takya.ru страница 1страница 2страница 3
скачать файл
Аптон Э. Советско-финская «Зимняя война» // От Мюнхена до Токийского залива. Сборник. М. 1992.

Война между Финляндией и СССР, длившаяся с 30 ноября 1939 по 13 марта 1940 года и известная на Западе как «Зимняя война», была прямым следствием советско-германского пакта о ненападении, заключенного в августе 1939 года. Секретный протокол к этому договору, который определял сферы влияния договорившихся сторон, включил Финляндию в сферу влияния Советского Союза.

Когда Советский Союз получил свою часть Польши, он начал принимать меры по обеспечению безопасности северо-западных подступов к его территории, особенно балтийских подступов к Ленинграду. Между 28 сентября и 11 октября 1939 года Прибалтийские республики – Эстония, Латвия и Литва – были вынуждены подписать договоры о взаимной безопасности, которые разрешали СССР иметь гарнизоны и базы на их территории. Следующим логическим шагом для России было достижение подобной же договоренности с Финляндией.

5 октября правительство Финляндии получило приглашение направить своего представителя в Москву для обсуждения «конкретных политических вопросов». Финляндское правительство хорошо представляло, какими могут быть эти вопросы. В 1938 году и в начале 1939 гола СССР предлагал Финляндии уступить некоторые острова в Финском заливе для укрепления обороны Ленинграда. Финляндское правительство отклонило эти предложения. Стало очевидным, что теперь русские требования будут возобновлены и расширены. Однако отказываться от приглашения на переговоры было нельзя, и финляндское правительство попросило Ю. К. Паасикиви стать этим представителем. Он возглавлял финляндскую делегацию, которая заключила мирный договор в Тарту в 1920 году – правовую основу последующих отношений между Финляндией и Советской Россией.

Этот договор был дополнен пактом о ненападении, подписанным в 1932 году, который должен был оставаться в силе до 1945 года.

Врученные Паасикиви инструкции разъясняли, что финляндское правительство не может вести переговоры о каком-либо пакте о взаимной помощи, территориальных уступках или создании баз на финляндской земле. Утверждалось, что это было бы несовместимо с провозглашенной Финляндией политикой нейтралитета.

Самое большее, на что Финляндия была теперь готова, это согласиться с просьбами передать СССР три острова па подступах к Ленинграду при условии получения соответствующей компенсации. Таким образом, не могло быть и речи о заключении соглашений того сорта, который были достигнуты с прибалтийскими республиками. Чтобы подкрепить свою позицию, правительство Финляндии мобилизовало армию и начало эвакуацию пограничных районов.

Переговоры открылись в Москве 12 октября 1939 года между Сталиным и Молотовым, с одной стороны, и Паасикиви – с другой. Советский Союз предложил пакт о взаимной помощи либо общего характера, либо относящийся только к зоне Финского залива. СССР далее потребовал передать ему в аренду полуостров Ханко для создания военной базы с гарнизоном численностью 5 тысяч человек, уступить все внешние острова, включая самый крупный и самый западный остров – Суурсари (Гогланд); отодвинуть государственную границу на Карельском перешейке примерно на 40 миль дальше от Ленинграда; ликвидировать все укрепления по обеим сторонам новой границы; передать СССР финскую половину полуострова Рыбачьего на севере страны и заключить соглашение, что ни одна из сторон не будет вступать в какие-либо пакты, направленные против другой стороны. В свою очередь СССР предлагал в качестве компенсации территорию в Советской Карелин в два раза большую, чем та, которую уступала Финляндия, и выражал готовность разрешить Финляндии построить укрепления на Аландских островах, которые в то время были демилитаризованы, но вооружения которых Финляндия добивалась с 1938 года.

Сталин объяснил, что эти предложения обусловлены исключительно интересами обороны Ленинграда, за исключением предложения, касающегося полуострова Рыбачьего. Его передача даст ССОР контроль над входом в фиорд Петсамо, где Финляндия имеет незамерзающий порт на Ледовитом океане, поскольку СССР стремится предотвратить высадку десанта противника в Петсамо и нанесение удара по Мурманску. Другие предложения обусловлены тем, что противник может попытаться пройти к Ленинграду либо морем через Финский залив, либо по суше через южную Финляндию и что Финляндия сама не сможет помешать этому.

Сталин указал, что его предложения позволят СССР в сочетании с новыми базами в Эстонии закрыть доступ в Финский залив, а новая граница на Карельском перешейке даст возможность Красной Армии организовать сухопутную оборону Ленинграда против нападения с севера.

Было разъяснено, что советские предложения являются минимальными условиями, продиктованными международной ситуацией, порожденной войной в Европе. Сталин признал, что они, возможно, не понравятся Финляндии, но Ленинград, второй по величине город Советского Союза. имеет население, которое немногим уступает по численности населению всей Финляндии, и государственная граница в ближайшей точке проходит всего в 32 километрах от города. «Мы не можем ничего поделать с географией, так же как и вы... поскольку Ленинград передвинуть нельзя, придется отодвинуть от него подальше границу...» Имевшиеся у Паасикиви инструкции были явно недостаточными перед лицом этих требований, и он уехал в Хельсинки для консультаций.

Горькое наследие

Внешне позиция и доводы Сталина в сложившейся международной обстановке выглядели разумными, и если бы вопрос касался только безопасности Ленинграда, можно было бы, без сомнения, выработать какое-то решение, приемлемое для обеих сторон. Но положение усугублялось событиями прошлой истории. С 1809 по 1917 год Финляндия входила н состав Российской империи как автономное Великое княжество Финляндское. Первоначально, хотя в стране и находились русские гарнизоны, внутренняя автономия Финляндии соблюдалась. Однако в 1890-х годах правительство России начало проводить в Финляндии политику русификации, что вело к ущемлению законодательных и конституционных прав финского населения. Это вызвало упорное сопротивление со стороны финнов, в результате большинство финских политических деятелей, игравших ведущую роль в 1939 году, выросли и воспитались в атмосфере национального сопротивления русскому империализму. Кроме того, сказались и последствия революции 1917 года.

Правительство большевиков признало независимость Финляндии в декабре 1917 года, хотя в то время в стране находились крупные гарнизоны революционно настроенных солдат. Когда в январе 1918 года финские социалисты попытались последовать примеру, поданному революцией в России, и создать республику рабочих, вспыхнула ожесточенная гражданская война. В этой войне русские войска передавали оружие и оказывали тайное содействие финским «красным», тогда как буржуазное правительство Финляндии получало помощь от Швеции и Германии. Революционные красные отряды были разгромлены, их участники подверглись жестоким репрессиям, а руководители нашли убежище в России.

Во время гражданской войны в России правительство Финляндии помогало контрреволюционным действиям немцев, операциям британского флота и другим антибольшевистским движениям, в ряде случаев предоставляя свою территорию для проведения этих операций; к тому же оно относилось к финским коммунистам как к предателям и русским агентам. Поэтому, хотя после заключения мирного договора 1920 года отношения между Советским Союзом и Финляндией были формально корректными, деятельность финских коммунистов служила постоянным напоминанием, что в один прекрасный день СССР может попытаться переиграть случившееся в 1918 году, используя финскую коммунистическую партию в качестве своего инструмента.

С другой стороны, советские руководители считали, что финляндское правительство относится к ним с глубокой враждебностью. Они не могли полагаться на финские заверения, что территория Финляндии вновь не будет предоставлена в распоряжение врагов СССР. Напротив, они подозревали, что финляндское правительство будет радо возможности уничтожить коммунистическую угрозу. В результате этого наследия прошлого ни СССР, ни Финляндия не доверяли друг другу. Ни одна из сторон не была готова поверить в декларируемые мотивы другой, и основа для честного компромиссного решения отсутствовала.

Поэтому неудивительно, что правительство Финляндии сочло русские предложения совершенно неприемлемыми. Никто не хотел сдавать в аренду полуостров Ханко или рассматривать столь кардинальные изменения границы. И только два влиятельных лица – сам Паасикиви и маршал Маннергейм – главнокомандующий вооруженными силами Финляндии на время войны, – выступили в пользу далеко идущих уступок. Эти двое были готовы принять большинство русских требований, касающихся Карельского перешейка, и предложить некоторые прибрежные острова в качестве баз вместо полуострова Ханко, ибо ни один из них не имел иллюзий относительно намерений СССР и других стран мира. Оба они верили, что, если Финляндия позволит войне разразиться, ей придется сражаться в одиночку и она потерпит быстрое поражение.

Правительство отклонило их совет. Финские министры считали, что Советский Союз не начнет войну, и находились в плену иллюзий, что, если дело дойдет до войны, другие страны помогут Финляндии. Эти гибельные иллюзии подогревались жестами сочувствия со стороны многих государств, включая США, хотя шведское правительство дало ясно понять, что оно не сможет вмешаться своими вооруженными силами в советско-финляндскую войну. Маннергейм и Паасикиви указывали, что нет никаких доказательств, что какая-то другая держава сможет предложить эффективную помощь. Еще более тревожным было то обстоятельство, что Германия – традиционный противовес России в районе Балтики – убеждала Финляндию принять русские предложения.

Неуступчивость финнов

Паасикиви вернулся в Москву 23 октября. На этот раз ему придали компаньона – министра финансов Таннера. Отчасти потому, что правительство подозревало Паасикиви в слишком мягком отношении к русским. Делегация была уполномочена предложить только незначительные изменения пограничной линии на Карельском перешейке и не делать никаких уступок в вопросе о базах. В ходе второго раунда переговоров 23–24 октября Сталин слегка смягчил запросы в отношении Карельского перешейка и численности гарнизона на Ханко, но не отказался от основных требований. Финские предложения он отклонил как полностью неприемлемые. Молотов, удивленный жесткой позицией финских представителей, спросил: «Вы что, намерены спровоцировать конфликт?» Терпение русских явно иссякло.

Делегация снова возвратилась домой, и дискуссии между членами правительства и лидерами сейма возобновились. Маннергейм продолжал настаивать на компромиссе и заявил, что армия не сможет продержаться более двух недель, но и на этот раз лишь Паасикиви поддержал его. Шведский премьер-министр Хансон подтвердил в письме прежнюю позицию. Тем не менее финляндская делегация в третий раз отправилась в Москву, будучи готовой предложить только небольшую дополнительную уступку в отношении границы на перешейке и подтвердить отказ от предоставления баз. Финский министр иностранных дел Эркко был убежден, что русские блефуют. «Русские не хотят конфликта», – заявил он Таннеру, а Паасикиви было предложено «забыть, что Россия является великой державой».

Вечером 31 октября Молотов, выступая в Верховном Совете СССР, изложил советские предложения, переданные Финляндии, дав при этом понять, что упрямство Финляндии вызвано вмешательством враждебных Советскому Союзу государств. Это выступление потрясло финляндское правительство и еще более финский народ, который впервые узнал о масштабах русских требований и бурно выступил против уступок, сыграв тем самым на руку правительству.

Когда 3 ноября в Москве возобновились переговоры, они сразу же зашли в тупик. Молотов сказал: «Мы, гражданские люди, не достигли никакого прогресса. Теперь будет предоставлено слово солдатам». Но на следующий день Сталин, явно желая достичь урегулирования, выдвинул различные альтернативы аренде полуострова Ханко – например, купить его – и, наконец, предложил вместо него арендовать некоторые прибрежные финские острова. Таннер и Паасикиви считали, что это открывает путь к урегулированию, однако финляндское правительство отвергло предложения Сталина. На последней встрече 9 ноября Сталин по-прежнему пытался достичь компромисса по вопросу о базах, но финляндская делегация не могла даже обсуждать его. Переговоры затем прекратились, и 13 ноября делегация отбыла в Хельсинки.

Наступило временное затишье, и правительство Финляндии почувствовало уверенность, что оно избрало правильную линию. Никаких шагов по возобновлению переговоров оно не предприняло, эвакуированные жители начали возвращаться по домам, планировалось возобновить занятия в школах, усилились требования о демобилизации.

Из отчетов о переговорах в Москве ясно, что Сталин искренне хотел достичь мирного решения, но не собирался отказываться от основных требований. Когда 9 ноября стало очевидным, что добиться этого не удастся, он разрешил использовать другие средства.

Финляндию следовало припугнуть угрозой нападения, а если она не уступит, то подвергнется вторжению и договор 1920 года будет пересмотрен. С этой целью секретарь финской коммунистической партии Арви Туоминен был приглашен приехать из Стокгольма, чтобы стать премьер-министром «Финляндского народного правительства», составленного из коммунистов-эмигрантов; были предприняты шаги по созданию «Финской народной армии». Туоминен, однако, отказался, но его место премьер-министра занял другой финский эмигрант – О. В. Куусинен. Красная Армия начала сосредоточивать свои войска, была развернута пропагандистская кампания с упором на то, что финляндское правительство является орудием международного капитализма и готовит Финляндию в качестве плацдарма для империалистического нападения на СССР. Красная Армия не будет сидеть сложа руки, пока это происходит. Она поможет финскому народу сорвать эти интриги.

Трудно сказать, могло ли правительство Финляндии даже тогда спасти себя, пойдя на уступки. Но 26 ноября в Май-пиле на Карельском перешейке произошел странный инцидент в результате артобстрела погибли несколько советских солдат. Финляндскому правительству была направлена нота, обвинявшая финских артиллеристов в ответственности за это событие и требовавшая отвода от границы финских войск. В ноте говорилось, что СССР не хочет раздувать этот инцидент: это, по-видимому, подразумевало, что даже теперь Финляндия может еще отказаться от своей позиции. Но дело в том, что финны не открывали огня. Были ли эти снаряды выпущены случайно, или имел место спланированный инцидент – неизвестно, но в любом случае это произошло на советской стороне границы. Поэтому финляндское правительство, считая себя невиновным, отвергло обвинения и предложило обсудить лишь взаимный отвод войск от границы. Это, несомненно, стало решающим событием.

Советское правительство увидело, что даже сейчас финны не вняли предупреждениям и не пойдут на уступки. И оно приступило к действиям: 29 ноября отозвало своих дипломатических представителей и, игнорировав запоздалое финское предложение об одностороннем отводе войск, 30 ноября начало военные действия против Финляндии на суше, на море и в воздухе. 1 декабря было объявлено о создании Финляндского народного правительства. Это «правительство» обратилось с призывом к народу Финляндии свергнуть своих угнетателей и приветствовать Красную Армию как освободительницу. 2 декабря Финляндское народное правительство подписало договор с СССР, приняв все советские требования в обмен на обещание о передаче всей Советской Карелии. Таким образом, СССР создал марионеточный режим, который он готовился навязать Финляндии путем военной оккупации, и тем самым автоматически исключил возможность достижения компромиссного решения с реальным правительством Финляндии.

Создание этого марионеточного правительства во главе с Куусиненом было наибольшей ошибкой, сделанной Советским Союзом, поскольку правительство Куусинена не получило никакой поддержки внутри Финляндии. Напротив, продемонстрировав советские намерения, оно способствовало сплочению и усилению сопротивления финнов. Ошибка быстро стала очевидной, но к тому времени Советское правительство уже связало себе руки и должно было продолжать политику, оказавшуюся весьма обременительной и создавшую трудности, которые, безусловно, не имелись в виду, когда эта политика начала осуществляться.

Финская армия

Численность населения Финляндии в 1939 году не превышала 4 миллионов человек, что позволяло создать армию из 16 дивизий. Но денег не хватало, поэтому в армии имелось только девять дивизий и возможность создать еще три дополнительных после начала войны. Финская армия состояла из трех компонентов: небольшого костяка профессиональных офицеров и унтер-офицеров, вокруг которого из ежегодно призываемых новобранцев создавался второй компонент – армия мирного времени. После прохождения службы демобилизованные солдаты зачислялись в резерв – третий компонент армии.

Страна была поделена на девять военных округов, каждый из которых выставлял одну дивизию, с постоянным местным штабом, складами и арсеналами. По получении извещения о призыве резервисты являлись на свои пункты сбора, получали снаряжение, и дивизия готовилась к переброске на фронт.

Однако в техническом оснащении армии имелись серьезные недостатки. Пехотинцам не хватало автоматического оружия, что лишь отчасти компенсировалось наличием пистолетов-пулеметов «суоми». Не хватало обмундирования и палаток. Особенное беспокойство у командования вызывала острая нехватка артиллерии. Каждая дивизия имела по штату 18 81-мм минометов, но заказ на 120-мм минометы остался невыполненным. На вооружении каждой дивизии находилось 36 артиллерийских орудий, выпущенных еще до 1918 года, запас боеприпасов составлял 640 снарядов на орудие и даже к концу войны внутреннее производство снарядов не превышало 3500 снарядов вдень. Резервной артиллерии было мало. В армии насчитывалось всего 112 противотанковых 37-мм пушек, зенитной артиллерии не было (имевшиеся 100 зенитных орудий предназначались для обороны городов). 11спытывался недостаток автотранспорта и средств связи.

Военно-воздушные силы насчитывали около 100 боевых самолетов, имелся также небольшой военно-морской флот и хорошо развитая система береговой обороны, унаследованная Финляндией от России в 1917 году.

До некоторой степени эти недостатки в материально-техническом оснащении компенсировались высоким морально-боевым духом и индивидуальной подготовкой личного состава, обученного боевым действиям в озерно-лесистой местности. В зимних условиях широко использовались отряды лыжников.

Однако в подготовке также имелись слабые места. Практики в проведении крупных наступательных операций почти не было, и это заметно сказалось на действиях войск в тех редких случаях, когда подобные попытки делались. Еще более серьезным недостатком было то, что офицеры – особенно на высших уровнях – не имели опыта управления крупными соединениями в боевых условиях. Средства на проведение крупных военных учений выделялись редко, и все эти узкие места теперь предстояло устранить непосредственно на поле боя.

Советские вооруженные силы

Красная Армия существенно отличалась от финской. В ее рядах в 1939 году насчитывалось 180 дивизий, но в русско-финляндской войне участвовало только около 45 дивизий.

Наиболее крупное различие лежало в технической оснащенности. По штату советская стрелковая дивизия имела в два раза больше пулеметов и в два раза больше полевой артиллерии, чем финская, кроме того, имелись многочисленные корпусная артиллерия и танки. В ходе войны Советский Союз в общей сложности использовал против финнов около 1,2 миллиона человек, 1,5 тысячи танков и 3 тысячи самолетов. В дополнение к этому русские располагали неограниченным запасом боеприпасов, многочисленным моторизованным транспортом и средствами связи; их материальное преимущество было, следовательно, ощутимым.

Советское командование рассчитывало на скоротечную кампанию, которая должна была завершиться оккупацией всей Финляндии. Но советские войска не оправдали этих надежд, так как Красная Армия, по существу, оказалась неспособной эффективно использовать превосходную военную технику и оснащение. Советская военная теория была вполне современной и учебные уставы впечатляющими, но эта теория оказалась непригодной для практических действий в специфических условиях финского ТВД, и в этом заключалась основная слабость русских. Их войска, обученные для действий на открытой местности, не научились еще эффективно действовать в лесах и оказались привязанными к дорогам.

Но самым слабым местом Красной Армии были неуклюжая шаблонность в проведении операций и очевидная неспособность наладить взаимодействие различных родов войск. На ранних стадиях войны пехота, танки и артиллерия нередко вели боевые действия, слабо поддерживая друг друга. В этом, возможно, частично отразились последствия великой «чистки», которая привела к уничтожению офицерского корпуса в 1936–1938 годах, а усиление влияния политических комиссаров, по-видимому, сдерживало развитие предприимчивости и личной инициативы. Каковы бы ни были причины, Красная Армия в 1939 году не сумела применить на практике сложные современные доктрины, предусмотренные военной теорией, или претворить в жизнь талантливо составленные стратегические планы советского командования. В результате Красной Армии фактически пришлось прекратить боевые действия против финнов и срочно провести всестороннюю переподготовку, прежде чем возобновить их с перспективой на успех.

Вызывает удивление то, что русские оказались плохо оснащенными для ведения военных действий в зимних условиях. Они не имели хорошо обученных лыжных батальонов, а попытки использовать импровизированные части закончились неудачей. Русские пехотинцы не имели белых маскхалатов, их автомашины и оружие часто не были приспособлены для использования при сильных морозах. За исключением первых нескольких недель, вся кампания проходила в исключительно тяжелых зимних условиях, так что эти недостатки серьезно сказались на ней.

Действия советских военно-воздушных сил также были мало-удовлетворительными. Несмотря на полное господство в воздухе, советская авиация не оказала решающего влияния на исход войны. Конечно, зимние условия и длинные темные ночи ограничивали действия воздушных сил. Надо также отметить, что советская авиация резко сковывала передвижения финских войск в дневное время, но русские не смогли решающим образом воздействовать с воздуха на фактический ход боевых действий или нанести серьезный ущерб внутреннему фронту Финляндии. Даже с учетом высокой боевой подготовки немногочисленной финской авиации и средств ЛВО советские потери – около 800 самолетов – были весьма высокими. Это свидетельствует о том, что качество самолетов и подготовка летчиков были неудовлетворительными.

Несмотря на эти недостатки, на первый взгляд казалось, что огромный материальный перевес сам по себе должен был обеспечить Красной Армии быструю победу. На географической карте длинная советско-финляндская граница выглядела беззащитной при столь значительном неравенстве сил, но карта вводила в заблуждение. Большинство пограничных районов в 1939 году представляло собой малонаселенную местность с густыми лесами, многочисленными болотами и озерами, труднодоступную для армии того времени, и поэтому финнам не нужно было иметь непрерывную линию фронта, за исключением Карельского перешейка. В большинстве других районов необходимо было оборонять только дороги, а прилегавшие к ним вплотную леса и озера лишали наступавшие по дорогам войска свободы маневра и не позволяли использовать крупные силы. Русские войска оказались вынужденными как бы пробиваться через ряд узких ущелий. Сравнительно небольшие отряды могли заблокировать их продвижение, а линии коммуникаций по обеим сторонам границы были столь слаборазвиты, что обеспечивали снабжение лишь ограниченных сил.

Финляндское командование подсчитало, что вдоль всей границы длиной примерно 600 миль русские могут одновременно ввести в действие не более 12 дивизий: семь на перешейке и еще пять на всем остальном фронте. Поэтому для девяти финских дивизий, действовавших в благоприятных для обороны условиях, сдерживание наступления этих русских сил не выглядело невозможным. Фактически же русские преподнесли финнам неприятный сюрприз, бросив в наступление сразу 26 дивизий – хотя и не все они могли наступать вместе в одном строю. Но даже и в этом случае у Финляндии имелись неплохие перспективы навязать Красной Армии дорогостоящую войну па уничтожение. В конечном итоге Россия выиграет эту войну, но, по расчетам финнов, прежде чем это случится, к ним придет помощь извне. Они никогда не помышляли сражаться с Россией в одиночку сколько-нибудь длительное время.

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Аптон Э. Советско-финская «Зимняя война» // От Мюнхена до Токийского залива. Сборник. М
430.52kb.
Сборник для инвалидов боевых действий, ветеранов боевых действий, участников вооруженных конфликтов, семей погибших (умерших) военнослужащих
429.41kb.
Ббк 84 (2Рос-Рус) п 21 Вступительная статья В. Рогова Оформление обложки В. Гуда Пахомов Юрий п 21. Белой ночью у залива: рассказы и повесть. – М., 2010. Эко-Пресс, 2010, 254 с
3205.43kb.
Отечественная война 1812 года
20.11kb.
Зимняя сессия 2014/2015 1 курс
31.82kb.
Конкурс по Спортивным Танцам «Зимняя фантазия 2004»
45kb.
Ученые записки посвящены развитию мировой и национальной финансовых систем. Сборник состоит из пяти разделов
2399.57kb.
Сборник Анализ повести «Зал поющих кариатид»
143.38kb.
Приложение Урок по новейшей истории России «Решающая роль советско-германского фронта в разгроме Германии и ее союзников» Пушкиной Г. Б. (Моу мирновская сош торжокского района), Платнева В. П.
343.85kb.
Закон санкт-петербурга о целевой программе санкт-петербурга "строительство газопроводов высокого давления через невскую губу финского залива в 2008-2012 годах"
77.28kb.
Реферат по курсу: «история отечества»
213.35kb.
Сборник нормативных положений и рекомендаций по учебной работе
862.37kb.