takya.ru страница 1
скачать файл
Муниципальное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №29»
Тел/факс 8(818-42)2-08-56

Sever-shcool29@yandex.ru

ЭЛЕМЕНТЫ КУЛЬТУРОЛОГИИ НА УРОКАХ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИ ИЗУЧЕНИИ «ПЕСНИ ПРО КУПЦА КАЛАШНИКОВА» М. Ю. ЛЕРМОНТОВА

Смирнова Галина Николаевна,

учитель высшей квалификационной категории

г. Северодвинск



Современный урок по произведениям русской литературы XVIII, XIX и даже XX веков не может обойтись без культурологического комментария, а точнее – элементов культурной антропологии, объектом исследования и изучения которой являются традиционные общества: система родства, взаимоотношения языка и культуры, особенности брака, семьи, жилища, пищи, разнообразие экономических систем, социальной стратификации (разделение на страты – общественные слои), значение религии и искусства.

Почему Кирибеевич скрывает от царя Ивана Грозного, что полюбил замужнюю женщину? Почему так был удивлён, поражён купец Калашников, когда, вернувшись из лавки, не застал дома Алёны Дмитриевны? Почему, узнав от жены о нанесённом ей Кирибеевичем оскорблении, Степан Парамонович посылает сразу за меньшими братьями? Почему, несмотря на одержанную купцом Калашниковым победу, его предают казни?

Все вопросы и прояснит культурологический комментарий.

Произведение Лермонтова построено так, что учителя как правило на каждую часть «Песни…» отводят по уроку. Первая часть традиционно озаглавливается «Пир Ивана Грозного».

Царский пир обставлен торжественно и празднично:



Не сияет на небе солнце красное,

Не любуются им тучки синие:

То за трапезой сидит во златом венце,

Сидит грозный царь Иван Васильевич.

Позади его стоят стольники,

Супротив его всё бояре да князья,

По бокам его всё опричники;

И пирует царь во славу божию,

В удовольствие своё и веселие.

Вдоль стен накрыты столы. Рядом с царским – столы его сыновей Ивана и Фёдора. Дальше сидят приближённые царя, соответственно знатности и положению. Против царского стола усаживали послов. На царских пирах подавали до пятисот различных кушаний и выпивали до полутораста вёдер хмельных напитков. На пиру прислуживало двести, а иногда и более слуг, среди которых были и очень знатные люди. Одни «государю есть отпущали», другие «пред великого государя пить носили». Были слуги, которые «за государевым столом стояли» и ещё другие, которые «в столы смотрели», то есть наблюдали за порядком. Жидкие кушанья наливали в мисы, из них хлебали ложками сразу по три-четыре человека. Мясные блюда подавали нарезанными на куски, и их брали руками и отправляли в рот. Это не значило, однако, что тарелками не пользовались. Перед пирующими стояли тарелки, но на них не выкладывали кушанья, а кидали обглоданные кости.

Иван Грозный был очень подозрительным. Повар, готовивший для царя, отведывал кушанье в присутствии дворцового слуги – стряпчего. Затем блюдо вручалось другому слуге – ключнику, который под охраной стряпчего нёс блюдо из кухни через весь двор. Во дворе ключник сдавал блюдо дворецкому, который заведовал царским столом. Дворецкий также отведывал кушанье. Удостоверившись, что оно не отравлено, дворецкий передавал его одному из стольников. Стольник, держал блюдо на руках, близ царского стола. От стольника блюдо принимал крайничий. Он один имел право ставить кушанье перед царём на стол, предварительно также отведав его. Таким же образом поступали и с винами. Их пробовали несколько человек, прежде чем вино доходило до царского чашника. Чашник в течение всего пира держал в руках царский кубок. Каждый раз, когда царь оборачивался к нему, чашник отливал себе из кубка в ковш немного вина и отпивал из него. Только после этого чашник передавал кубок прямо в руки царю и подхватывал его тотчас же, как только царь выпьет, чтобы царский кубок не оказался стоящим на столе. От жарко натопленных печей в палате стояла невыносимая духота. Горячий пот струился по лицам пирующих, но царь и бояре восседали в меховых шубах. На каждом была богато расшитая цветными и золотыми нитками рубашка. Она считалась исподней, нижней одеждой. Исподней одеждой считался и узкий до колен «зипун» со стоячим воротником, подпиравшим затылок. Зипун надевали на рубаху. Нередко зипун шили с рукавами другого цвета. Например, белые рукава к зипуну зелёного шёлка. В зипуне ходили дома, а если ждали гостей, то поверх надевали кафтан из цветного шёлка, парчи или бархата. От ворота до низа кафтана шли застёжки, искусно сплетённые из золотых и серебряных проволочек, а к рукавам, длиной до колен, приделаны вытканные золотом ремешки. В торжественных случаях поверх кафтана накидывали просторную и длинную, чуть не до пят, меховую шубу с огромным, как шаль, воротником. Богатство одежды считалось признаком знатности. Чем знатнее был человек, тем пышнее он наряжался.

У царя имелись особые шубы для выезда, для приёмов, для свадеб. На пиру он сидел в специальной «столовой» шубе, подбитой самим лёгким мехом – беличьим. Сверху столовая шуба была крыта белым шуршащим шёлком, что по старинным понятиям свидетельствовало о симпатии хозяина к своим гостям.

Не обойтись в комментарии к 1-ой части и без понятий «опричник» и «опричнина».

Родовитые бояре думали больше о своих владениях, чем об интересах русского государства. Многие из них становились на путь измен и предательства. Это вынудило Ивана Грозного на крайнюю меру. Он объявил наиболее важную центральную часть страны опричниной — собственной землей царя. На опричных землях деревни и сёла были отобраны у знатных владельцев, а их самих царь переселил на другие земли, названные земщиной. Опричные земли царь раздал не знатным, но преданным ему служилым людям. Это и были «опричники» - личная гвардия царя Ивана. Они не смели водить ни дружбы, ни прочного знакомства с теми, кто не был приписан к опричнине и, стало быть, считался земским. Опричники носили у седла метлу и собачью голову в знак того, что они призваны искоренять измену, вынюхивая, подобно собакам, царских недругов и выметая их, как помелом, с земли русской.

В песне Лермонтова один из героев, Кирибеевич,— опричник, а другой, купец Калашников,— земец. На льду Москвы-реки в честном кулачном бою удалой купец Калашников побеждает Кирибеевича и идет на лютую казнь. Но если бы победителем в поединке вышел Кирибеевич, он бы не понес наказания. По законам Ивана Грозного опричник мог безнаказанно ограбить и разорить земца. Любой проступок, даже тяжелое преступление, сходили с рук царским любимцам. Земец на опричника не мог даже пожаловаться. Сказать про опричника неучтивое слово значило оскорбить самого царя. В любом споре опричник считался правым. Убить земца ничего не стоило, а поднять руку на опричника считалось тяжким преступлением.



Вторая часть «Песни…» рисует нам быт и нравы купеческой семьи. В связи с этим учащемуся интересно узнать, где торговал купец Калашников, почему жил за Москвой-рекой, каков был его дом и какое место в доме было отведено купеческой жене.

У кремлевского рва, там, где теперь Красная площадь, расположился главный торг Москвы. Торговая площадь называлась «Пожаром», в память о пожаре, некогда опустошившем междуречье Москвы и Неглинки. Во времена Калашникова и Кирибеевича площадь была плотно застроена рядами палаток, рундуков, полутемных лавок. Каждый ряд имел свое название. В «сапожном» ряду московские франты, заботившиеся «о красоте сапожней», покупали мягкие сапоги из разноцветной кожи. В «кафтанном», «завязочном», «женском» портные продавали кушаки, воротники, шитые золотом, цветистые сарафаны, кафтаны и всякую другую одежду всех цветов и фасонов. В «железном» ряду знаменитые московские оружейники выставляли боевые топоры, кольчуги, мечи. Был здесь и «книжный» ряд. В нем торговали рукописными книгами, гусиными и лебяжьими перьями. Затем шли «масляный», «медовый», «селедный» и два рыбных ряда — «свежий» и «просольный». Среди деревянных навесов, рундуков и лавок словно вросла в землю длинная сводчатая галерея. Ее массивные столбы и сплющенные арки окружали обширную прямоугольную постройку. Это был Гостиный двор. «Гостями» в Древней Руси называли купцов. Слово «гостить» означало торговать, поэтому окруженные лавками и амбарами дворы, куда заморские купцы привозили и складывали свои товары, назывались «гостиными». Купец Калашников в своей лавке на Гостином дворе торговал шелками. Собственного шелка Россия в XVI веке не имела. Его привозили из Ирана или из Средней Азии. Задолго до воспетых Лермонтовым событий на узких улицах, примыкавших к торговой площади — «Пожару» жили купцы и ремесленники. В первой трети XVI века этот район обнесли полукольцом крепостной стены и стали называть Китай-городом. Китайгородская стена была ниже кремлевской, но надежнее. В Кремле пушки могли стоять только в башнях, а в Китай-городе можно было установить любое орудие в любом месте стены. Кроме того, двенадцать приземистых башен Китай-города были выдвинуты дальше от стен, нежели кремлевские, поэтому они могли поражать атакующего стену противника не только во фланг, но и с тыла. В течение XVI века дворы князей и бояр постепенно вытеснили из Китай-города дома московских купцов. Хотя лавки купцов и остались на старом месте, сами купцы вынуждены были переселиться. Кто выбрал место по сторонам Смоленской дороги, кто Новгородской, но большинство, подобно Калашникову, переехало за Москву-реку. В старой Москве все строили из дерева. Русские плотники, не зная ни пилы, ни рубанка, орудуя одним лишь топором, возводили дома, ладили заборы, наводили мосты. И все — быстро, споро. Даже мостовая и та была деревянная. Близ Кремля главные улицы выкладывали тесаными брусьями, а в боковых переулках и за Москвой-рекой устилали длинными жердями.



Дом купца Калашникова не был виден с улицы. Он стоял посреди обширного двора, окружённого глухим забором. Его высокие остроконечные колья были высоки и тесно пригнаны друг к другу. Во двор вели массивные дубовые ворота – целое сооружение с пудовыми петлями, тяжёлыми засовами и иконой под дощатым навесом. Высокое резное крыльцо, срубленное так хитроумно, что держалось на одном-единственном врытом в землю столбе, вело сразу на второй этаж. Купец Калашников с семьёй жил в верхней части дома. Нижняя служила «подклетом» - помещением для хозяйственной утвари и запасов. Слюдяные оконца тускло освещали жилые комнаты дома. Главным украшением здесь служили сундуки с домашним скарбом. Сундуки были окованы ажурными полосами железа и разукрашены прихотливой росписью. Ещё ярче были расписаны резные прялки, за которыми проводили длинные вечера хозяйка дома и её служанки. Незатейливая дубовая мебель в доме купца – стол и несколько длинных лавок – отличалась массивностью и прочностью. Лавки шли вдоль стен избы и приделывались к ним наглухо. Древнерусский дом содержался в относительной чистоте. Поучения того времени гласили: «Всегда все было бы измыто и выскоблено, и вытерто, и сметено». Или: «Грязные ноги отирать, ино лестница не угрязнится, а у сеней перед дверьми рогожу, или войлок ветшалой положи».

...Как запру я тебя за железный замок,

За дубовую дверь окованную,

Чтобы свету божьего ты не видела.

Мое имя честное не порочила...»

И, услышав то, Алена Дмитревна

Задрожала вся моя голубушка,

Затряслась, как листочек осиновый,

Горько-горько она восплакалась,

В ноги мужу повалилася.

Чего же испугалась Алена Дмитриевна?

Не легка была доля женщины в Древней Руси. До замужества она не имела права одна выходить за пределы родительской усадьбы. Замуж ее выдавали по родительской воле, и до самой свадьбы она не знала человека, с которым ей придется жить всю жизнь. В доме мужа на стене ее ждал «дурак». Так называлась плеть, предназначенная для жены. Поучения того времени не советовали мужу бить жену железными и деревянными предметами, но «поучать» жену, как тогда говорили, полагалось «вежлевенько плетью». О муже, который не бил жены, благочестивые люди говорили, что он «о своей душе не радеет и сам погублен будет и дом свой погубит». Несмотря на такие порядки, жена все же не была рабой в доме. Во всем, что касалось домашних дел, Алена Дмитриевна была полной хозяйкой, или, как говорили тогда, «госпожой». Воспитание детей, кладовые, огород, кухня были на ее попечении, и муж редко вмешивался в эту сторону домашней жизни. Однако во всем, что касалось отношений с миром, который начинался за воротами усадьбы, Алена Дмитриевна была совершенно бесправна. Она не смела ничего покупать без разрешения мужа, не могла ни с кем познакомиться без его согласия, должна была говорить с посторонними лишь о том, о чем приказывал муж. Чтобы пойти в церковь, Алена Дмитриевна тоже испрашивала разрешения у мужа. Уже то, что её не оказалось дома, когда купец вернулся из лавки, считалось тяжёлым проступком, почти преступлением.

Третья часть произведения Лермонтова описывает кулачный бой Калашникова с Кирибеевичем и казнь купца. В Древней Руси кулачный бой был любимым развлечением. Это была не драка и не ссора, а своеобразное состязание в силе, ловкости, богатырской удали.

...Как сходилися, собиралися

Удалые бойцы московские

На Москву-реку, на кулачный бой,

Разгуляться для праздника, потешиться.

И приехал царь со дружиною,

Со боярами и опричниками,

И велел растянуть цепь серебряную,

Чистым золотом в кольцах спаянную.

Оцепили место в двадцать пять сажен,

Для охотницкого бою одиночного...

Дрались обычно «стенка на стенку». Полгорода становилось одной «стенкой», а другая половина города — второй. И нередко на льду Москвы-реки разворачивалось подлинное побоище. Лермонтов воспевает, однако, не бой «стенка на стенку», а единоборство — «охотницкий бой, одиночный». Бой «один на один» происходил на глазах обеих «стенок» и обычно предшествовал общей свалке. Был еще другой вид единоборства — бой «сам на сам», или «поле». Он, однако, проходил не на льду Москвы-реки, а у Ильинских ворот Китай-города. Бой «сам на сам» — судебный поединок. Дрались обычно обидчик и обиженный. Тот, кто оказывался победителем, признавался правым, а побеждённый – виноватым. В бое «стенка на стенку» существовали свои правила: лежачего не бить, по виску и «под микитки» (под вздох) не ударять. При поединке «сам на сам» дрались без правил. Калашников «...ударил своего ненавистника прямо в левый висок со всего плеча», это говорит о том, что купец рассматривал бой с опричником на Москве-реке как судебный поединок. Да иначе он и не мог поступить. Калашников не имел права «просить поля» у Кирибеевича, как тогда назывался вызов на судебный поединок. Ведь опричник заранее считался правым. На торговой площади близ Гостиного двора, среди лавок с кренделями и сайками, возвышался круглый кирпичный помост, на который вели одиннадцать ступеней. Это и было знаменитое Лобное место.



. . . По высокому месту Лобному

Во рубахе красной с яркой запонкой,

С большим топором навострённым,

Руки голые потираючи,

Палач весело похаживает…

С Лобного места Иван Грозный обращался к народу, обвиняя в измене князей и бояр. Отсюда цари представляли народу своих наследников. С Лобного места оглашали указы о новых походах и извещали о победах русских войск.

Лобное место считалось государевой трибуной, и поэтому на нем никогда не казнили, и палачи по нему не расхаживали. Если бы даже палач вздумал подняться на Лобное место, народ не потерпел бы оскорбления городской святыни... Поэтому Лермонтов в своем произведении погрешил против исторической правды.

Думаю, что приведённые культурологические сведения, знакомящие учащихся с жизнью русского общества XVI века, сделают уроки по изучению «Песни про купца Калашникова…» М. Ю. Лермонтова интересными и заставят школьников обратиться к другим произведениям, описывающим данный период, а также к историческим источникам.

Купец Калашников



Так одевались женщины эпохи Ивана Грозного



Так одевались царь и бояре



Кулачный бой



Так выглядела Красная площадь во времена Ивана Грозного



Купеческая лавка





Купеческий дом



Посуда


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Бродский Б.И. Вслед за героями книг. «Детский мир», М.: 1984.

2. Доброхотов А.П., Калинин А.Т. Культурология: учебное пособие. М. ИД «Форум»:ИНФРА-М,2010.

3. Курукин А.А., Булычев В.Д. Повседневная жизнь опричников Ивана Грозного. М.: «Молодая гвардия», 2010.

4. Юрганов И.В., Кацва Л.А. История России XVI-XVIII вв. М.: - МИРОС,ВЕНТАНА-ГРАФ, 1995.



5. ru. wikepedia. Org >Культурология.

6. ru. Wikepedia. Org>Лобное место.
скачать файл



Смотрите также:
Элементы культурологии на уроках литературы при изучении «песни про купца калашникова» М. Ю. Лермонтова
109.51kb.
Герменевтический подход к преподаванию литературы при изучении художественных текстов на уроках литературы
61.87kb.
Уроках математики в 5 6 классе при изучении следующих тем: Доли и дроби; Процентное отношение, Решение задач на проценты
113.5kb.
Данная тема изучается в разделе "Соединения химических элементов" на уроках химии в 8 классе и занимает одно из главных мест, т к. здесь идёт знакомство с важнейшими соединениями веществ, которые нас окружают
100.88kb.
Урок литературы в 8 классе
154.63kb.
Алгоритм учебной деятельности школьников
98.66kb.
Калашникова Елена Викторовна
103.66kb.
Подход к проблеме обучения школьников описанию внешности человека
240.18kb.
«Поисково-исследовательская технология в кубановедении»
102.23kb.
Конспект урока литературы в 9-м классе по роману М. Ю. Лермонтова "Герой нашего времени" Ход урока
127.2kb.
Я стараюсь, чтобы мои песни пели драматические артисты, потому что эти песни требуют больше всего исполнения, а не украшательства. Это песни для того, чтобы их слушать, а не чтобы ими забавляться
153.67kb.
Вохтанцева Н. Применение здоровьесберегающих технологий на уроках английского языка Гладкова Е. С. Развитие устной речи на уроках английского языка Жукова А. О. Роль музыки и песен в изучении английского языка Золотухина Е
801.58kb.