takya.ru страница 1
скачать файл


На правах рукописи


БЕРЕСТНЕВА Александра Валериевна

НАЗВАНИЯ ЭКЗОТИЧЕСКИХ РАСТЕНИЙ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ (СТРУКТУРНО-СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ И НОМИНАТИВНО-МОТИВАЦИОННЫЙ АСПЕКТЫ)

10.02.01 – Русский язык

10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук
Майкоп - 2008

Диссертация выполнена на кафедре общего языкознания

Адыгейского государственного университета


Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Ачердан Нухович Абрегов


Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Макарова Людмила Сергеевна

доктор филологических наук, профессор

Лебедева Людмила Алексеевна


Ведущая организация:

Кабардино–Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова

Защита состоится «30» июня 2008 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета К 212.001.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Университетская, 208, конференц – зал АГУ.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета.


Автореферат разослан «29» мая 2008 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор А.Н.Абрегов




ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В настоящем диссертационном исследовании представлены результаты сравнительно-сопоставительного, структурно-словообразовательного и семантико-мотивационного описания лексических единиц английского и русского языков, составляющих группу названий экзотических растений, представляющую собой особый пласт лексики, сформировавшийся на разных этапах становления ботанической терминологии, которая по-разному проявляет себя в языковых картинах английского и русского языков.

Исследования последнего времени выявили большое количество языковых универсалий, свойственных всем языкам мира, или, по крайней мере, их большинству. В языке, как и в природе вообще, существует внутренний порядок, доступный нашему сознанию. Однако основательное и глубокое познание какой-либо вещи возможно при сравнении ее со многими другими вещами той же природы.

«Лингвистические универсалии есть факт отношений между лингвистическими системами, они сравнимы с фонетическими законами, этимологиями и грамматическими соответствиями, т.к. они тоже есть факт отношений между лингвистическими системами» [Рождественский 1969: 21]. Эти универсалии выявляются при типологическом исследовании путем сопоставления двух и более лингвистических систем на синхроническом уровне с учетом культурно-исторических особенностей в развитии сравниваемых языков.

Постановка вопроса о природе типологических фактов языка прежде всего требует их классификации. Установление общего, типичного в языках, само положение о том, что наряду с исключительным своеобразием и неповторимой идиоматичностью различных языков существуют какие-то общие типологические линии их развития, общие особенности в их структуре, нашло свое осмысление во многих трудах по языкознанию. При этом сходство в языках может быть результатом разнообразных причин: это может быть связано с общностью происхождения этих языков, заимствованием или калькированием семантической и словообразовательной модели, случайным совпадением и, наконец, может быть следствием независимого развития по одним и тем же законам, то есть результатом самостоятельной реализации в разных языках одинаковых языковых тенденций [Сетаров 2000].

Актуальность предпринятого диссертационного исследования определяют следующие факторы:

1) выявление основных словообразовательных моделей и изучение их сущности в конкретном лингвистическом пространстве – названиях экзотических растений - принципиально важно для установления лингвистических универсалий, а также для определения национально-специфических черт сравниваемых языков;

2) решение проблемы мотивации с позиций ономасиологического и когнитивного подходов, а также с учетом экстралингвистического фактора позволит сделать теоретические обобщения на основе детального анализа определенной группы фитонимической лексики сопоставляемых языков.

Объектом исследования являются фитонимы английского и русского языков, которые рассматриваются в настоящем исследовании как одна из составляющих ботанической терминологии.

Предметом исследования является лексико-семантическая группа (далее ЛСГ) «Названия экзотических растений» и ее структурно-словообразовательные и номинативно-мотивационные параметры в английском и русском языках.

Множественные номинации того или иного таксона (вида или рода растения) представляют собой лексико-семантическую группу номинаций, объединяемых общностью денотативного значения, но различающихся словообразовательными средствами представления номинативного значения, мотивационными признаками, многообразием сигнификативных и эмоционально-оценочных компонентов значения, чем и обусловлены цель и задачи настоящей диссертации.



Цель работы: выявить своеобразие лексико-семантической группы «Названия экзотических растений» как одной из составляющих лексической системы английского и русского языка с учетом ее структурно-словообразовательной и семантико-мотивационной репрезентации в каждом из сопоставляемых языков.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:



  1. установить основные принципы и теоретические основы формирования ЛСГ «Названия экзотических растений» и выявить корпус фитонимов данной группы лексики в английском и русском языках;

  2. провести структурно-словообразовательный анализ экзофитонимических названий английского и русского языков и определить их отражение в языковых картинах мира соответствующих этносов;

  3. определить принципы и признаки номинации экзотических растений в английском и русском языках и установить типологию мотивационных признаков в данной фитонимической лексике;

  4. выявить универсальные и национально-специфические принципы номинации путем сопоставления семантико-мотивационных параметров экзотических фитонимов в сопоставляемых языках.

Источниками фактического материала исследования послужили: 1) различные печатные издания научного и прикладного характера по ботанической тематике; 2) одно- и многоязычные ботанические словари; 3) толковые, этимологические, энциклопедические словари русского и английского языков; 4) электронная база данных по фитонимии сети Интернет.

Фактический материал исследования составляет авторская картотека названий экзотических растений (около 2000 русских и более 2500 английских), которые были извлечены нами из указанных выше источников методом сплошной выборки.

Исследование фитонимической лексики проводится в работе на основе комплексного использования системно-структурных методов лингвистического анализа: структурного, компонентного, логико-семантического, дефиниционного, сравнительного и сопоставительного с использованием словообразовательного и этимологического анализа, построения моделей, а также элементов статистической обработки материала.



Теоретической базой исследования послужили работы отечественных и зарубежных лингвистов по лексической и общей семантике, а также по словообразованию, теории номинации, контрастивистике (Л.В. Щербы, В.В. Виноградова, Ю.Д. Апресяна, В.Г. Гака, Ш. Балли, Б.Н. Головина, Е.С. Кубряковой, В.В. Лопатина, Е.А. Земской, И.В. Арнольда, А.И. Смирницкого, Х. Марчанда, Н.Д. Арутюновой, А.А. Уфимцевой, Н.Д. Шмелева, В.Н. Ярцевой, А.Д. Аракина, Г.О. Винокура, А.В.Кунина, Г.П. Нещименко, М.А. Кумахова, З.У. Блягоза, Р.Ю. Намитоковой, М.Х. Шхапацевой, А.Н. Абрегова и др.).

Названия растений неоднократно служили объектом изучения в структурно-семантическом, ономасиологическом, сопоставительном аспектах на материале одного или нескольких родственных и неродственных языков. Однако до настоящего времени в лингвистике мало специальных работ, исследующих названия экзотических растений в сопоставительно-типологическом плане. Это определило научную новизну исследования, которое представляет собой первый опыт:

1) комплексного когнитивно-ономасиологического исследования ЛСГ «Названия экзотических растений», участвующей в формировании национальной языковой картины мира;

2) проведения структурно-словообразовательного анализа в сопоставительном плане данной фитонимической лексики в английском и русском языках;

3) построения типологии номинаций экзотических растений в сопоставляемых языках;

4) выявления универсальных и национально-специфических мотивировочных признаков номинации экзотических растений.



Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в многоаспектном и комплексном подходе к анализу ЛСГ «Названия экзотических растений» с позиции контрастивной лингвистики. Данная работа вносит определенный вклад в общую и частную ономасиологию, когнитивную лингвистику, а также в словообразование и лексикологию. Разработанный в диссертации способ исследования небольших фрагментов определенной группы лексики в разносистемных языках может представлять интерес также для типологической семантики и осмысления языковой картины мира при существенном влиянии на нее национально-культурных факторов языка.

Практическая ценность диссертации заключается в использовании результатов исследования не только в теории языкознания, но и в прагматической лингвистике, в том числе и при чтении вузовских курсов по общему и частному языкознанию, при проведении семинарских занятий по лексикологии и словообразованию, при разработке спецкурсов и спецсеминаров, а также в лексикографической практике.

Проведенное исследование позволяет вынести на защиту следующие положения:

1. Названия экзотических растений представляют собой одно из интегрированных концептуальных пространств фитонимии, репрезентированное терминологическими единствами разных уровней.

2. Различия в средствах образования названий экзотических растений у разных этносов проявляется на словообразовательном уровне языков с доминированием одного из способов словообразования, что обусловлено структурными особенностями сопоставляемых языков.

3. Мотивационный механизм номинации экзотических растений представляет собой сумму мотивационных признаков, которые можно определить в результате словообразовательного и этимологического анализа.

4. Система мотивационных признаков в ЛСГ «Названия экзотических растений» отражает как общие, так и национально-специфические особенности в системах английского и русского языков.



Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры общего языкознания Адыгейского государственного университета, выводы и результаты исследования апробированы в докладах на международных, межвузовских и внутривузовских научных и научно-практических конференциях в г. Майкопе в 2003-2007 гг., а также в г. Казань (2005), г. Владикавказ (2006), г. Санкт-Петербург (2007).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения, включающего эмпирический материал.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении представлена общая проблематика диссертации, обосновывается актуальность темы, намечаются цель и задачи исследования, изложены методы исследования, использованные в работе, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Основные проблемы и принципы лингвистического анализа фитонимической лексики» раскрывается специфика объекта исследования; определяется теоретическая платформа, необходимая для дальнейшего исследования; дается обзор различных точек зрения относительно сущности понятий «значение», «мотивация», «внутренняя форма слова»; затрагивается проблема терминологии и номенклатуры; рассматриваются слово и словосочетание как средства номинативного процесса; отмечаются подходы к решению проблемы анализа фитонимических номинаций и организации ЛСГ фитонимов.

Анализ перспективных направлений исследования языка отражает изучение отдельных фрагментов языковой картины мира. Отметим наиболее актуальные подходы для описания объектов конкретных денотативных сфер.

Прагматико-функциональное исследование смыслового наполнения номинативных единиц описывает определенное денотативное пространство, ориентированное на отражение объективных и прагматически значимых характеристик окружающей внеязыковой действительности с рациональной и эмоциональной оценкой означиваемого.

Системно-структурное описание единиц, составляющих определенные семантические общности, достигается его системностью (наличием иерархической, ядерно-периферийной организации единиц, смысловых и формальных оппозиций).

Когнитивно-ономасиологический подход ориентирован на мотивационные и номинативные модели, которые содержат во внутренней форме названий определенного класса информацию о номинируемом денотативном пространстве, т.е. мотивационную рефлексию в сознании носителей языка.

Динамический подход к описанию языковых единиц заключается в исследовании синхронно-диахронного выражения номинативного континуума, актуализирующего различные представления языковых форм, связанные с изменчивостью ментальных стереотипов.

Лингвокультурологический подход к анализу содержательной стороны единиц семантических общностей включает разнообразную этнокультурную информацию, связанную с мифологическими и религиозными воззрениями народа, с традиционными обрядами и ритуалами, которые могут фиксироваться не только внутренней формой наименования определенной семантической общности, но и народной идиоматикой [Коновалова 2001].

В лингвистической литературе существует много работ, посвященных анализу фитонимической лексики различных языков [Меркулова В.А., Рябко О.П., Абрегов А.Н., Копочева В.В., Коновалова Н.И., Панасенко Н.И., Почепцова Л.Д. и др.]. Отмеченные параметры предполагают возможность обращения к разным характеристикам этого феномена.

Однако до настоящего времени не существует однозначного определения лингвистического статуса названий растений. Одни исследователи относят их к терминам [Меркулова, 1961, 1965; Боброва, 1976; Борисова, 1989; Итунина, 1999], другие - к номенклатуре [Закаревская 1970; Иванов, 1985], третьи, определяя названия растений как номенклатуру, выделяют ряд терминологических свойств фитонимов, а именно четкую соотнесенность с денотатом, точность лексического значения, наличие обобщающего (родового) слова в предметной подгруппе [Арьянова 1989]. Следует отметить, что указанные свойства присущи большей части лексико-семантических групп конкретной лексики.

Фитонимы функционируют в лексико-семантической системе языка, где они выполняют не только номинативную, но и прагматическую, оценочную, экспрессивную и прочие функции, употребляются носителями языка наряду с любыми другими словами [Коновалова 2001]. Фитонимия представляет собой объединение лексем сходной денотативной направленности с классифицирующим интегральным семантическим признаком, в составе которой представлены частные лексико-семантические группы, характеризующие собственно лингвистические отношения между составляющими ее единицами. Исходя из данного положения, мы выделяем ЛСГ «Названия экзотических растений» в составе лексико-тематической группы названий растений.

Каковы же особенности возникновения и функционирования данной ЛСГ в английском и русском языках? Несмотря на то, что технические приемы номинации (образование слова из имеющихся в языке средств по принятым в данной языковой системе моделям; заимствование звуковой формы слова из другого языка; использование готовых языковых средств во вторичной для них функции обозначения) являются общими для всех языков мира, на характер приемов номинации оказывают влияние как особенности языкового типа, так и сложившаяся в языке лексическая система.

Языковая техника вторичной номинации, при которой происходит создание новых наименований из имеющихся в языке номинативных единиц, широко используется и в словообразовании, и в лексической сфере английского и русского языков. Так, часто при номинации экзотического растения используется название другого растения, имеющего схожие признаки. Кроме того, нельзя не упомянуть метафору и метонимию как основные способы переосмысления. Пересечение существенных для называния признаков номинируемого объекта и денотативных признаков слова, использующегося во вторичной для него функции означивания, образуют так называемую внутреннюю форму нового словесного обозначения [Беляевская 1987].

Очень часто выделяют «живую» и «стертую» внутреннюю форму. «Живой» внутренней формой обладают слова, в значении которых сохраняется мотив, легший в основу наименования: лат. Artocarpus anisophila, англ. bread-fruit tree (букв. ‘дерево с хлебными плодами’), русск. хлебное дерево (растение названо по форме плодов). «Стертой» внутренней формой обладают слова, в которых номинативная основа значения не осознается носителями языка (акация, дуб, анемон) и требуется специальное этимологическое исследование происхождения и развития значения слова.

Образование звуковых форм слов из имеющихся средств по существующим словообразовательным моделям связано с реализацией процессов деривации слов в языке. Поскольку именно в производных словах прозрачно выступает природа их мотивации, исследование словообразовательных моделей позволяет углубить имеющиеся представления о формировании значений словесных знаков, о связях предметного ряда с названиями его составляющих, о роли непосредственных ассоциаций в актах называния, о выборе того или иного признака предмета в процессе его обозначения [Колшанский 1979: 73]. Так, русск. маргаритка восходит к лат. margarite < греч. margarites – «жемчужина»; в англ. daisy “маргаритка” восх. к древнеангл. dæзеsēaзe, букв. ‘глаз дня’. Из примеров видно, что признаки, положенные в основу наименования, равно как и способы представления знаний (деривация - в русском и словосложение – в английском) неодинаковы в разных языках, хотя денотаты идентичны. Это связано с особенностями восприятия и языковой картиной мира того или иного народа.

Заимствование звуковой формы слова из другого языка несколько отличается от всех остальных перечисленных нами случаев (надо заметить, равнозначно реализуемых в сопоставляемых языках), поскольку заимствуется целиком слово как единство звучания и значения. Процесс номинации при использовании заимствованных элементов имеет разные пути и условия формирования ЛСГ «Названия экзотических растений». Так, английский язык насильственно насаждался в колониальных и полуколониальных странах (Индия, Северная Америка, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка и др.) и не мог не впитать в свой словарный состав множества слов из языков, с которыми он приходил в соприкосновение, а также имел непосредственную возможность наблюдать природные реалии тех мест и давать им свои названия. Например, cocoa из исп. cacao < мексик. cacauat «какао»; coca из исп., перу. coca «кока» (кустарник); guava из исп. guayaba «гуайва»; yucca из исп., гаит. yucca «юкка»; tomato из исп., мексик. tomate «томат». В русской фитонимике имеется около 150 названий растений, связанных с тюркскими языками. Многие из них относятся к экзотическим: айва, инжир, мушмула, хурма, фисташка, кенаф, кунжут и другие; а в настоящий период идет активное заимствование названий экзотических растений, интродуцируемых в России, в том числе и через английский язык: манго – через английский (mango), киви – из языка майори через английский (kiwi). В русский язык эти фитонимы вошли опосредованно, так как в отличие от англичан у русских раньше не было условий непосредственного контакта с этносами, на территории проживания которых произрастали экзотические растения.

Таким образом, ЛСГ «Названия экзотических растений» представляет объемный материал для исследования в разных аспектах сопоставительно-типологического анализа в английском и русском языках.



Вторая глава «Структурно-словообразовательный анализ ЛСГ «Названия экзотических растений» в английском и русском языках» посвящена выявлению структурных типов, рассмотрению словообразовательных средств, используемых при создании экзотических фитонимов, их количественной репрезентации в каждом языке.

2.1. Установление понятийных параметров в системе названий экзотических растений и определение ЛСГ «Названия экзотических растений» в данной работе привело к принятию следующего определения: экзотическое растение – это растение, которое представляется людям из других мест необычным, поскольку ареал его произрастания составляют отдаленные страны, и которое преднамеренно или случайно перенесенно за пределы своего ареала и выращивается человеком в районах, где данное растение в естественных условиях не произрастает. Для обозначения названий экзотических растений и их совокупности проф. А.Н. Абрегов предлагает ввести рабочие термины «экзофитоним», «экзофитонимия», которые в дальнейшем используются нами в работе.

Структурно-словообразовательный анализ названий экзотических растений в английском и русском языках (2.2.; 2.1.) подготовил сопоставительно-типологический анализ средств номинации экзофитонимов (2.4.).

Проведенный структурно-словообразовательный анализ экзофитонимов показал преобладание в обоих языках несколькословных наименований, что можно считать типологическим структурным показателем способа номинации данной ЛСГ. Это можно объяснить большой смысловой нагрузкой, которую несут экзофитонимические термины: помимо основной информации относительно качественных характеристик самого растения, во многих названиях содержится добавочная информация о месте произрастания или происхождения экзотического растения. Из сводной таблицы видно, что деривационные отношения развиты в области определений, тогда как композиция превалирует в опорных компонентах (Таблица 1). Возможным объяснением этого факта является тенденция левостороннего распространения словосочетаний в обоих языках, поэтому сжатию подвергаются прежде всего опорные компоненты.



Таблица 1. Способы номинации экзотических растений в английском

и русском языках

Несколькословные наименования

Однословные

наименования



Определяющее слово

Опорное слово

непроизводные

производные

непроизводное



производное

непроизводное

производное

дериваты

композиты

дериваты

композиты

дериваты

композиты

Англ. язык

611

621

208

1028

66

301

379

35

949


Русск. язык

192

1313

287

1602

201

50

275

59

43

В обоих языках в качестве составляющих терминологических словосочетаний функционирует большое количество непроизводных слов, имеющих различное происхождение: 1) фонологически адаптированные термины латинской ботанической номенклатуры (Anacardium – анакард, Amaranthus - амарант; Cassiope - кассиопея); 2) заимствованные фитонимы, данные местными жителями из ареала произрастания экзотического растения (brigalow (австр.), biwa (японск.), waddy (новозел.), uvala (африк.)); 3) исконные слова с непроизводными основами (русск. дуб – англ. oak).

С точки зрения структурно-компонентного состава в сопоставляемых языках наиболее типичным является атрибутивное словосочетание «прилагательное + существительное» с препозицией или постпозицией опорного компонента. Так, в русском языке многочисленность препозиционных словосочетаний в терминологии обусловлена влиянием латинской ботанической номенклатуры (орех американский, альтернантера зубчатая). Однако в устной и письменной речи опорный компонент занимает привычное постпозиционное положение (лимонное дерево). Подобная структурная перестановка обусловлена языковым строем русского языка, в котором характерно положение прилагательного перед существительным. Распространенность подобных словосочетаний и в английском языке объясняется тем, что «любое существительное, стоящее перед другим существительным выполняет атрибутивную функцию» [Аракин 1979: 150] и тем, что для английского языка характерно строго фиксированное взаиморасположение компонентов «определение – определяемое».

При анализе фитонимических словосочетаний английского языка нам удалось выявить 16 структурных типов. Наиболее характерные из них: сущ. + сущ. (458 наименований): soap tree (soap - мыло, tree - дерево); прил. + сущ. (369 наименований): fetid yew (fetid - зловонный, yew - тис); (сущ. + сущ.) + сущ. (132 наименования): coast-line eucalyptus (coast – побережье, line - линия, eucalyptus - эвкалипт); прил. + (сущ. + сущ.) (102 наименования): black gum-tree (black - черный, gum - эвкалипт, tree – дерево).

Анализ структурно-словообразовательных типов номинаций экзотических растений показал, что многообразие типовых структур словосочетаний в английском языке компенсируется в русском богатством словообразовательных средств.

В обоих языках аффиксация является продуктивным способом образования новых лексических единиц, однако в области фитонимического словообразования в английском языке дериваты, образованные аффиксальным способом (flooded gum, wax-creeper), представлены меньше, чем в русском (гнездовка, неклен).

Типологической особенностью английских и русских словообразовательных аффиксов является их способность классифицировать производные слова с точки зрения их частеречной принадлежности. При образовании существительных, входящих в фитонимические наименования английского языка, довольно частотно употребление суффиксов –er,y (withy ивовый прут, creeper - ползучее растениеible (возможный) - edible (съедобный); -like (подобный, похожий) – tree-like (tree - дерево); -ly (обладает качеством) – prickly-less (не содержит): leafless (leaf - лист), а также суффиксы атрибутов: ese: Japanese; -(a)n: African; -ern: eastern.

В русском языке наиболее продуктивно используются суффиксы (-(н)ик, -няк, -ик) при назывании групп кустов и деревьев, пород деревьев, молодых лесов: лилейник, прутняк, кипарисовик. Наиболее продуктивными являются следующие суффиксы прилагательных –н(ый), -ов(ый), -ск(ий): веерный, восковой, гигантский.

Из лексико-морфологических способов словообразования наиболее распространены субстантивация и адъективация. Так, в английском языке в соответствии с препозитивным положением атрибута адъективации подвергаются существительные и причастия, выполняющие роль определений в фитонимических словосочетаниях: stinking gum, drunken wort, cabbage tree. Субстантивации могут подвергаться прилагательные, причастия и глаголы: round-seeded sensible (где sensible – ощутимый, заметный). В русском языке примером конверсии могут служить адъективированные причастия, которые в составе фитонимических словосочетаний выполняют атрибутивную функцию: шипящее дерево.

Лексико-синтаксический способ, состоящий в лексикализации синтаксического единства двух и более основ и появления в результате этого нового понятия, представлен в фитонимии английского языка: Jack-in-the-pulpit аризема амурская. В русской фитонимии существует лишь один типизированный вид лексико-синтаксического словообразования – сращение. К этому способу принадлежат прилагательные, соотносимые со словосочетаниями следующей структуры: «определяющее слово + прилагательное (или причастие)»: вечнозеленый, дикорастущий.

Основные способы соединения сложного слова: а) сложение без интерфикса; б) редупликация; в) сложение с интерфиксом; г) с помощью служебных слов.

Сложение без интерфикса (простое сложение) более продуктивно в английском языке, потому что использование соединительной гласной не является типичным в английской фитонимии: coral-tree, sandalwood, apple-gum. Для русских фитонимных образований больше характерно соединение частей сложного слова при помощи интерфикса, чаще всего осложненное суффиксацией: пузыреплодник (пузыр’+е+плод+ник), что связано с необходимостью соединить в одном названии как можно больше дифференцирующих признаков.

Редупликация встречается в основном в английских названиях растений, и многие из этих названий являются заимствованными: англ. num-num, lilly-pilly, brother-brother, but-but, gum-trum; ср. русск.- намнам.

Типологической особенностью названий растений английского языка является возможность любого словосочетания стать сложным словом в связи с подвижностью границ между сложным словом и словосочетанием. Даже в лексикографических источниках одно и то же название растения имеет различное графическое оформление. Так, для английского языка характерно соединение словосочетаний с помощью служебных слов и представлено в названиях экзотических растений: Jack-in-the-pulpit, love-in-winter, bread-and-cheeses, babe-in-a-cradle. Компрессивное словообразование также характерно и для фитонимии русского языка и проявляется в образовании универбов различных типов: шоколадное дерево – шоколадник.

Анализ компонентного состава экзофитонимов английского и русского языков свидетельствует о преобладании фитонимических словосочетаний и фитокомпозитов над однокомпонентными номинациями. Общую тенденцию языков к стяжению словосочетаний и даже целых предложений в сложно-композитные комплексы можно объяснить желанием вложить в одно название максимум информации.



Третья глава «Мотивационные признаки наименований экзотических растений в русском и английском языках» представляет собой комплексное рассмотрение мотивационно-номинативных свойств экзофитонимов. Построение типологии принципов номинации (3.1.) предполагает рассмотрение мотивационных признаков в номинации экзотических растений в английском (3.2.) и русском (3.3.) языках, сопоставительный анализ моделей номинации экзофитонимов в английском и русском языках (3.4.) и направлено на выявление универсальных номинаций.

Номинативно-мотивационный анализ подтверждает возможность наличия многих общих черт в номинации экзотических растений в обоих языках. Различия между ними проявляются в основном в преобладании тех или иных признаков в каждом языке. По своей структуре экзофитонимы представлены однословными наименованиями и словосочетаниями, состоящими из двух или более компонентов. При этом словосочетания характеризуются большей смысловой информативностью.

Проведенный ономасиологический анализ позволил нам выделить основные типы мотивировочных признаков и тем самым определить, какие аспекты в номинации экзотических растений оказались наиболее существенными в английском и русском языках (Таблица 2.).

Сравнительный анализ показывает, что ядром мотивационно-номинативного поля экзофитонимов в обоих языках являются признаки формы и цвета, локатив, а также функционально-целевые признаки. Переходную зону составляют размер, признаки текстуры, запаха и вкуса, особенности произрастания, антропонимы и темпоральность. Периферию данного денотативного поля составляют количество, звук, пол/возраст и оценочно-алетические признаки.



Таблица 2. Типология признаков номинации экзофитонимов в английском и русском языках

Признаки номинации

Английский язык

Русский язык

Локатив

366

268

Цвет

260

177

Функционально-целевые

215

134

Форма

189

359

Особенности произрастания

113

59

Запах/вкус

108

77

Текстура

104

46

Антропонимы

87

129

Размер

81

112

Темпоральность

71

44

Оценочно-алетические

59

41

Пол/возраст

54

9

Количество

18

29

Звук

4

3

Следовательно, можно сделать вывод, что признаки «форма», «цвет» и «локатив» в наименованиях экзотических растений являются типичными как для английского, так и для русского языков, что отражает номинативное сознание большинства людей, фиксирующее прежде всего зрительные образы. Следует отметить, что при наличии сильного запаха основным источником номинации может стать обоняние, а при непосредственном контакте с номинантом включаются тактильные и вкусовые рецепторы. Завершающим этапом по когнитивному познанию объектов окружающего мира является оценка его полезных свойств, возможности практического применения (функционально-целевые признаки).

Как в английском, так и в русском языках при номинации растения по признаку формы номинатор прежде всего выделяет его из общего класса растений, а затем отождествляет его с другими растениями, животными, человеком, предметами быта: брюхатая пальма; butterfly-bush (букв. ‘бабочка-куст’); cannon-ball tree (cannonball “пушечное ядро”). Этим можно объяснить наличие большого количества метафоризированных номинаций по признаку формы, в которых отражаются национальные особенности восприятия действительности: русск. тещин язык, англ. babe-in-the-cradle “малыш в люльке”. Однако иногда ассоциативный ряд в разных языках может пересекаться и тогда возникают тождественные наименования: русск. трава удачи, англ. lucky clover (Oxalis deppei).

Цветообозначение является не только элементом описания объектов, но и обладает оценочными коннотациями. Набор «цвета» в английском и русском языках приблизительно одинаков, все же различие проявляется в выражении интенсивности цвета и спектре цветовых оттенков. Так, основные цвета в английском языке: белый “white”, красный “red”, желтый “yellow”, зеленый “green”, синий “blue”, коричневый “brown”, черный “black” . Основные оттенки: ochre “охра”, violet “фиолетовый”, purple “пурпурный”, rose “розовый”, indigo “индиго”, scarlet “алый”. Метафорически оттенки могут передаваться через лексемы: gold (golden) “золото”, silver “серебро”, wine “вино”, blood “кровь”. Напр.: silver-vineсциндапсус серебряный”.

В русском языке набор цветов, которые используются в номинации экзотических растений: белый, красный, серый, голубой, черный. Цветовые оттенки могут передаваться как однокорневыми лексемами: алый, розовый, фиолетовый, индиго, так и сложными лексемами: ярко-красный, зелено-сизоватый. Интенсивность цвета передают суффиксы: -ейш- (зеленейший), указывающий на превосходную степень качества, и –оват- (желтоватый), указывающий на обладание качеством в некоторой степени. Напр.: эвкалипт красноватый. Расширение цветовой гаммы происходит за счет метафоризации (свекольный, пепельный, серебристый). Напр.: фикус ржавый.

В категории цвета многие исследователи выделяют также и оценочный аспект: высокое качество (красный, золотой), негативную оценку (черный цвет), невыразительность (серый цвет). В нашем материале оправдывает себя только выразительность красного цвета, обладающего высокой репрезентативностью, богатством оттенков, метафорических образов как в английском, так и в русском языке. Черный цвет теряет свои отрицательные коннотации в названиях экзотических растений, и, наоборот, может указывать на особо ценные качества древесины с темным оттенком.

К типологическим для обоих языков относятся также локативные признаки, которые находятся в центре денотативного поля «Названия экзотических растений» и которые несут двойную информацию о растении: непосредственно локативную и практическую. В номинации растений, названных по локативному признаку, встречаются следующие прямономинативные лексемы, общие для обоих языков, которые мы расположили в порядке их количественной репрезентации: water “вода”, mountain “гора”, stone “камень”, ground “земля”, swamp “болото”, garden “сад”, wood “лес”, rock “гора”, river “река”, sea “море”, desert “пустыня” и др. Напр.: mountain gum, ground almond, swamp-sumach. Большинство географических наименований в обоих языках являются прямономинативными лексемами и являются прилагательными, производными от названий: 1) стран: пихта испанская, гуаява бразильская; 2) континентов: австралийский колокольчик, ацелия африканская, кринум американский; 3) островов и полуостровов: стиракс суматринский, хименокаллис карибский; 4) частей света: каштаносемянник южный; 5) городов и штатов: эшшольция калифорнийская; 6) названий гор: эвкалипт альпийский.

Следует отметить, что в русских названиях преобладают географические локативы, в английском языке – природные. Это можно объяснить с позиции утилитарности признаков: указание на место произрастания полезного растения в конкретном рельефе местности не актуально для экзотических растений. В английском языке обилие природных локативов можно объяснить наличием большого количества американских и австралийских названий, являющихся родиной многих экзотических растений. Локативы отражают также некоторые национально-культурные традиции: использование растений в качестве живой изгороди (английские и австралийские наименования hedge-vine - hedge “изгородь”), наличие на приусадебном участке, в саду (английские, русские наименования: жасмин садовый; garden snapdragon), использование растений с декоративными целями для украшения стен (английские наименования: wall-flower), могил (русские и английские наименования: траурный мирт; graveyard flower букв. ‘кладбищенский цветок’).

Многие локативные номинации как в русском, так и в английском языке указывают не столько место произрастания экзотического растения, а отличительные качественные признаки с прагматической точки зрения: сосна итальянская (ценное декоративное и орехоносное растение). В экзофитонимах в сочетании с локативным признаком очень часто содержится указание на цвет растения, особенно это касается деревьев: Sydney red gum “сиднейский красный эвкалипт”.

В экзофитонимах, мотивированных по функционально-целевому признаку, могут отражаться следующие практически значимые свойства растений: 1) использование растений для производства и переработки древесины; при этом актуальными являются лексемы, указывающие на разнообразные свойства дерева: пробковый дуб, бумажная береза; ironwood (iron - железо, wood - древесина); 2) использование растений для получения масел, смол, красок: эвкалипт смолоносный, мастиковое дерево; sandalwood (sandal - сандал, wood - древесина); 3) использование растений для изготовления артефактов и для бытовых нужд: посудная тыква, мочальная тыква; arrow-wood (arrow - стрела); 4) использование растения для человека и животных в пищу и в лечебных целях: шпинатное дерево, emu-tree “кустарник эму”, wartwort (wart - бородавка, wort - растение). Косвеннономинативные сочетания в этой группе номинаций являются низкочастотными: fountain-tree “дерево-фонтан” (дерево способно накапливать воду), ladys bower букв. ‘дамская беседка’ (вьющееся растение, используемое для беседок), manna-of-the-Bedouins букв. ‘манна-бедуинов’ (растение используется некоторыми племенами в пищу).

Признаки «размер» и «особенности произрастания» имеют разную актуальность в номинациях английского и русского языков. Так, в русском языке наиболее продуктивна номинативная модель, образованная по мотивационному признаку «размер». Универсальным для обоих языков является представление признака в оппозиции большой/малый – big/small (фикус низкий, California big-tree), причем достаточно часто данные лексемы входят в состав композитных образований в зоне признака наименования (bigleaf magnolia “магнолия крупнолистная”). Общая косвеннономинативная лексема для выражения признака малого размера dwarf “карлик” (dwarf-palm – карликовая пальма).

Признак, отражающий «особенности произрастания», в номинации экзотических растений имеет больше примеров в английском языке. Универсальным для обоих языков является употребление причастия для выражения динамического признака роста: creеping wintergreen “гаультерия стелющаяся”.

Определенный интерес с точки зрения сопоставительного анализа представляет собой номинативная модель по признаку «запах/вкус». Не находясь в ядре продуктивности, данный мотивационный признак оказался одним из наиболее универсальных и выражается сходными лексемами в английском и русском языках: aromatic “ароматный”, sweet “сладкий”, bitter “горький”, stink “вонючий”, musk “мускус”, lemon “лимон”, peppermint “мята”, frankincense “ладан”: sweet almond “миндаль сладкий”, bitternut-hickory “горький гикори”. Причина этого, возможно, заключается в незначительном количестве косвенных наименований, составляющих основную зону национально-специфичных номинаций.

Номинации экзотических растений по тактильным ощущениям номинатора, передающие признак «текстура», также показали значительные универсальные черты в лексическом плане: silky “шелковистый”, sharp “острый”, rough “жесткий”, thorn, bur, prick “колючка, шип”, даже в наименованиях с косвенными лексемами cotton “хлопок”, iron “железо”, leather “кожа”, velvet “бархат”: cotton-tree “хлопковое дерево”. Различие состоит в словообразовательных средствах выражения мотивационного признака: в английском – словосложение, в русском – словосложение и деривация.

Достаточное количество названий, содержащих антропонимы в своей структуре, объяснимо особенностью данной группы лексики. Большое количество экзотических растений, привозимых из других стран, получали свое наименование в честь мореплавателей и ботаников, участвовавших в походах, а также в честь известных людей, откуда растение родом: sequoia “секвойя” (в честь вождя индейцев чероки Секвойи). В этой мотивационной модели экзофитонимы также проявили значительные универсальные черты.

Фенологические номинации отмечают периодические явления в развитии живой природы, обусловленные сменой времен года, суточными периодами, теологическими обрядами и представлены большим количеством прямономинативных лексем (summer ”лето”, spring “весна”, winter “зима”, May “май”, June “июнь”, month “месяц”, day “день”, night “ночь”, morning “утро”, midday “полдень”) в сопоставляемых языках: веснянка весенняя, ночецвет, night flowering cactus. Косвеннономинативный признак долголетия выражается в следующих названиях: century-plantстолетник”, mammoth tree “мамонтово дерево” (дерево-долгожитель является современником мамонта).

Непродуктивны как в английском, так и в русском языках признаки «количество», «пол/возраст», «звук», а также «оценочно-алетические признаки». Экзофитонимы, созданные по данным номинативным моделям, представлены единичными примерами.

При анализе конкретного материала можно констатировать тот факт, что продуктами прямой номинации в подавляющем большинстве оказываются прагматические наименования экзотических растений, а также наименования, обусловленные местом произрастания. В группе непрагматических наименований растений непрямые/косвенные номинации составляют более 80%. Отсюда следует, что метафорически-метонимическая природа номинации растений есть следствие невозможности передать многие реалии природы средствами прямой номинации.

Таким образом, по совокупности наиболее продуктивных признаков, входящих в денотативное поле экзофитонимов, мы можем представить универсальную номинативную модель, отражающую средства и способы означивания экзотического растения, обусловленные определенными мотивационными признаками (цвет, форма, локатив и функционально-целевое назначение), актуальными в обоих этносах. Данная номинативная модель представляет несколькословный комплекс, состоящий из опорного слова и признака, выраженных сложными словами и дериватами в зоне признака в русском языке; и композитами – в зоне опорного слова в английском языке. Большинство определяющих слов выражены прямыми лексемами, мотивированными географическими названиями и цветообозачающими лексемами. Большое количество косвеннономинативных лексем в зоне признака «форма» характеризуется особым восприятием данного признака через ассоциации и образы, связанные с близостью мира растений к миру людей и животных и той ролью, которую они играют в повседневной жизни.

В Заключении обобщаются результаты исследования, намечаются перспективы дальнейшего изучения проблемы.



Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

      1. Берестнева, А.В. Языковые тенденции в выборе мотивирующих признаков в процессе номинации экзотических растений (на материале фитонимов русского и английского языков) / А.В. Берестнева // Известия Российского педагогического университета им. А.И. Герцена. № 16 (40): Аспирантские тетради: Научный журнал. – СПб., 2007. – С. 357-359.

      2. Берестнева, А.В. Антропонимы как часть ономастического пространства фитонимов / А.В. Берестнева // Проблемы региональной ономастики: Материалы 4-ой Всероссийской научной конференции. Майкоп, 2004. – С. 42-44.

      3. Берестнева, А.В. Структурные особенности семантической общности фитонимов – названий экзотических растений русского и английского языков / А.В. Берестнева // Актуальные проблемы общей и адыгской филологии: Материалы V Международной научной конференции. Майкоп. 2005. – С. 39-41

      4. Берестнева, А.В. Влияние языковых контактов на развитие фитонимической лексики русского и английского языков, включающей в свой состав названия экзотических растений / А.В. Берестнева // Язык и дискурс в современном мире: Материалы международной научно-лингвистической конференции 19-20 мая 2005 года. Часть 2. – Майкоп, 2005. – С. 46-49.

      5. Берестнева, А.В. Сравнительно-сопоставительный анализ фитонимов – названий экзотических растений со структурой словосочетания в русском и английском языках / А.В. Берестнева // Сопоставительная филология и полилингвизм: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции. Казань, 2005. – С. 45-47.

      6. Берестнева, А.В. Типология мотивирующих признаков номинации растений в разносистемных языках (на материале фитонимов, обозначающих экзотические растения) / А.В. Берестнева // Б.А. Алборов и проблемы кавказоведения: Материалы региональной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения Б.А. Алборова. Владикавказ, 2006.- С. 32-36.


БЕРЕСТНЕВА Александра Валериевна
НАЗВАНИЯ ЭКЗОТИЧЕСКИХ РАСТЕНИЙ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ (СТРУКТУРНО-СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ И НОМИНАТИВНО-МОТИВАЦИОННЫЙ АСПЕКТЫ)
Автореферат

Сдано в набор 10.01.08. Подписано в печать 15.01.08. Бумага типографская №1. Формат бумаги 60х84. Гарнитура Times New Roman. Печ.л. 1,0. Тираж 100 экз. Заказ 006.


Отпечатано на участке оперативной полиграфии Адыгейского государственного университета. 385000, г.Майкоп, ул.Университетская, 208.








скачать файл



Смотрите также:
Берестнева александра Валериевна названия экзотических растений в английском и русском языках
337.03kb.
Приведены различные формы фразеологических оборотов и идиом. Проведен сравнительный анализ лексических значений идиом в русском и английском языках
107.91kb.
Концепт "время" в русском и английском языках
15.76kb.
Программа курса «История экономической мысли»
106.63kb.
План-конспект открытого мероприятия по английскому языку «День Святого Валентина»
51.6kb.
Особенности речевых формул приветствия и прощания в русском и китайском языках
120.25kb.
Предлагаю список семян, саженцев и клубней лекарственных, овощных, пряных, экзотических и редких растений урожая 2013 года. Употребление этих растений очень благотворно влияет на организм
683.04kb.
Эта статья писалась летом 1996 г для другого издания, так и не увидевшего свет. Она, тем не менее, стала довольно широко известной особенно благодаря публикации в Интернете на русском и английском языках
256.99kb.
Цветообозначения и их символика в русском и испанском языках
342.93kb.
Сценарий вечера, посвященного песням на английском
25.84kb.
Современные гуманитарные исследования обращены к осмыслению концептов. Одним из таких концептов является «пространство»
316.36kb.
Российский партнер отвечает на предложенный проект финского партнера
55.48kb.