takya.ru страница 1
скачать файл
Э. АХМЕДОВ,

соискатель Международной академии предпринимательства


К ВОПРОСУ О МЕСТЕ И РОЛИ НАЦИОНАЛЬНОГО БАНКА АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ
В юридической литературе высказываются различные мнения по поводу понятия и определения банковского права. В зарубежной литературе банковское право зачастую рассматривается как самостоятельная отрасль права.

Специфику банковского права иногда связывают с профессиональной деятельностью самих банков. Так, французские юристы проф. К. Гавальда и проф. Ж. Стуфле пишут, что «банковское право состоит из правил, закрепляющих статус предприятий, которые занимаются «торговлей деньгами», и предприятий, содействующих их деятельности. Значит это право профессиональное»1.

В этом кратком определении авторы связывают понимание банковского права со статусом банка. Но они не идут дальше в этом направлении и не конкретизируют границы банковского права как отрасли права. Банк определяется как предприятие, которое «торгует деньгами». С экономической точки зрения так и есть, но только отчасти. Действительно, банки привлекают денежные средства под определенный процент и затем размещают их тоже под проценты. А разница между ними составляет доход банков. Но это только характеризует саму сущность банковской деятельности, которая в современных условиях тоже изменилась.

Банки выполняют социальные функции в широком смысле этого слова. Их услуги в современном обществе становятся разнообразнее. Они осуществляют расчеты и платежи, оказывают консультационные услуги клиентам. Поэтому и банковское право шире, если рассматривать его содержание: это система правил, которая регулирует не только статус банка, но и банковскую систему, и банковские операции.

Американские юристы отмечают, что банковское право включает в себя и общие принципы организации и деятельности банков, и совокупность норм, регулирующих порядок оказания финансовых и связанных с ними услуг2. Думается, такой подход предпочтительнее. Он несколько ближе к тому определению, которое здесь доказывается. Но все же правильнее говорить не о порядке оказания услуг, а именно о банковских операциях, поскольку порядок оказания услуг определяется не только банковским, но и гражданским правом. Например, гражданское право в России защищает права потребителей. К их числу, в частности, относятся физические лица, которым банки оказывают различные банковские услуги в рамках заключаемых договоров (договоры вклада, кредита, банковской карты и др.). В общем, это все же разные отрасли права. И между ними есть четкие различия. Кроме того, банковское право регулирует не только правовой статус кредитной организации и банковские операции, но и банковскую систему в целом.

Нужно учитывать, что определение, о котором идет речь, отражает правовые категории американского права. А в американском праве нет деления системы права на отрасли, поскольку оно относится к англосаксонской правовой системе. Россия же, напротив, относится к романо-германской правовой системе, в которой принято выделять отрасли права и проводить их разграничение.

В литературе советского периода банковское право, в силу известных причин (плановая экономика), рассматривалось как часть финансового права. Профессор И.С. Гуревич считал, что банковское право является особой подотраслью финансового права3. Традиция рассматривать банковское право как подотрасль финансового права сохранилась и сегодня. Но современным условиям она уже не адекватна. Уже нет ни нэпа, с его зажатым в административные тиски рынком, ни плановой экономики (полного отсутствия официального рынка). Значит, и теорию нужно обновить так, чтобы она смогла развивать новую банковскую практику. Это не исключает того, чтобы использовать мысли предшественников в науке. Но сама теория теперь должна быть новой.

Представляется, что попытки рассматривать банковское право как часть финансового права в значительной степени обусловлены, во-первых, сложившимися традициями и инерцией науки, а во-вторых, недостаточной исследованностью проблем банковского права. Первое сдерживает второе. В-третьих, сказывается и то, что предмет финансового права долгие годы поглощал банковское право. И к этому выработался вкус и привычка. Поэтому банковская тематика по-прежнему рассматривается в учебниках по финансовому праву в темах: «Правовое положение банков», «Расчетные правоотношения», «Ценные бумаги»4.

В юридической литературе есть и другая тенденция – не отделять банковское право от гражданского и торгового права. Но, думается, она тоже, в конечном счете, производна от административного права.

Профессор М.М. Агарков определял банковское право как часть торгового права, которое, в свою очередь, было частью хозяйственного права: «В составе хозяйственного права принято различать гражданское право и торговое право, которые обычно разъединяют в качестве предметов преподавания. Банковое право в основном представляет собой специальный отдел торгового права, посвященный банкам. Выделение его основано отчасти на соображениях педагогического, отчасти систематического свойства»5.

Видимо, М.М. Агарков не мог не понимать, что тогдашняя власть просто не допустит никакой самостоятельности банковского права. Ведь банки – капитал, а нэп – передышка перед тем, как вновь наступить на капитал. От военного коммунизма тогда устала даже власть. Рынок был разрешен на короткое время и находился в тисках власти.

В начале 1990-х годов в России вновь появилось множество банков. И вновь стал актуальным вопрос о сущности банковского права, о его месте в системе российского права. Специалисты по гражданскому праву высказывают разные суждения по этим спорным вопросам.

В современной юридической литературе высказывалось мнение о том, что банковское право не может рассматриваться как отрасль права. Так, в частности, проф. Л.Г. Ефимова считает, что банковское право не является ни самостоятельной отраслью права, ни подотраслью права, в связи с тем, что «те общественные отношения, которые в известной степени регулируются «банковским правом», нельзя признать настолько своеобразными, чтобы они смогли составить предмет отдельной отрасли права»6. Вместе с тем проф. Л.Г. Ефимова считает, что термин «банковское право» прочно вошел в профессиональный язык и поэтому от него не стоит отказываться7. На взгляд автора настоящей статьи, проблема должна разрешаться не в зависимости от того, как что-то уже сложилось, а в соответствии с закономерностями деления права на отрасли. Ведь наука изучает объективные реальности. А что касается своеобразия банковских отношений, которые регулируются банковским правом, то они более чем своеобразны. Достаточно сказать, что банки, в отличие от иных хозяйственных обществ, объединены в систему. И эта система предусмотрена федеральным законом. В этом состоит очевидное своеобразие той отрасли права, которая регулирует эту систему. Поэтому у банковского права тоже есть своя система. Система норм банковского права детерминируется банковской системой. Получается, что именно у банковского права и есть, больше чем у какой бы то ни было другой отрасли права, системообразующие факторы.

Профессор О.М. Олейник пишет, что «решение вопроса о признании или не признании банковского права самостоятельной отраслью с точки зрения практического применения не имеет существенного значения...»8. С этим утверждением трудно согласиться. Именно для практики это и важно. Ведь деление права на отрасли – это инструмент, который используется практикующими юристами, работающими в странах романо-германской правовой системы. Для того чтобы правильно выбрать норму права и определить круг общественных отношений, на которые она распространяется, нужно определить ее отраслевую принадлежность.

Объективно кредитные организации берут на себя повышенную ответственность перед обществом. Ведь они работают не столько со своими, сколько с чужими денежными средствами. Поэтому между центральным банком и остальными кредитными организациями складывается система отношений, которая относится к публичному праву и построена на основе власти и подчинения центральному банку. Это и есть банковское право. Взаимоотношения кредитных организаций между собой и со своими клиентами – это сфера частных отношений, которые регулируются гражданским правом. И если эти две отрасли объединяются одним понятием «комплексная отрасль права», то это неизбежно приводит к тому, что банковское (публичное) право станет поглощать гражданское (частное) право. На практике это может привести к сужению юридической свободы хозяйствующих субъектов, к тому, что противоречит рыночным отношениям.

Нельзя согласиться с профессором О.М. Олейник9, профессором Г.А. Тосуняном10 и остальными авторами, которые считают, что банковское право – это комплексная отрасль права.

Наоборот, если в науке банковского права и в практике применения банковских норм нагромождать все, без учета особенностей предмета и границ правового регулирования, то не будет ясности в том, где заканчивается гражданское право и начинается банковское право, какие отношения регулируются гражданским правом, а какие – банковским. Это, в свою очередь, может привести к тому, что какой-то из денежных регуляторов, например Центральный банк или Министерство финансов, могут выйти за рамки своей компетенции и станут вмешиваться в гражданско-правовые отношения сторон. А стороны действуют по своей воле и в своем интересе.

Гражданское право диспозитивно и построено на равенстве прав сторон в регулируемых им отношениях. Это горизонтальные отношения. Они возникают, изменяются и прекращаются в связи со сделками между кредитными организациями и их клиентами.

Вместе с тем на банк возлагаются определенные обязанности по проведению банковских операций в соответствии с правилами, установленными законом и нормативными актами Национального Банка Азербайджанской Республики. Этим обязанностям корреспондирует право Национального Банка Азербайджанской Республики требовать исполнения этих обязанностей. Именно он устанавливает правила банковских операций, в отличие от норм гражданского права, которое регулирует сделки. Таким образом, сделки и банковские операции – различные, хотя и взаимосвязанные, понятия.

Между Национальным Банком Азербайджанской Республики и кредитной организацией существует общественное отношение, в рамках которого реализуются их взаимные права и обязанности. В этих отношениях присутствует властное начало. Поэтому такие отношения, в отличие от гражданско-правовых отношений, схематически могут быть представлены как вертикальные. Объектом таких правоотношений является часть банковской деятельности – процедура проведения самой банковской операции.

Банковская операция нужна как услуга кредитной организации, которая оказывает ее своему клиенту на основании заключенной с ним сделки. С ее помощью реализуется сделка между кредитной организацией и ее клиентом. Например, если физическое лицо заключило с банком договор вклада, то оно может дать поручение перечислить определенную сумму денег со своего вклада на счет в другом банке.

Перевод денег банком – банковская операция, которую банк осуществляет как услугу для своего клиента. Но технология перевода денег регламентирована нормами не гражданского, а банковского права. Проиллюстрируем сказанное на примере правового регулирования банковских карт. Договор банковской карты – гражданское право, а эквайринг – банковское право. И именно банковские технологии и их правовое регулирование нужно развивать. Они нуждаются в прочном правовом регулировании. Это тем более необходимо в связи с развитием информационных технологий.

Все это – самостоятельные научные направления, которые будут развиваться, если мы не будем смешивать банковское и гражданское право, технологию деятельности кредитной организации и ее сделки с клиентами. Это разные понятия, и поэтому нужна специализация в правовом регулировании данных отношений.

Банковское право – это своеобразная надстройка над гражданским правом. Оно обусловлено гражданским правом, взаимосвязано, но не совпадает с ним. Многие отрасли права и взаимосвязаны, и взаимообусловлены, но они различаются и предметом, и методом правового регулирования, а значит, имеют четкие границы.

Кредитная организация – это сторона, которая отвечает не только перед клиентом, но и перед Национальным Банком Азербайджанской Республики. Например, у заемщика нет обязанности и ответственности перед Национальным Банком Азербайджанской Республики. Субъектом банковского права в данном случае является только кредитная организация.

Определение же банковского права как комплексной отрасли права, а правоотношения тоже как комплексного размывает границы банковского и гражданского права Азербайджана.

Профессор Г.А. Тосунян полагает, что банковское право – это комплексная отрасль законодательства11. В этом утверждении смешиваются два разных понятия. Из курса теории права и государства известно, что следует различать отрасль права и отрасль законодательства. Поэтому отрасли законодательства в принципе соответствуют отраслям права, но не тождественны им. Ведь банковское законодательство – это законы (только федеральные законы), в которых содержаться нормы банковского права.

Но, как известно из теории права и государства, один и тот же закон может содержать в себе нормы различных отраслей права. Поэтому в теории права различают отрасль источников права и отрасль банковского права, а следовательно, различают систему права и систему законодательства. Это не одно и то же. Поэтому утверждение о том, что банковское право – это комплексная отрасль законодательства, ни о чем не говорит и само по себе никакой самостоятельности для банковского права не означает.

Профессор Г.А. Тосунян не проводил различий между банковским правом и банковским законодательством12.

В не так давно вышедшей книге профессора Г.А. Тосуняна под названием «Теория банковского права», как и прежде, отождествляются понятия отрасли права и отрасли законодательства. В параграфе 1, который называется «Предметное ядро банковского права», говорится: «Характеризуя предметное ядро комплексной отрасли законодательства, необходимо сделать ряд пояснений…»13 В этой же книге делается ссылка на рассуждения С.C. Алексеева о законодательстве14. Но дело в том, что до этого С.С. Алексеев написал ряд других работ, в которых дал понимание различий между отраслью права и отраслью законодательства, и поэтому его работа, вышедшая в 1994 г., на которую ссылается Г.А. Тосунян, предполагает, думается, знание всей истории вопроса, по которому, замечу, имеется обширная учебная и научная литература15. И если ее учесть, то представится ясная картина взаимосвязей между системой права и системой законодательства. Здесь же видна явную путаницу известных юристам понятий.

А поскольку в работах профессора Г.А. Тосуняна смешиваются разные понятия – «право» и «законодательство», – то в этом есть еще два недостатка. Во-первых, в теории права и государства считается важным измерять законодательство по такому критерию, как правовой закон. Это означает, что не любой закон может считаться правом, а только такой, который это право адекватно отражает. Об этом, кстати, сегодня можно прочитать во всех учебниках по теории государства и права (интересно заметить, что начиная с 1990-х годов появилось около ста различных учебников и учебных пособий по теории государства и права).

Во-вторых, коль скоро законодательство и право отождествляются, то, казалось бы, в стороне оказываются нормативные акты Национального Банка Азербайджанской Республики. Но в стороне они не оказываются, так как в книгах проф. Г.А. Тосуняна они помещены в раздел «Банковское законодательство»16. Думается, это тоже неправильно. Банковское законодательство – это законы, но никак не нормативные акты Национального Банка Азербайджанской Республики.

Вопрос о правовом статусе Национального Банка Азербайджанской Республики имеет практическое значение, и поэтому его решение может существенно повлиять на организацию и эффективность функционирования банковской системы, а возможно, и на весь ход экономической реформы. И здесь нет преувеличения. Достаточно вспомнить о том, какую роль играет денежно-кредитная система в любой экономике.

Тем более это справедливо для переходной экономики, с ее спецификой. Скоротечность экономических преобразований, переход от огосударствленной экономики к экономике, построенной на различных формах собственности, отсутствие концепции реформ – все это стало причиной для воспроизводства той конструкции Национального Банка Азербайджанской Республики, которая закреплена в законодательстве и обнаруживает ряд недостатков. Процесс создания Национального Банка Азербайджанской Республики не мог не сказаться на его целях, организационно-правовой форме, структуре и функциях, вследствие чего ему уделяется внимание в настоящей статье.

Однако, прежде чем приступить к исследованию столь сложных вопросов, как место и роль Национального Банка Азербайджанской Республики в системе государственных органов, рассмотрим понятие банковского права как отрасли права, а также признанные в теории банковского права основные компоненты банковской системы страны.

Банковское право – отрасль права, кото­рая состоит из правовых норм, регулирующих организацию банковской системы, денежное обращение, правовой ста­тус и банковские операции кредитных организаций. Как самостоятельная отрасль права, банков­ское право имеет свой предмет и метод правового регулирования.

Предмет правового регулирования – это отношения внутри банковской системы по поводу совершения банковских операций, одним из субъектов которых всегда является Национальный Банк Азербайджанской Республики.

Метод правового регулирования императивный. Банковское право основывается на методе властного приказа.

Банковские отношения регулируются нормами раз­личных отраслей права. В этом смысле банковские отношения являются общим объектом правового регулирования для нескольких отраслей азербайджанского права. В основном это такие отрасли, как конститу­ционное, банковское, гражданское, административное, финан­совое, налоговое, валютное и таможенное право. От­дельные охранительные нормы, регулирующие банков­ские отношения, содержатся в уголовном и уголовно-процессуальном праве. В этом общем объекте правового регу­лирования (банковские отношения) каждая отрасль права в той или иной мере имеет свой предмет правового регулирования. Например, в Конституции Азербайджанской Республики есть лишь несколько норм, относящихся к регулированию банковских отношений.

Банковские отношения — объект правового регулирования для нескольких отрас­лей права, а предмет правового регулирования в банков­ском праве — это отношения между Национальным Банком Азербайджанской Республики и кредитными организациями по поводу денежного обращении, банковской дея­тельности и в связи с регулированием банковских опера­ций, т.е. те отношении, в рамках которых осуществля­ются банковское регулирование и банковский надзор.

Предмет правового регулирования в банковском праве включает несколько компонентов.



Первый компонент – деньги, денежная система и денежное обращение. Они образуют экономическую основу банковской системы и банковской деятельности. Денежная система включает денежную единицу (рубль), эмиссионную функцию Центрального банка и денежное обращение. Например, в России именно такая структура денежной системы была закреплена в Законе РФ «О денежной системе». В связи с принятием Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» этот Закон был отменен. В настоящее время эти вопросы регулируются в гл. 6 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» где эта структура денежной системы не названа, но фактически воспроизведена.

Денежное обращение – это оборот наличных и безналичных денег. Безналичный оборот денег – это движение денег по счетам банков, платежи по всем безналичным расчетам.



Второй компонент – банковская система и ее элементы. Для того чтобы нормально функционировали денежная система и денежное обращение, нужны кредитные организации и центральный (эмиссионный) банк, т.е. определенная организация банковской системы и банковской деятельности. Поэтому банковское право регулирует банковскую систему, правовой статус кредитных организаций и Национального Банка Азербайджанской Республики.

Банковское право предусматривает определенную структуру банковской системы, надзор над кредитными организациями со стороны Национального Банка Азербайджанской Республики.

В Азербайджане (как и в России) сложилась двухуровневая банковская система. Первый уровень – азербайджанские кредитные организации, а также филиалы и представительства иностранных кредитных организаций. Второй уровень – Национальный Банк Азербайджанской Республики – орган банковского регулирования и банковского надзора.

Кредитные организации – юридические лица, хозяйственные общества, обладающие банковской лицензией. Они независимы в хозяйственном отношении. Вместе с тем они часть банковской системы. А данная система регулируется, и над ней установлен банковский надзор. Национальный Банк Азербайджанской Республики не имеет права вмешиваться в оперативную деятельность кредитных организаций, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

К управлению кредитными организациями предъявляются повышенные требова­ния. Например, кандидаты на должности руководителей кредитной организации согласовываются в Национальном Банке Азербайджанской Республики. Существует общее управление кредитной организацией и финансовый менеджмент (управление ее денежными потоками и финансовыми ресурсами). Банки должны соблюдать определенные финансо­вые нормативы, чтобы их обязательства по пассив­ным операциям (прежде всего по депозитам) не превы­сили их активов. Национальный Банк Азербайджанской Республики в соответствии с банковскими законами регламентирует банковскую деятельность, уста­навливая правила проведения банков­ских операций.

Третий компонент – основная и дополнительная банковская деятельность. И кредитные организации, и вся банковская система создаются ради банковской деятельности. Поэтому третий компонент предмета правового регулирования – это те отношения, которые возникают, изменяются и прекращаются в связи с организацией и осуществлением банковской деятельности.

Сюда входит:

1) банковская деятельность, т.е. банковские операции (привлечение и размещение денежных средств кредитной организацией);

2) финансовая деятельность кредитных организаций. Она осуществляется в тесной связи с проведением кредитной организацией банковских операций. Финансовая деятельность кредитной организации – это ее деятельность по созданию и использованию различных фондов, аккумулирование денег в соответствующие фонды (создание кредитных ресурсов, резервных фондов и других фондов, которые обеспечивают проведение банковских операций по привлечению и размещению денежных средств, осуществлению расчетов), управление ее активами и пассивами. Риск утраты ликвидности своих активов кредитная организация снижает за счет создания различного рода резервов в ходе проведения банковских операций. Эти резервы могут стать источником собственного финансирования на случай потери ликвидности банковских активов;

3) дополнительная банковская деятельность. К ней относится организация банковской деятельности, которая включает: а) создание или преобразование кредитной организации; б) принятие решения о регистрации кредитной организации; в) получение банковской лицензии; г) в случае необходимости – принятие мер к предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитной организации; д) деятельность кредитной организации в связи с ее участием в системе страхования вкладов; е) деятельность в связи с процедурами ликвидации кредитной организации.

К дополнительной банковской деятельности следует отнести также различные виды вспомогательной банковской деятельности (банковская охрана, финансовая безопасность, компьютеризация и техническая оснащенность проведения банковских операций).

Итак, основное содержание предмета правового регулирования в банковском праве – это банковская деятельность. Поэтому рассмотрим ее подробнее.

Банковская деятельность и банковские операции как составная часть предмета правового регулирования в банковском праве. В ряде случаев закон употребляет эти термины. Поэтому нужно выяснить понятия, которые он обозначает. Здесь есть практическая сторона вопроса. Правильное определение предмета правового регулирования помогает юристам ориентироваться в правоприменительной деятельности и, прежде всего, определить круг тех отношений, на которые распространяется действие конкретной нормы права. Например, речь может идти о налогах. Что относится, а что не относится к банковской деятельности – это вопрос, ответ на который позволяет правильно определить финансовые результаты кредитной организации и размер налоговых платежей.

Ведь налогом (НДС) облагаются не банковские операции, а сделки. Вопрос этот регулируется нормами ст. 149 НК РФ «Операции, не подлежащие налогообложению (освобождаемые от налогообложения)». В связи с этим возникает вопрос о том, как соотносятся между собой такие понятия, как «банковская деятельность», «банковская операция», «сделка с участием кредитной организации».

И было бы желательно, чтобы в законах, регулирующих банковскую деятельность, закреплялись точные понятия. Но, к сожалению, Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. «О банках и банковской деятельности» не содержит определения тех элементов, из которых состоит понятие «банковская деятельность». Или, скажем, в административном и уголовном законах содержится ответственность за незаконную банковскую деятельность.

Но при этом имеются в виду именно незаконные банковские операции. А законодатель почему-то использует термин «банковская деятельность». Видимо, потому, что банковской деятельностью могут заниматься только кредитные организации, которые имеют лицензию на осуществление банковских операций. Получается, что законодатель отождествляет банковскую деятельность с банковскими операциями.

Вопрос этот имеет практическое значение для правильного применения не только банковского, но и гражданского права. Так, в частности, на практике нет единого подхода к вопросам уступки прав требования по кредитам. Не ясно, может ли банк уступить свои права требования по выданному кредиту другой организации, которая не является кредитной.

Суть вопроса в том, что если первоначальный кредитор осуществляет деятельность, требующую лицензирования, то должен ли в этом случае новый кредитор также обладать или получать лицензию на осуществление деятельности. Как отмечается в литературе, практика не дает однозначного ответа на этот вопрос, предлагая подчас противоположные решения17.

В одном случае, когда речь шла о взыскании долга по договору банковского вклада в иностранной валюте и свое право на получение долга истец основывал на договоре цессии, кассационная инстанция, рассматривавшая дело, отметила, что уступка права по обязательству, подлежащему исполнению в иностранной валюте, относится к валютным операциям, связанным с движением капитала. Поэтому для заключения договора уступки права по договору банковского вклада в иностранной валюте резидентам необходимо получить разрешение (лицензию) банка, а у истца такого разрешения не было. Но при рассмотрении другого дела суд (кассационная инстанция) пришел к иному выводу. Договор уступки требования был заключен банком (цедентом) и закрытым акционерным обществом (цессионарием), у которого не было лицензии банка на осуществление банковской деятельности.

И при рассмотрении спора различными судебными инстанциями отмечалось, что поскольку речь идет о перемене лиц в обязательстве, а не в договоре, то специальной правосубъектности для реализации переданного права требования не требуется. Такой вывод представляется весьма спорным, ибо, по мнению юристов, на практике это может привести к успешному обходу законодательства о лицензировании отдельных видов деятельности.

Здесь есть и такой аспект. В 1990-е годы многие банки практиковали уступку прав требования организациям, которые не относятся к кредитным. Причем требования уступались только на короткий срок – на период представления в банк отчетности. Затем они тут же выкупались. Создавалась видимость отсутствия в балансе просроченной задолженности по кредитам. Доказать недостоверность отчетности можно было бы только в том случае, если бы толкование всех вышеуказанных понятий было однозначным. А именно этого и не было. Такими балансами можно было вводить в заблуждение клиентов и партнеров по бизнесу. Ведь банк принимал эти балансы, а банки могли на это ссылаться, предоставляя их своим клиентам и партнерам, в том числе другим банкам, получая, допустим, межбанковский кредит.

Основными целями торговой политики, проводимой в Азербайджанской Республике, являются:

– интеграция в мировую экономику;

– вступление во Всемирную торговую организацию;

– либерализация внешнеэкономической деятельности;

– усовершенствование действующего законодательства;

– приоритет принципа взаимности во внешнеэкономической деятельности и применение его при формировании договорно-правовой базы;

– создание инфраструктуры торговой деятельности современного типа.

В сфере денежно-кредитной политики приняты законы от:

– 29 декабря 1992 г. № 424 «О государственном долге»;

– 16 сентября 1994 г. № 882 «Об аудиторской деятельности»;

– 21 октября 1994 г. № 910 «О валютном регулировании»;

– 13 января 1995 г. № 952 «Об инвестиционной деятельности»;

– 24 марта 1995 г. № 998 «О бухгалтерском учете»;

– 17 апреля 1998 г. № 483-IQ «О грантах»;

– 7 декабря 1999 г. № 772-IIQ «Об основах финансирования муниципалитетов»;

–2 мая 2000 г. № 876-IQ «О кредитных союзах»;

–16 июня 2000 г. № 899-IQ «О защите прав инвесторов рынка ценных бумаг»;

– 4 декабря 2001 г. № 223-IIQ «О государственной пошлине»;

– 2 июля 2002 г. № 358-IIQ «О бюджетной системе»;

– 30 мая 2003 г. № 462-IIQ «О регулируемых ценах»;

– 16 января 2004 г. № 590-IIQ «О банках»;

– 5 марта 2004 г. № 594-IIQ «О лотереях»;

– 10 декабря 2004 г. № 802-IIQ «О Национальном Банке».

В условиях макроэкономической стабильности курс национальной валюты – маната, по отношению к доллару США остается стабильным. При этом обеспечена полная конвертируемость маната по текущим операциям, т.е. сняты все ограничения на куплю-продажу доллара США на внутреннем валютном рынке.

Национальный Банк Азербайджана проводит курсовую политику в режиме «регулируемого плавающего валютного курса». При этом резкие колебания спроса и предложения иностранной валюты сглаживаются валютными интервенциями.

Следует отметить, что режим плавающего обменного курса очень эффективен в условиях Азербайджана, так как, с одной стороны, обеспечивается рост валютных резервов страны за счет благоприятной для экспортеров динамики валютного курса, а с другой – курс национальной валюты в целом остается стабильным, с незначительными изменениями.

В соответствии с Указом Президента Азербайджанской Республики с 1 января 2006 г. в Азербайджане проведена деноминация национальной валюты. В связи с этим 1 новый азербайджанский манат (AzN) равен 5 000 старым азербайджанским манатам. Выпущены новые банкноты с номиналами в 1, 5, 10, 20, 50, 100 манат.

Одна из задач монетарной политики Национального Банка Азербайджана заключается в том, чтобы стимулировать снижение процентных ставок на кредитном рынке и расширить доступ реального сектора к кредитным ресурсам. Для решения этой задачи монетарная политика реализуется в двух основных направлениях:

– обеспечение стабильных темпов роста денежной массы в обращении при минимальном уровне инфляции;

– снижение ставки рефинансирования.

Как показывает опыт последних лет, Национальный Банк Азербайджана успешно реализует поставленные задачи. Так, за последние восемь лет темпы роста денежной массы превышают темпы роста ВВП. При этом расширение денежной базы сопровождается снижением процентных ставок в экономике. Ставка рефинансирования в настоящее время составляет 9%. Будучи важной составной частью трансмиссионного механизма монетарной политики, снижение учетной ставки оказывает определенное воздействие на снижение процентной ставки на кредитном рынке.



Национальный Банк Азербайджана проводит мероприятия по стандартизации нормативно-юридической базы, обеспечению контроля над деятельностью кредитных организаций в соответствии с международными нормами, усовершенствованию режима валютного контроля в соответствии со Стратегическим планом контроля банка на 2001 – 2004 гг. Были приняты законы «О банках» и «О Национальном Банке Азербайджанской Республики». Принятие Закона «О банках» обеспечило соответствие международным правовым основам банковского регулирования и контроля.



1 См.: Говальда К., Стуфле Ж. Банковское право (Учреждения – Счета – Операции – Услуги). Пер. с фр. М.: АО «Финстатинформ», 1996.

2 См.: Поллард А.М., Пассейк Ж.Г., Эллис К.Х., Дейли Ж.П. Банковское право США. М.: Прогресс, 1992. С. 5.

3 См.: Гуревич И.С. Очерки советского банковского права. Л., 1952. C. 16.

4 См., например: Финансовое право: Учебник / Под ред. проф. О.Н. Горбуновой. М.: Юрист, 1996. C. 301–393; См.: Грачева Е.Ю. Финансовое право: Схемы, комментарии: Учебное пособие. М.: Новый Юрист, 1998. С. 52–55.

5 Агарков М. М. Основы банковского права: Курс лекций. Издание 2-е. Учение о ценных бумагах. Научное исследование. Издание 2-е. М.: БЕК, 1994. С. 13.

6 См.: Ефимова Л.Г. Банковское право: Учебное и практическое пособие. М.: БЕК, 1994. С. 4.

7 Там же.

8 Олейник О.М. Основы банковского права: Курс лекций. М.: Юристъ,1997. С. 33.

9 Там же.

10 Тосунян Г.А. Государственное регулирование в области финансов и кредита в России. М., 1997; Тосунян Г.А. Банковское дело и банковское законодательство в России. М.: Дело, Лтд, 1995; Теория банковского права. Том 1. М.: Юристъ, 2002. С. 27.

11 См.: Тосунян Г.А. О понятии банковского правоотношения // Банковское дело. 1998.

12 См.: Тосунян Г.А. Банковское дело и банковское законодательство в России. М.: Дело, Лтд, 1995; Тосунян Г.А. Государственное регулирование в области финансов и кредита в России. М.,1997.

13 Тосунян Г.А. Теория банковского права. Том 1. М.: Юристъ, 2002. С. 27.

14 Там же. С. 28.

15 Еще до работ С. С. Алексеева вопрос о системе права и системе законодательства активно обсуждался. По этой теме проводились конференции.

16 См., в частности: Тосунян Г.А. Банковское дело и банковское законодательство в России. М.: Дело, Лтд, 1995; Тосунян Г.А. Государственное регулирование в области финансов и кредита в России. М., 1997; Банковское право Российской Федерации. Особенная часть. В 2 т.: Учебник / Отв. ред. Г.А. Тосунян. М.: Юристъ, 2002. Т. 1.

17 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2004.
скачать файл



Смотрите также:
К вопросу о месте и роли национального банка азербайджанской республики в системе государственных органов
225kb.
Республики казахстан
333.31kb.
О применении постановления Правления Национального банка Республики Беларусь от 31 августа 2010 г
90kb.
Состояния работы с обращениями граждан в Администрации Главы Республики Марий Эл
50.65kb.
Республиканское государственное предприятие «казахстанский центр межбанковских расчетов национального банка республики казахстан»
22.74kb.
В настоящее время все более актуальными становятся реализация и законодательное обеспечение государственных гарантий прав лиц, относящихся к национальным, этническим и языковым меньшинствам
26.17kb.
К вопросу становления модели международно-правового регулирования процессов информатизации в рамках таможенного союза, единого экономического пространства, содружества независимых государств, евразийского экономического сообщества
135.43kb.
Реферат по теме: «Конституционно-правовой статус правительства»
349.75kb.
Концерта, посвященного открытию дней культуры азербайджанской республики в республике татарстан
20.74kb.
Проведение аттестации педагогических и руководящих работников областных государственных и муниципальных образовательных учреждений
38.98kb.
Наименование, правовой статус, место нахождения Банка
764.72kb.
Календарь наиболее важных событий и мероприятий, проводимых в Удмуртской Республике в октябре-ноябре 2012 года
367.46kb.