделимых, как цвета радуги. Тема номера: День Святой Троицы
42.68kb.
Инструкция по установке Amadeus Selling Platform на операционную систему Windows Vista
30.46kb.
Когда любовь к Кришне при непосредственном общении с Ним или даже на некотором расстоянии от Него оказывает постоянное сильное воздействие на преданного, такое состояние называют экзистенциальной экстатической любовью
180.95kb.
Что такое Любовь? Объяснили бы хоть? Вопрошает душа, заключенная в плоть
455.72kb.
Любовь к своей Родине
45.23kb.
Тема 21. Любовь Любить — это не значит смотреть друг на друга, а смотреть вместе в одном направлении. А. де Сент-Экзюпери Любовь в жизни человека
416.37kb.