takya.ru страница 1
скачать файл
МОТИВЫ И МЕХАНИЗМЫ ИННОВАЦИОННОГО ОБНОВЛЕНИЯ

Инновация — это путь в неведомое, это нару­шение сложившегося образа жизни и действий, это большой риск. Если хотите, это авантюра с заранее неизвестным результатом. Что же побуждает ученых, инженеров, изобретателей, предпринимателей, инвесторов, государствен­ных служащих, политических деятелей, масте­ров культуры становиться на этот путь, рискуя; многим? С помощью каких социальных, эконо­мических, государственно-правовых механиз­мов осуществляются инновации, чтобы свести к минимуму этот риск? Что нового может внес­ти в эти механизмы наступивший век — век эпохальных инноваций? На эти вопросы мы попытаемся дать ответы в настоящей главе.



ЧЕЛОВЕК - ИННОВАТОР ИЛИ КОНСЕРВАТОР?

Начнем с мотивов к инновациям у человека. Любая инновация, в какой бы сфере она ни происходила, — дело ума и рук человека, его целенаправленной воли. Но сопротив- ление инновациям, отстаивание сложившегося поряд­ка вещей, привычного хода дел и мысли тоже исходит от людей. Так что же из себя представ­ляет человек в этой ипостаси - он инноватор или консерватор? На этот вопрос нельзя дать однозначного ответа, ибо в каждом человеке в том или ином соотношении присутствуют, вза­имодействуют и новаторство, и консерватизм, причем с возрастом и с изменением обстоя­тельств это соотношение меняется. Да и разные тины личностей, темпераментов по-разному относят­ся к нововведениям—крупным или мел­ким. Даже национальные характеры и стерео­типы здесь сказываются. И это объективно и субъективно обосновано, закономерно и необ­ходимо.Что же побуждает человека к переменам, делает его инноватором? Можно назвать ряд факторов, побуждающих людей к переменам.

Во-первых, психологически-интеллекту­альные мотивы. Человек — существо беспокой­ное, неугомонное, стремящееся к переменам в жизни, в работе. Его потребности растут и меняются — увеличиваются и способности удовлетворять эти потребности. Спокойная, безмятежная, безынновационная жизнь, соглас­но библейской легенде, была только в раю — и то только до тех пор, пока Бог не пошел на роковые инновации, сотворив Адама, а затем Еву, которая вкусила от древа познания добра и зла и побудила к этому Адама. Отсюда и пошли научные инновации; можно сказать, что первым инноватором в роде человеческом была именно Ева. Но легенда легендой, а склонность к инновациям, к переменам заложена в природе человека, в эго психологии, и эта склонность является побудительной основой для развития интеллекта. Склонность к инновациям отлича­ет человека от других представителей животно­го мира и дает неоспоримые преимущества перед ними, служит основой для движения интеллекта (и рода человечества) от ступени к ступени, толкает его на поиск, авантюры. В неугомон- ности человека, страсти к инноваци­ям — ключ к прогрессу общества, разгадка к тайнам становления ноосферы, решающего влияния ума и труда человека на окружающую его и породившую его биосферу планеты Земля. В этом — парадокс эволюции, парадокс многотысячелетний, массовый и повседневный.

Во-вторых, фактор демографический. Глав­ный инстинкт человека, как и любого живого существа, — продолжение рода. Человеку свойственна забота о детях, внуках, о том, чтобы они жили лучше. Да и каждое следую­щее поколение, вступив в активный возраст, стремится удовлетворить свои растущие по­требности. Это побуж- дает и предков, и потом­ков к инновациям. В жизненном укладе каждо­го человека, каждого поколения выделяется инновационная фаза, когда стремление к пере­менам, чтобы утвердится в жизни, преобладает. Затем наступает период преобладания кон­сервативных настроений, но необходимость в инновациях не отпадает, чтобы обеспечить ус­ловия жизни для следующих поколений. И чем выше темпы прироста населения, повышения уровня и качества его жизни, тем сильнее де­мографические мотивы к инновациям. В усло­виях депопуляции, постарения населения, уменьшения доли населения в активном возрас­те инновационная активность снижается.

В-третьих, экономический мотив инновации весьма весом. Потребности человека, семьи растут. Ресурсы общества ограничены, за них, как и за место на рынке, идет ожесточенная конкурентная борьба. Чтобы удовлетворить эти потребности, устоять в конкурентной борь­бе, нужно постоянно изощрять свои ум, напря­гать предпринимательский дух. Кто преуспел в этой бесконечной гонке, вознаграждается «пряником» инновационной квазирентой. Кто успокоился, отстал, законсервировался, теряет конкурентоспособность, награждается «кнутом», терпит банкротство, разоряется.

Но соревнование идет не только на рынке — оно идет и в науке, и в искусстве, и в со- поставлении благосостояния семей, питания, одежды, средств передвижения, жилищ семей. Конку­ренцией, соревнованием за доступ к благам пронизана вся жизнь семей, предприятий, общин, государств, Необходимость в иннова­циях становится экономичес- ким императивом для каждого участника этого всеобщего соревнования - как внутри одного поколения, так и между смежными поколениями.

В-четвертых, социокультурные факторы также включаются в число побуди- тельных мо­тивов к инновациям. Прогресс науки, открытие новых законов развития при- роды и общества изобретение новых способов использования этих законов побуждает к применению новых знании на практике и в то же время открывает новые, неизвестные ранее горизонты перед новововедениями. Бес познания - постоянный искуситель инноваторов. Но рост культуры не только инициирует инновации в этой сфере, но и создает общий благоприятный фон для нова­торской деятельности. Неслучайно крупные ученые, конструкторы, предприниматели, го­сударственные деятели обычно увлекаются той или иной областью искусства, а иные достига­ют немалых успехов в нем. Дух творчества лежащий в основе инноваций, не знает границ. Противоречиво влияние религии на иннова­ции. Каждая религия отличается консерватиз­мом. В ее основе лежит система догматов которая тщательно охраняется и не подлежит переменам, хотя и здесь, как показывает исто­рия христианства, перемены время от времени происходят. Однако реформация в Западной Европе не только сама по себе была базисной религиозной инновацией, но и создала тот ин­новационный дух, который лежал в основе промышленной революции и других радикаль­ных перемен, обеспечивших мировое первенство западноевропейской цивилизации. Наибо­лее отчетливо инновационная направленность выражена в основном постулате кальвинизма: «Бог дал тебе способности, и твоя святая обя­занность — реализовать эти способности, до­биться успеха в жизни». Добиться успеха можно только на инновационном пути.

В этом плане следует сказать и о цивилизационных особенностях и склонностях к инно­вациям. Инновационный дух западноевропей­ской цивилизации был подхвачен и разбросан по планете выходцами из Западной Европы в Северной Америке (к которой с конца XIX в. перешло инновационное лидерство), Австра­лии и Новой Зеландии, Латинской Америке, Южной Африке. Эмигрантами становились самые активные, авантюрные, инновационно одержимые слои населения, рисковавшие иму­ществом и жизнью из страсти к переменам. Однако это не значит, что Западная Европа всегда была и будет очагом и рассадником инновационности, а иные цивилизации обрече­ны на консерватизм. В истории каждой циви­лизации, в ее жизненном цикле периоды инно­вационного порыва сменялись периодами пре­обладания консервативных тенденций. Такие периоды неоднократно перемежались в исто­рии Древнего Египта. Крупнейшим реформа-тором-инноватором в его истории был фараон Эхнатон (Аменхотеп IV). За короткое время своего правления (1419-1400 гг. до н.э.) он основал новую религию, перенес столицу, ос- тавил великолепные памятники искусства. Пе­риод инновационного взлета в Древней Греции VI—IV вв. до н.э. положил начало современной философии, науки, культуры. Была создана мировая империя Александра Македонского. Чуть раньше инновационный подъем наблю­дался в Персии (империя Ахеменидов), затем в Индии (династия Маурья, особенно при Ашоке), в Китае при императоре Цинь Ши Хуанди, который возвел Великую Китайскую стену [1.С. 92-93]. В истории любой цивили­зации, даже исчезнувшей, наблюдались перио­ды инновационного прорыва. Яркими примера­ми может служить критская цивилизация, ос­тавившая нам изумительные памятники Ми-нойского дворца; недолговечный взлет кочевой монгольской империи, когда империя Чингис­хана и Чингизидов охватывала большую часть евразийского континента; подъемов Новгород-ско-Киевской Руси при Ярославе Мудром и России при Петре I . Вот не столь отдаленные примеры XX в.: двукратное стремительное воз­рождение России после разорительных граж­данской и Великой Отечественной войн; «япон­ское чудо» 50-80-х годов и подъем «азиатских тигров»; продолжающийся четверть века взлет китайской цивилизации.

Подобные примеры можно множить. Но не следует забывать исторических уроков: вслед за подъемами следовали периоды упадка, когда инновационный дух угасал, а многие завоевания прежней эпохи засасывались рутиной по­вседневных дел или утрачивались.

Л.Н. Гумилев попытался найти разгадку этим загадочным колебаниям инновационной активности и перемещений их эпицентров по планете. По его мнению, инициатором этих взрывов является концентрация пассионариев: «Формирование нового этноса всегда связано с наличием у некоторых индивидуумов непре­одолимого внутреннего стремления к целена­правленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения, общественного или природного, причем достижение намеченной цели, часто иллюзорной или губительной для самого субъекта, представляется ему ценнее даже собственной жизни» [2. С. 252]. Пассио­нарии чаще всего гибнут: революция, подобно Сатурну, пожирает собственных детей. Но они приводят в движение готовые следовать за ними массы и порождают радикальные переме­ны в обществе. Изучив кривую жизненного цикла этноса, Л.Н. Гумилев отметил, что иас-сионарность нарастает в фазе подъема, дости­гает высшего уровня в акматической фазе, когда этнос предельно активен, начинает убы­вать в фазе надлома и постепенно сходит на нет в инерционной фазе, фазе обскурации и в реликтовом состоянии, когда развивается этни­ческая дегенерация [2. С. 204-205].

Л.Н. Гумилев ищет источник пассионарных вызовов во внешней среде, в сгустках косми­ческой энергии. Однако истинные причины инновационных подъемов в эндогенных (внут­ренних) факторах, в кризисной фазе, в кото­рой находится общество и которая побуждает активную часть общества (обычно это прини­мающий на себя тяжесть судьбоносных реше­ний авангард нового поколения) к поиску и осуществлению базисных инноваций, выводя­щих из кризиса, обеспечивающих перспективу для выживания и развития этноса, страны. «Инновации преодолевают депрессию» — это правило, сформулированное Терхардом Меншем, справедливо для нововведений в ритме цикличной динамики любой сферы общества, любого этноса, страны, цивилизации. Если сил для инновационного прорыва — в нужное время и в нужном месте — оказывается недо­статочно, этот социальный организм вытесня­ется на периферию исторического прогресса или гибнет.

До сих пор мы говорили об инновационности и ее мотивах. Какую же роль играет проти­воположный ей по знаку, но столь же необхо­димый для общества консерватизм? Каковы его мотивы, истоки и последствия?

Консерватизм служит противоядием против необдуманных, поспешных, разрушительных по своим последствиям нововведений (антиин­новаций). Он является главным инструментом наследственности в развитии системы, ее ин­ститутов и ячеек, сохранения и передачи сле­дующим поколениям наследственного ядра, ге­нотипа общества в целом, образующих его подсистемы первичных звеньев. Консерватизм ста­рается предохранить наследство от разруши­тельной силы революций и радикальных инно­ваций, инициаторы которых, увлекаясь в борь­бе со старым, стремятся разрушить старый мир до основания и построить новый мир на разва­линах старого. Это наблюдается во всякой ве­ликой революции — и французской, и россий­ской, и во время «большого скачка» в Китае. Консервативная реакция на крайности иннова­ций позволяет обеспечить необходимую про­порцию между наследственностъю и изменчи­востью в цикличной динамике систем.

В то же время консерватизм служит инстру­ентом отбора наиболее эффективных ново­введений. Инновационных идей и предложе­ний неисчислимое множество, причем боль­шинство из них являются либо аитиинновациониыми, т.е. стремлением вернуть старое под новой личиной, либо преждевременными (время для них еще не пришло), либо нереаль­ными, утопическими. Здоровый консерватизм позволяет осуществить придирчивую проверку инновационных идей, отбирать те из них, ко­торые несут прогрессивное зерно и способны преодолеть естественное сопротивление среды. Консерватизм меняется по фазам цикла в проивофазе к инновационности. Кризис усилива­ет стремление к инновациям и ослабляет кон­сервативное сопротивление им. В фазе зрелос­ти наблюдается обратное соотношение, преоб­ладает тенденция к застою.

Следует учесть и еще один немаловажный факт. Для всякой инновации есть свое время и свое место. Нельзя реформировать систему, пока она не созрела для этого, не исчерпала потенциал развития — пусть даже на базе улучшающих инноваций. Нельзя реформиро­вать без конца. Нужно на время умерять инно­вационный пыл, дать реформированной систе­ме реализовать заложенный в нее потенциал. Нельзя реформировать все одновременно, иначе общество теряет стабильность, результа­ты инноваций взаимно перекрещиваются и сма­зываются. Подобный «реформаторский зуд» наблюдался в последний период правления Хрущева и закончился для него печально. Ув­лечение одновременными экономическими, по­литическими и военными реформами М.С. Гор­бачева стало одной из причин развала СССР. Страсть к реформированию, в основе которой нередко оказывались базисные антиинновации, привела к глубокому затяжному кризису 90-х годов и тормозит преодоление его последствий в начале XXI в.

Однако и задержка с назревшими иннова­циями пагубна. Так, видимость реформаторст­ва в 80-е годы, отказ от назревших базисных инноваций во многих сферах, подавление по­пыток создать «социализм с человеческим лицом» привели к историческому краху миро­вой системы социализма. Инновационнобо-язнь, как и



Следовательно, хотя инновации органичес­ки присущи человеку и обществу, они являют­ся сложнейшим, эффективнейшим и опасней­шим видом человеческой деятельности. Он тре­бует от инноватора сверхреформаторство, погубила немало политических деятелей. Сочетания прозорливости, смелости и осторожности, стратегического мышления и умения идти на риск, способность учесть все многообразие факторов и подводных камней на новом пути и увлечь за собой колеб­лющихся, вовремя остановиться, если задуман­ные инновации «реформы дали противополож­ный ожидаемому результат.
(Яковец Ю.В. Эпохальные инновации 21в. -М. ‘’Экономика”,2004.С.368-379.)




скачать файл



Смотрите также:
Инновация это путь в неведомое, это нару­шение сложившегося образа жизни и действий, это большой риск. Если хотите, это авантюра с заранее неизвестным результатом
96.65kb.
Инновация это не просто создание и распространение новшеств, это изменения в образе деятельности, стиле мышления. Это переход системы образования из одного состояния в другое
15.24kb.
Это участие всех граждан в социуме, и в первую очередь, имеющих трудности в физическом развитии, т е
23.96kb.
Моя педагогическая философия
29.89kb.
По словам психолога Юлии Мейер, это стало еще одним свидетельством того, что формирование образа врага становится неотъемлемой частью эстонского общества, и совершенно логично, что этот процесс распространяется на детей
88.01kb.
Если театр начинается с вешалки, то любой дом начинается с прихожей. Это комната, в которой жильцы ходят чаще всего и где происходит смена уличной обуви на домашние тапочки
17.18kb.
Страх (B – 26. 02. 97)
196.65kb.
«Если это менструальная кровь, то она будет темного цвета, и ее можно будет узнать. Если это так, то воздержись от молитвы. А если другая, то соверши омовение и молись, поскольку она является венозной (кровью)»
210.23kb.
«психологические особенности леворуких младших школьников»
282.88kb.
Заповеди разумного воспитания
10.5kb.
25. Театрализованные игры в доу. Значение, своеобразие, структура, методика руководства в разных возрастных группах
35.79kb.
Роль детских и молодежных средств массовых информаций в патриотическом и нравственном воспитании подрастающего поколения
55.14kb.