takya.ru страница 1
скачать файл


Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Беловская основная общеобразовательная

школа им. Н.А.Лебедева

Чухломского муниципального района Костромской области

Конкурс просветительских разработок

«Семейные ценности»



Исследовательская работа

«Русский свадебный обряд»

Выполнила: учитель математики 1 категории


Глушкова Елена Вячеславовна
2012 год

Содержание работы





  1. Введение……………………………………………………………………………. 3 стр




  1. Свадебный обряд в истории………………………………………………………. 4 стр




  1. Структура русского свадебного обряда………………………………………….. 6 стр

3.1. Предвенечный этап………………………………………………………………. 7 стр


3.2. Свадебный этап…………………………………………………………………… 9 стр
3.3 Послевенечный этап………………………………………………………………12 стр


  1. Царская свадьба…………………………………………………………………….13 стр




  1. Свадебная одежда и аксессуары…………………………………………………..15 стр




  1. Родственники жениха и невесты………………………………………………… 16 стр




  1. Заключение……………………………………………………………………….. 17 стр




  1. Список литературы………………………………………………………………. 18 стр




  1. Введение

Одной из причин кризиса в духовно-нравственной сфере современного общества является разрушение традиционных устоев семьи. Кризисные явления в жизни семьи многообразны:

1. Разрушены нравственные представления о браке и семье:

- супружеские отношения в современном мире перестали быть выражением жертвенной любви и духовного единства, но выродились в проявление греховного пристрастия падшего человека к своему "я";

- почти полностью утратилось представление о необходимости пожизненной верности супругов и нерасторжимости брака (в России продолжает стремительно увеличиваться число разводов);

- супружество, воспитание детей стали восприниматься как тяжкое и нежелательное бремя.

2. Повреждены устои семьи:

- фактически полностью разрушена иерархия семейных взаимоотношений;

- утрачен традиционный уклад семейной жизни;

- нарушены родовые и семейные связи между поколениями,

- традиционные отношения послушания, почитания, уважения старших вытеснены из современной жизни и заменены активным противостоянием авторитету взрослых, игнорированием мнения родителей, педагогов.

Выход из сложившейся кризисной ситуации один: содействовать укреплению семьи посредством:

- восстановления в общественном сознании традиционной ценности брака, семьи, престижа материнства и отцовства,

- возрождения отечественной культурно-исторической и религиозной традиций,

- творческого воссоздания в современных условиях традиционного уклада жизни общества и семьи,

- формирование в государстве системы социально-педагогической и духовно-нравственной поддержки семейного воспитания.

Семья начинается с брака, брак же в христианской традиции, "есть таинство, в котором при свободном обещании верной любви освящается супружеский союз жениха с невестой для чистого рождения и воспитания детей и для взаимного вспоможения во спасении".

По слову святителя Иоанна Златоуста, брак стал для христиан "таинством любви", в котором участвуют супруги, их дети и сам Господь. Совершение этого таинственного союза любви возможно лишь в духе христианской веры, в подвиге добровольного и жертвенного служения друг другу.

Наша страна богата на традиции и праздники. Веками русский народ свято чтил и хранил свои традиции, передавая их из поколения в поколение. И сегодня, спустя уже десятки и даже сотни лет, многие обычаи до сих пор не утратили для нас интерес.

Каждый народ имеет свои взгляды и обычаи на проведение обрядов. Обряд - это народная пьеса полная тайного смысла, исполненная великой силой, систематически повторяемая, интересна вообще, так как лучше всего иллюстрирует содержание народного сознания. Здесь сливается старое с новым, религиозное с народным, а печальное с веселым.


Обряд свадьбы появился давно и сохраняется до сих пор. Ведь «играть свадьбу» - значит вводить в жизнь новую семью-институт общества, продолжающую саму его жизнь. Считается, что соблюдение свадебных обычаев и традиций сулит молодожёнам счастливую жизнь. И в настоящее время, когда частыми явлениями становятся разводы. Родители и молодожёны всё чаще обращаются к старинным свадебным традициям, надеясь на долгую счастливую семейную жизнь. Поэтому моя исследовательская работа может иметь и практическую направленность, её можно использовать при изучении обычаев и традиций, а также при подготовке к свадьбе и служить дополнительным материалом на уроках по предмету «Истоки».
Цель исследовательской работы: рассмотреть русский свадебный обряд.
Задачи:

  1. Изучить особенности свадебных обрядов разных народов.

  2. Выделить образную основу русской свадьбы.

  3. Рассмотреть сценарий и особенности действующих лиц русской свадьбы.

  4. Выделить характерные черты одежды и аксессуаров, использовавшихся в русской свадьбе.

  5. Рассмотреть родственников жениха и невесты.


2. Свадебный обычай в истории

Все началось с ребра Адама, из которого Бог создал Еву. С тех пор по всему свету мужчины рыскают в поисках ребра, и только нашедший вновь становится «совершенным», что подразумевает его полное счастье с воссоединившейся Евой.

Наряду с «браком по обычаю», который был известен еще со времени
Хаммурапи и который римляне называли «usus», древнейшей и распространенной формой женитьбы можно считать «покупку невесты». В эпоху, когда еще не чеканили денег, а денежной единицей служил скот, цена невесты колебалась от одной до двадцати овец или коров. Покупка невесты была известна и Гомеру. Позднее земледельцы стали расплачиваться плодами своего урожая.

С развитием культуры покупка невесты у римлян ещё долго сохранилась в виде символического акта. Мужчина в Риме во время обручения должен был иметь при себе весы, на которые невеста в присутствии свидетелей бросала монету.

Итак, невесту в древнем мире, а у многих народов и поныне (хотя иногда
– обрядово-символически), надо было покупать.

Параграф 128 законов Хаммурапи гласит: «Если человек взял жену и не заключил с ней договора, то эта женщина – не жена». Писец у городских ворот писал тексты брачных контрактов клинописью на глиняных табличках, которые затем обжигались и хранились на случай возможных в будущем конфликтов. Существовали разные типы брачных договоров, в том числе и контракт, оговаривающий срок действия и цель.

Со временем положение женщины в обществе улучшалось, она становилась ценностью, которая требовала гарантий. Это новое отношение к браку отражает следующий документ, датированный 135 г. н. э. и найденный в пещере у
Мертвого моря: «…Ты становишься моей женой, а я твоим супругом отныне и навеки, согласно закону Моисееву. Если я оставлю тебя, я должен вернуть тебе твой утренний дар (т. е. приданое) в размере 200 динаров…». Ниже стоят подписи мужчины и свидетелей.

Древнейшие договоры о приданом относятся еще к XVII в. до н. э.


Установленный порядок женитьбы с приданым мало отличался от того, что существовал при покупке невесты.

Браки с приданым существовали и в Афинах, и в Египте. В некоторых сохранившихся греко-египетских брачных договорах закреплены едва ли не современные желания женщин по части эмансипации.

Интересен подход древних к брачному возрасту невест. В двенадцать с половиной лет девочка считалась засидевшейся. Так что и религиозные, и гражданские установления призывали отцов выдавать своих дочерей замуж как можно раньше, «покуда они держат руку свою на их затылке» и «прежде чем девушка созреет как полная луна» т. е. до половой зрелости. Ещё и сейчас в Индии девочек обручают в младенчестве. Много детских браков известно в египетских царских династиях. Тутанхамону исполнилось примерно девять лет, когда он женился на Анхесенамон, а его невесте – одиннадцать.

Обряд «умыкания невесты» и подлинное её похищение тоже имеют глубокие исторические корни. Даже боги предпочитали свадьбу с умыканием. Зевс, отец богов, принимал облик различных животных, охотился за женщинами – жертвами своей любви. Гомеровская «Илиада» начинается с похищения женщины: Парис умыкает Елену. Основание Рима связано с «похищением сабинянок».

В Спарте, откуда гости-троянцы похитили из дворца жену царя Менелая, вызвав тем самым десятилетнюю войну. Умыкание невест для бракосочетания официально поощрялось. Жених-спартанец должен был похитить невесту, даже если предмет его любви был и без того согласен на брак.

Пережитки времен, когда умыкали невест, сохранились в свадебных обычаях многих народов, включая обычай переносить невесту через порог, чтобы обмануть подстерегающих её демонов.

Многочисленные обряды, связанные с ухаживаниями и супружеством, красивы и романтичны. Многие из них восходят к существовавшим в глубокой древности ритуалам. Исполнение таковых преследовало одну цель – союз должен быть прочным и счастливым.

У древних славян-древлян, вятичей и родимичей существовал обычай похищения невест «у воды» во время богини «женитвы» Лады, которые начинались ранней весной на Красную горку и продолжались до середины лета – дня Ивана Купалы. Там во время игр и плясок мужчины выбирали себе невест и уводили с их согласия в свои дома. Выражение «играть свадьбу» напоминает о древних играх, во время которых проходило приобретение невест. У простых поселян этот обряд сохранялся долго – вплоть до XV века.

Языческие свадьбы сопровождались веселыми и шумными празднествами, непременными участниками которых были скоморохи, плясицы, дудочники, и рожечники. Кроме обрядов, привнесённых из славянского язычества, (хороводы, песни, танцы и т. д.), некоторые перешли к нам от других народов. Были и общие. У многих народов жениха и невесту обсыпали зернами. Цель этого ритуала – в призвании удачи. Зерна пшеницы и риса – непременная принадлежность языческой свадьбы (у русских посыпали еще хмелем). Этим действием не только выражали надежду, что брак будет прочным, но и веру, что зерна передадут свою волшебную силу паре, на которую упадут, и молодые станут жить счастливо, сыто и богато. Ученые дали этому обычаю название
«продуцирующая магия».

У римлян так же, как у славян, существовал обычай петь песни новобрачным до полуночи. У русских же пением сопровождался весь свадебный обряд. А в предсвадебном девишнике невеста, её подруги и специально приглашенные бабки старались лить слёзы ручьями по всем правилам древней антипатической магии, чтобы обеспечить радостную жизнь в будущем. В свадебных песнях упоминаются языческие боги любви и радости Лада, Тур, Лель и слова, имеющие старинное происхождение: горючь-камень, скатерти браные, перепечи, гривны и каравай.

Кольцо, которым обмениваются при венчании, первоначально появилось на
Востоке, где его заимствовали древние греки, потом оно перешло к римлянам, а затем распространилось по всему миру. Кольцо, надеваемое невесте после помолвки, служило знаком её будущих намерений и тесно связано с бытовавшим некогда обычаем купли женщины. С этого момента кольцо как бы давало знак другим мужчинам, что эта женщина уж «не продается».

В 800 г. папа римский Николай объявил о праве использования колец христианами, и с того дня кольцо стало служить знаком не только материальной сделки, но и означать «верность, постоянство и целостность любви». Оно должно было напоминать людям о святости брака.

И, наконец, свидетельство о браке. Когда-то сам факт сожительства полагался достаточным, чтобы двое считались мужем и женой. Постепенно такая форма признания законным неофициального брака отошла в прошлое. Подчас женщину похищали или покупали, как рабыню, и она становилась собственностью своего мужа. Покупная цена должна была быть документально закреплена, что и послужило причиной появления свидетельства.

3. Структура русского свадебного обряда

Откуда же произошло слово свадьба? Некоторые думают, что от глагола «сводить», «соединять», основываясь на том, что брак – соединение двух лиц; другие, что от «свата», свидетеля свадебного сговора; но на самом деле свадьба произошла от древнего слова «свататься», означавшего прежде – сговариваться, соглашаться.

Свадьба издавна является началом новой семейной жизни двух людей. Современные семьи возникают обычно по обоюдному согласию и по взаимной любви. Право выбора супруга (супруги) сегодня принадлежит молодым людям. Но так было не всегда...

В ещё не столь давние времена о свадьбе договаривались родители жениха и невесты. Они сами выбирали подходящую пару для своего сына или дочери. Зачастую чувства детей не имели практически никакого значения. Какая там любовь? Выбор основывался на соответствии положения семей. Сейчас такие браки называют "брак по расчёту". Очень часто родительский расчёт бывал правильным, и возникала крепкая семья, которая жила долго и счастливо.

Свадьба игралась после окончания сельскохозяйственных работ осенью и в зимний мясоед. До этого происходил выбор невесты. На посиделках, или беседах, парни высматривали себе невесту. Существовали специальные дни (обычно праздники), когда нарядно одетые парни и девушки из разных деревень съезжались, гуляли и сговаривались о том, когда пришлют сватов. Парни и девушки зажигали костры, играли, плясали и таким образом знакомились. В некоторых деревнях зимой устраивали "навоз", то есть приглашали и привозили из соседних деревень на несколько дней девушек, устраивали вечера, на которых присматривались к ним, разузнавая, хорошо ли она умеет работать, много ли приготовила приданого. После этого парень едет на смотрины в дом к выбранной им девушке, если он нравился ей и её семье, то ему вручали "задаток" - платок, кольцо или что-либо из рукоделья. Задаток означал, что отказа ему не будет, и он может засылать сватов.

Однако чаще всего сватовство происходило не только без взаимной склонности молодых людей друг к другу, но и без предварительного знакомства, а браки совершались по принуждению. Такое явление было распространенным, и главное в таком случае заключалось в материальном или хозяйственном расчёте семей.

Русский свадебный обряд является одним из важнейших семейных обрядов.
Свадебный обряд состоит из множества элементов, среди них: обрядовые песни, причеты, обязательные обрядовые действия невесты, дружки и других участников.
Русский свадебный обряд очень разнится в разных регионах. Так, на севере России «музыкальная» часть состоит почти полностью из причетов, а на юге — почти полностью из весёлых песен, роль причета там более формальна. При этом всегда обряд представляет собой не произвольный набор песен и обрядовых действий, а систему, очень стройно организованную. Временем формирования свадебного обряда принято считать XIII — XIV век. При этом в некоторых региональных традициях в структуре и некоторых деталях обряда ощущаются дохристианские истоки, присутствуют элементы магии.
В свадебном обряде можно выделить три этапа: предвенечный, включавший сватовство и подготовку к венчанию, собственно свадебный и послевенечный.

Предвенечный этап состоял:

из сватовства, рукобитья, смотрин,“ великой недели “ – шитья приданого, обрядовой бани, девичника и прощания с “красной красотой “;

свадебный – венчание и собственно свадебный обряд;

послевенечный – “ раскрывание “молодой в доме мужа, свадебный “ княжий “стол, на следующий день бужение молодых, “ хлибины “ или “яишня “.
3.1. Предвенечный этап

Русские женились вообще очень рано; бывали случаи, что жених имел только 12 или 13 лет. Нужно заметить, этим родители спешили удалить юношу или девушку от соблазнов холостой жизни, так как вообще непозволенные любовные связи считали тогда непростительным и незамолимым грехом и ставили на ровне с тяжкими преступлениями.

Редко случалось, чтобы русский оставался неженатым, разве только болезнь или обещание вступить в монастырь. При женитьбе жених и невеста часто не знали друг друга и под влиянием родителей играли страдательную роль. Нравственные понятия того времени не позволяли соблазняться молодым людям обоего пола, и даже жених не имел право сказать о том, что он хочет жениться, находясь в полном повиновении родителя. Только тот мог вполне распоряжаться собой по собственному соображению, когда был в зрелом возрасте, вступал во второй брак или вовсе не имел родителей.

В старину брак совершался так: родители, предприняв намерения женить своего сына, советовались со своими ближайшими родственниками и часто не говорили об этом жениху; избравши семейство, с которым было не стыдно завести родственную связь, они посылали к родителям невесты свата или сваху для предварительного объяснения.

Разговор сваты начинали издалека, хотя подлинная цель визита была очевидна. Сначала говорили об урожае, о хозяйстве. Затем сват переходил к делу: "Я пришел к вам не кумиться, не брататься, а пришел к вам посвататься". Были и другие варианты начала разговора о деле: "У вас товар - у нас купец". Или: "У вас есть береза, у нас дуб, давайте вместе гнуть".

Часто сватовство начиналось иносказательно, например:

- Молодой гусачок ищет себе гусочку. Не затаилась ли в вашем доме гусочка? - спрашивали сваты. А в ответ слышали:

- Есть у нас гусочка, но она еще молоденька".

- Да сейчас самый лучший квас, - продолжал сват, - а то перезреет - закиснет. - А жених вон какой: что родом, что телом, что красой, что делом".

Иносказательная манера ведения беседы, ведение разговора издалека - все это было необходимо, так как надо было уберечь дела от вмешательства нечистой силы и запутать ее. Традицией было хвалить жениха, его семью и хозяйство, а потом спрашивать согласия хозяев на брак. Родители девушки, даже если они рады сватам, не должны были сразу соглашаться, говоря о ее молодости и нежелании покидать родной дом. Таковы были этикетные нормы.

Если родители невесты вовсе не собирались отдавать дочь свою за предлагаемого жениха, то имели туже, как и ныне, отговорку на молодость дочери. При согласии заявляли его тотчас, но все-таки не спешили, по-видимому, ссылаясь на то, что они будут советоваться с родственниками и назначали день решительного ответа.

Когда, наконец, давалось согласие, сват или сваха просил дозволения видеть невесту. Случалось и так, что дозволения этого не давали, иногда из кичливости, а иногда по безобразию невесты. Но чаще случалось, что родители соглашались показать невесту, и тогда приезжала мать жениха или посылалась женщина, называемая смотрительницею, но всё-таки смотрел невесту не жених.

После смотра происходил сговор или рукобитье, первая часть рукобитье , иначе называемое сговором, назначалось обычно на четверг и подтверждало окончательное закрепление сватовства, когда стороны окончательно договаривались о расходах на свадьбу, о подарках со стороны жениха, об осмотре его хозяйства родственниками невесты. В доме невесты собирались ее родственники, готовилось угощение. Родители жениха, сам жених и его близкие родственники приезжали к ним. Это случалось иногда до обеда, иногда после обеда, вечером, смотря по тому, как угодно было назначать это родителям невесты. Тут родители невесты принимали гостей с почестями, выходили к ним на встречу, кланялись друг другу до земли, сажали гостей на почетных местах в переднем углу под божницей, а сами садились возле них. Несколько времени проходило в молчании, глядя друг на друга. Этого требовало приличие.

Потом отец жениха, или родственник жениха, говорил речь такого смысла, где высказывались причины приезда. Родители невесты необходимо должны были отвечать, что они рады этому приезду. После того писалась рядная запись, где означалось, что обе стороны постановляли: в такое время жених обязывался взять себе в жены такую-то, а родственники ее должны были выдать и дать за нее такое-то приданое.

В течение следующей недели, а иногда двух, невеста с помощью подружек готовила приданое: шила простыни, полотенца ("утиральники"), салфетки и "завесы", готовила подарки жениху и всем его родственникам. Родственники невесты предсвадебные дни проводили в хлопотах: обдирали животных, пекли хлебы, жарили, варили. Каждый день невеста встречала подружек и всех приходивших в дом причетами, жалуясь на свою судьбу, плакала о своей девичьей волюшке. Встречая причетом приходящих в дом, она "голосила" у порога горницы, обнимая руками каждого входящего.

Сроки свадьбы были различные, смотря по обстоятельствам: иногда свадьба совершалась и через неделю после сговора, а иногда между сговором и венчаньем проходило несколько месяцев. Приданое. Как и теперь, всегда было важным условием русской свадьбы и состояло в постели, платьях, домашней утвари и украшениях, в рабах, деньгах и недвижимых имениях, если девица принадлежала к дворянскому происхождению. От жениха нечего не требовалось; старинный обычай давать за невестой вено в 16 и 17 столетиях совершенно исчезло. Обыкновенно приданое доставлялось в дом новобрачных после свадьбы, но иногда писали рядную запись, где писалось подробно все, что давалось за невестою; причем в противном случае договаривались неустойка или попятное.

Та сторона, которая отступала, обязывалась платить известную сумму. Рядную запись писал подьячий. Случалось, что в той же рядной записи прибавлялось в виде условия, чтобы мужу не бить своей жены, чтобы при случае можно было взыскать обиду судом.

При сговоре невесты не было. Но по окончании условий одна из женщин, принадлежащая к членам семейства или состоя в близкой родне невесты, приносила жениху и сопровождающим его родственникам от имени невесты подарки. Начиная от сговора до свадьбы, как бы ни был продолжителен срок, жених не видит своей будущей невесты.

Баню топили девушки, подружки невесты, накануне девичника. Невеста кланялась в ноги подружкам и просила истопить баню "парную, не угарную". "Баенный" обряд - один из самых драматичных свадебных моментов. Он проходил под почти непрерывные причитания невесты, ее матери, сестры или других родственниц. Невеста, причитывая, старалась оттянуть время расплетания косы. Подружки расплетали девичью косу, расчесывали волосы и брали себе ленточки из косы.

На девичнике в старорусской свадьбе настроение было по большей части минорным. Невеста с распущенными после бани волосами сидела за столом, причитывая по смытой волюшке. Причетами она встречала каждого, пришедшего посмотреть, как будет "красоваться" невеста - прощаться со своей "красной красотой". Красная красота - символ девичества - представляет собой веночек с лентами, надетый на голову невесты (по старорусским записям).

Такие причитания слушатели принимали близко к сердцу и тут уж и все плачут, а невеста пуще всех. В момент расплетения косы невеста вырывалась и не давала расплетать косу.

Самый напряженно-драматический обряд девичника - прощанье с "красной красотой". В последний раз заплетали волосы девушки в одну косу. А на следующий день после венчания в церкви сваха заплетала уже две косы (символ замужества) и надевала молодой женский головной убор - повойник или кику. Такой головной убор плотно покрывал волосы женщины, уложенные в пучок или венком вокруг головы. Он представлял собой мягкую шапочку с овальным верхом и нешироким околышем, собранным на шнурок и затягивавшимся тесемками на затылке. Иногда он шился, как детский чепчик, и завязывался под подбородком, но были и другие покрои. Повойник всегда накрывался платком, шелковым или кашемировым в праздники, холщовым или ситцевым в будни. Как и в средневековой Руси, женщине считалось неприличным выходить на улицу или находиться дома при посторонних (а иногда даже и при домашних) в одном повойнике, без платка.


3.2 Свадебный этап

Но вот наступает день бракосочетания: у жениха и невесты делаются приготовления; собирали поезжан, снаряжали свадебные чины. Главный чин со стороны жениха был тысяцкий. Должность тысятского была сопровождать повсюду жениха и всюду остерегать и предупреждать его действия и совершать по порядку, притом так, чтобы из правил, соблюдаемых при венчании и на пиру свадебном, не нарушался порядок церемонии ни на одну черту. Затем следовали посаженые отцы и матери, если не было родных; в более благоприятном случае эту должность исполняли сами родители. С обеих сторон выбирались старшие и меньшие дружки и две свахи из замужних женщин; одна сваха была со стороны жениха, а другая со стороны невесты; с обоих сторон выбирались сидячие бояре и боярыни, которые должны были образовать почетный совет; также назначались свадебные дети боярские или поезжане, сопровождавшие шествие жениха и невесты и во время церемонии, составлявшие второй класс гостей после бояр.

Накануне свадьбы собирались к жениху его гости, а также и к невесте её гости, которые должны были составлять поезд, и те и другие пировали.

Венчание происходило большей частью вечером. Утром, в день торжества, иногда накануне, сваха невесты отправлялась в дом жениха приготовлять брачное ложе.

Брачною комнатою избирался сенник, часто нетопленый. Необходимо было, чтобы на притолоке не было земли для того, чтобы, таким образом, брачная спальня не имела никакого подобия с могилою. Сенник обивался по стенам и устилался по помосту коврами; под стенами всегда лавки с полавочниками.

Постель приготовлялась на кровати или на широкой скамье таким образом:

Сперва, настилали снопы, на снопы клали ковер, а на него перины, на перины клали изголовье и две подушки, постель застилали простыней и сверху ложили одно или два (в зависимости от времени года) одеяла. Возле постели ставили кади или бочки с зерном, это означало обилие, которого желали новобрачным в их новом доме.

Когда время венчания приближалось, невесту начинали одевать к венцу. В самое лучшее платье и навешивали, сколько было возможно украшений; в это время подружки пели ей песни. Между тем в парадно убранной комнате ставили столы, накрывали их скатертями, уставляли уксусницами, солоницами и перечницами, устраивали поставец. Убирали место для жениха и невесты на возвышении, что называлось рундуком.

Пред местом сидения новобрачных ставили стол, накрытый тремя скатертями, одна на другой; на них клали соль в солонице, калач или перепечу и сыр (творог). Над местом прибивали икону и, кроме того, в комнате, назначенной для торжества, ставили во всех четырех углах по одной иконе.

В то же время жених в доме своих родителей собирался со всеми поезжанами. Убравшись в венчальный наряд, он ожидал, как ему подадут знать, когда ехать за невестою. В числе его гостей находился всегда священник, который должен был венчать.

После того как в доме невесты все готово, и сама невеста одета, ей на голову возлагали венец- символ девичества, и вели с торжественностью в залу, где было устроено место для нее с женихом.

Невесту сажали на место, а возле нее сажали какое-нибудь лицо, чаще всего брата или родственника, иногда мальчика. Все составлявшие чин невесты садились по своим местам, каждый по своему чину.

Когда все занимали свои места, то, как отец, так и мать невесты действительные, так по недостатку их нареченные, посылали дружку к жениху. Приходя, он извещал, что время ему идти к невесте.

Священник первый вставал с места и провозглашал: «Достойно есть!» вставали родители, брали по образу и становились рядом. Жених кланялся им в ноги, целовал им ноги, целовал образ и получал родительское благословение.

Они садились на лошадей или в сани. Таким образом, смотря по времени года, церемониальным шествием жених достигал двора невесты. Родители невесты выходили навстречу поезду жениха и встречали его. Жених и поезжане входили в покой, где находилась невеста. Жених молился, ограждая себя крестом, и кланялся на все четыре стороны находящимся по углам образам. Потом вместе с дружкой подходил к своему месту; но место это занималось мужчиною или мальчиком из родственников невесты, который занимал место жениха. Непременно требовалось жениху дать занимавшему его место рядом с невестой откуп, то есть несколько монет, и тот уступал свое место, а жених садился рядом с невестою, и притом на одну подушку с нею.

После того как, на стол ставили все блюда первого кушанья, священник прочитывал «Отче наш», потом молитву покровения. По окончании последней молитвы сваха подходила к отцу и к матери невесты и просила благословения невесту чесать и крутить. «Благослови Бог!» – отвечали родители. Зажигались свадебные свечи Богоявленскими свечами; свечники, поставив свои свечи, держали протянутый между женихом и невестою большой кусок тафты с нашитым крестом так, что жених и его поезжане, которые сидели на одной с ним стороне, не могли видеть невесты. Сваха снимала с невесты покрывало, потом венок, другая женщина подносила мысу с кикой и гребнем. Сваха омочила гребень чарку с медом и расчесывала невесту, потом свивала или скручивала ей волосы и надевала волосяник, кику и подзатыльник и, наконец, закрывала иногда тем же покровам, который разделял ее от жениха. Венок отдавался на сохранение, на память о девичестве. В тоже время один из гостей подходил к ним в вывороченной вверх шерстью шубе и желал невесте столько детей, сколько шерстинок в тулупе. Во все продолжение обряда окручивания невесты сидячие боярыни и девицы пели свадебные песни. В то же время сваха осыпала свадебных бояр и гостей, то есть бросала в толпу их горстями все, что было на осыпали - серебряные деньги, хмель, куски материи и т.д., и всяк на лету хватал, что успевал схватить.

Сваха подходила к родителям невесты и просила благословения везти молодых к венцу. «Благослови Бог!»- отвечали те. Все вставали. Новобрачные кланялись и принимали благословение. Отец и мать разменивали их кольцами и, взяв дочь за руку, отдавали ее жениху, взаимно кланяясь, друг другу.

Наконец отец брал плеть и ударял ею свою дочь, говоря: « по этим ударам ты, дочь, знаешь своего отца; теперь эта власть переходит в другие руки; вместо меня за ослушание тебя будет бить твой муж!» С этими словами плеть была передаваема жениху, который, принимая ее, так говорил: « Принимаю, как подарок, но думаю, что в ней нужды иметь не буду» и затыкал плеть за кушак. Женихова и невестина свахи вели невесту за руки, все еще закрытую.

На дворе перед крыльцом стояло множество оседланных лошадей и колымаг или каптанов. Сани невесты убирали так нарядно, как только допускал достаток. К таким саням подводилась невеста, в санях сидело другое лицо; его следовало свести так, как сводится сидевший подле невесты вместо жениха. Невеста садилась вместе с двумя свахами.

Этот обряд соблюдался также и относительно жениха:

У крыльца стоял его аргамак, а на аргамаке сидел другой; когда являлся жених, то этот другой вставал и шел пешком, а жених садился на аргамака и ехал к венчанью. Жених должен был ехать со своим поездом вперед и прибыть раньше невесты.

Когда молодые входили в церковь, то ясельничий со своими двумя помощниками стерег коня и сани, чтобы кто-нибудь не перешел дороги между верховым конем жениха и санями невесты и чтоб вообще лихие люди не наделали чего-либо дурного колдовством, в которое тогда сильно верили.

Путь от церковных дверей до аналоя устилался кусками материй; самое место перед аналоем также устилалось.

После венчания невесту раскрывали, и священник читал новобрачным поучение, в нем обыкновенно наставлял их ходить часто в церковь, слушаться духовников, хранить посты и праздники, подавать милостыню, а мужу повелевал жену учить палкою, как подобает главе. Потом брал жену за руку, вручал мужу и приказывал им целоваться.

Жена в знак повиновения припадала к ногам супруга и касалась челом его сапога, муж же покрывал её полою своего платья в знак будущего покровительства и защиты.

Наконец священник давал новобрачным деревянную чашу с вином; муж принимал, отпивал и давал жене, та отведывала и опять подавала мужу. Таким образом, оба пили три раза, наконец, муж допивал, бросал под ногу чарку и топтал ее разом с женою, приговаривая: « Пусть так под ногами нашими будут потоптаны те, которые станут посевать между нами раздор и нелюбовь».

Существовало поверье, что кто из супругов прежде успеет наступить на чашу, тот удержит за собой первенство пред другим. Потом подходили свадебные гости и поздравляли обвенчавшихся.

В то же время дружка разрезывал каравай, и священник его посылал отцам обоих семейств как символ будущего их свойства и родственной приязни, и оба рода давали обещание быть людьми одного стола и одного хлеба - хлебосолами и жить дружно, как зерна одного колоса.

При выходе из церкви сваха осыпала новобрачных хмелем, семенами льна и конопли, желая счастья, другие дергали за рукав, делая вид, будто хотят разлучить ее с женихом, а жена тесно прижималась к своему суженому.

Из церкви весь поезд отправлялся в дом мужа.

Когда поезд прибывал в его дом, навстречу выходили отец и мать жениха с образом и с хлебом-солью, благословляли новобрачных. Потом новобрачные садились за стол, все также садились на свои места, и невеста, будучи открытою, должна была плакать (по обычаю), выражая тем разлуку с родителями и робкий страх нового образа жизни, причем женщины и девицы пели печальные песни.

Ни жених, ни невеста не должны были ничего ни пить, ни есть, хотя перед ними ставили разные кушанья.

Когда гостям подавали третью перемену – лебедя, перед новобрачными ставили жареную курицу; дружка брал эту курицу и обвертывал скатертью.

При этом он обращался к отцу и матери и говорил: « Благословите вести молодых опочивать!» Те отвечали: «Бог благословит» и шли к дверям; отец останавливался у дверей, в мать шла к сеннику. Тогда дружка уносил курицу в сенник. После этого новобрачные, осыпаемые хмелем и зерном, входили в сенник, а гости продолжали пировать.

По обычаю жена должна разуть мужа в знак будущей покорности. В одном из сапог лежала монета, считалось, что если жена снимала первым тот сапог, где лежала монета, то её, ожидала счастливая жизнь в замужестве. При этом муж слегка стегал её плёткой, в знак своей власти.

Когда молодые были в сеннике, а гости пировали в комнате, около сенника ходил или ездил ясельничий с обнажённым мечом для предохранения от всякого чародейства и лиходейства.

По прошествии некоторого времени отец и мать посылали дружку узнать о здоровье новобрачных. Если через дверь жених отвечал, что он в добром здоровье, это значило, что между ними доброе совершилось, и тысяцкий тотчас посылал к родителям невесты сказать, что новобрачные в добром здоровье и все гости отправлялись кормить новобрачных той самой курицей, которую дружка им приносил в сенник. Затем подавали им и другие блюда.
3.3. Послевенечный этап

На другой день новобрачных вели в отдельные мыльни. Жена шла в мыльню со свахою и матерью жениха и показывала знаки своего девства, с неё снимали сорочку и вместе с простынею прятали как свидетельство целомудренного поведения. Муж мылся с тысяцким и дружкою, тогда молодая присылала ему в мыльню сорочку, обыкновенно унизанную жемчугом.

По выходе из мыльни новобрачный шёл вперед в сенник; за ним приходила новобрачная. Тут являлись женщины, а впереди них сваха несла горшочек или два с кашей, поставленные на одном блюде. Этой кашей сваха кормила и мужа и жену. После кормления жених вместе со своим родителем, с тысяцким, дружкою и со всеми свадебными поезжанами ехал к родителям невесты.

Вступая к ним в дом, новобрачный бил челом и благодарил за то, что они вскормили и вспоили дочь свою, его жену, и ласково приглашал к себе на обед со всеми гостями невестина чина. Тогда у жениха был торжественный пир.

Когда в конце пира подавали на стол овощи и разные лакомства, отец и мать благословляли новобрачных образами, и все гости дарили их разными вещами и тканями, все ели, пили в изобилии и веселились.

Заключительный обряд старорусской свадьбы - "хлибины" (хлебины или яишня, или отводины). В разных местах обряд назывался по-разному. Проходил он в доме тёщи. Входя, в дом муж говорил:

Вставал я раненько, Умывался беленько, Полотенцем утирался,

В путь-дорожку отправлялся. Говорила мне женочка милая,

Что есть маменька родная Варвара Епифановна.

Подойдите к нам поближе Мы поклонимся пониже.

Зать сыпал в ложку деньги и подавал теще: Золоту казну примите,

А ложечку назад отошлите Яишенку покушать.

Тёща благодарила и подавала ему яишню.

Все собравшиеся в доме гости, и родственники с интересом наблюдали за тем, как молодой муж начинал, есть яичницу. Накроют её (яичницу) платком и подносят молодому. Он выкупит её, платок снимет и начинает есть. А все смотрят: из середины возьмёт - худая невеста, нечестна, а с краю почнёт - девушка. А потом платок молодой остается. Тёща потом закроет яичницу платком и унесет, а после обеда всем приносит, чтобы все видели. Кроме того, как уже говорилось раньше, яичница, включенная в обряд, становилась блюдом не только просто ритуальным, но и магическим. Так заканчивался обряд, длившийся несколько недель. А дальше для молодой женщины начиналась, как правило, нелегкая жизнь в новой семье.

При окончании стола отец и мать невесты благословляли молодых, а гости дарили их.

На свадьбе редко дарили деньгами, а по большей части вещами, также скотом и лошадьми.

По окончании пиров дары отсылались на рынок и оценивались, потом жених должен был отдаривать подарками равного достоинства.

В эти послесвадебные дни пиршеств невеста почти не говорила, кроме обыкновенных форменных речей, потому что малословность и пристойная молчаливость в то время считались достоинством женщины.

Но зато другие женщины, приглашенные на свадебное пиршество, пользовались большею свободою, чем когда-либо, и часто случалось, что дело доходило до безумия. Всё это весьма понятно объясняется: женщины, в обыкновенное время скромные и целомудренные, на свадьбе напивались, позволяли себе смелые выходки и даже невольно впадали в грешки среди общей суеты.

Свадебные обряды были одинаковы как у первобрачных, так и у тех, которые женились или выходили замуж в другой и в третий раз. Второй брак, по мнению народа, не имел уже той святости, как первый, а если из венчавшихся оба были вдовые, то на них не возлагали венцов, а держали на плечах. Церковный обряд третьего брака, состоял в одном молитвословии без венчания и не одобрялся церковью. Несмотря на воспрещение четвертых браков церковью, они случались, и правительство дозволяло детям от четвертого брака пользоваться правами законных детей в отношении наследства.


4. Царская свадьба

Великокняжеские, а впоследствии царские свадьбы начинались смотром девиц. Собирали из разных мест девиц дворянских фамилий, и царь смотрел на них и выбирал из них ту, которая ему нравилась. Когда великий князь Василий Иоаннович собирался жениться, то на смотр ему предоставили полтысячи девиц. Иоанн Васильевич Грозный приказывал князьям, дворянам и детям, боярским отовсюду свозить своих дочерей - девок.

При втором бракосочетании царя Алексея Михайловича девицы были собраны в дом Артема Сергеевича Матвеева, и царь, в противность принятому издавна обычаю не посещать домов своих подданных, смотрел на них в окошко из потаенной комнаты. Он выбрал трех и приказал доверенным женщинам освидетельствовать их душевные и телесные достоинства. И потом уже, по рекомендации этих смотрительниц, избрал Наталью Кирилловну. Избранную царскую невесту брали во дворец, облекали в драгоценные одежды, нарекали царевною, причем она жила до самого брака в совершенном отчуждении от царя. Сам царь до бракосочетания имел право только раз видеть свою невесту.

В царских свадьбах царь сидел с невестою за одним столом, и все приносили поздравление. По четырем углам комнаты втыкали по стреле, а на стрелы вешали меха соболей, в великокняжеских и царских брачных ложах по сорока. В царских свадьбах на кровати сперва настилали снопы, (число их было тридевять, то есть 27). На снопы клали ковер, а на него перины. На свадьбе Михаила Федоровича было положено семь перин одна на другую. На перины клали изголовье и две подушки; на подушку натягивались шелковые наволоки. Постель была застлана шелковой простынею, на нее сверху постилали холодное одеяло; в довершение всего клали на подушку шапку, а в ногах теплое одеяло соболье или кунье, с оторочено из более богатой материи, чем самое одеяло; шубу и ковер закрывали простыней. Вокруг постели навешивались тафтяные занавески; над постелью ставились образа и крест, те самые, которые предшествовали при вносе постели. Образа были задернуты убрусами или застенками, смотря по их величине. На царских свадьбах сенник устраивали во дворце. Между тем и у жениха и у невесты пекли свадебные хлебы или караваи и готовили стол.

В царских свадьбах, отправляемых во дворце, свечи жениха и невесты несли во дворце царицею.

В царских свадьбах в занимавшего место жениха подле невесты сводили с места под руки. Эти обычаи сходки (сближения) жениха с невестой были одинаковы и в царских свадьбах, с той разницей, что на свадьбе у царей все это происходило в одном и том же дворце. Царь собирался в одну из палат, будущая царица в другую. Сначала царица шла в грановитую палату; ей предшествовал священник и кропил святою водою место, где ей должно было садится. На место, где ей должно было садится, клалось сорок соболей, которые были подняты, когда она садилась. Возле невесты непременно садился кто-нибудь из знатных князей. Когда все это было устроено, посылали сказать царю. Царь отправлял прежде всего нареченного отца: тот, вошедши в царицыну палату, кланялся на все стороны, ударял челом будущей государыне и садился на большом месте возле жены своей, если она была здесь, посидев немного, этот нареченный отец посылал к царю одного боярина с речью: «Государь царь и великий князь всея России! Боярин (такой-то) велел говорить: прося у Бога милости, время тебе идти государю к своему делу!» Государь вставал принимал благословение митрополита и со всем своим поездом шел в грановитую палату, впереди его шли двое духовных особ: Благовещенский протопоп с крестом и крестовым недельным священником. Священник кропил водою путь, тысяцкий вел царя под руку, за ним следовали стольник с колпаком и стряпчие. Прибывши в палату и благословившись, царь подходил к своему месту; большой дружка поднимал посаженное близ невесты лицо, а царь садился на его место близ будущей жены.

На дворе перед крыльцом стояло множество оседланных лошадей и колымаг или каптанов. В царском бракосочетании путь до церкви устилался камками, и двадцать человек боярских детей царицыных наблюдали, чтобы никто не переходил между женихом и невестою.

В царских свадьбах 16 века венчание происходило после обедни, а в 17-вечером, и тогда высокая чета венчалась тотчас по прибытии в храм.

После венчания на царских свадьбах весь поезд отправлялся в тот покой, где было окручивание. Но когда в 16 веке свадьбы происходили после обедне, то царица отправлялась в свои покои; свечи и караваи уносили в сенник к постели, а царь ездил по монастырям и, возвращаясь, домой, посылал звать жену и всех гостей к обеду.

В царских свадьбах государя кормили перед сенником в сенях, а царицу, по старинному обычаю, в самом сеннике. Взявши курицу, новобрачный должен был, по старинному обычаю, отломить у нее ножку и крыло и бросить через плечо назад. По другим известиям, этот обряд совершался пред укладыванием молодых в постель. Во время кормления новобрачных муж подвал гостям вино, и все пили с поздравлениями. Потом новобрачных снова укладывали в постель, а гости возвращались в прежнюю комнату и продолжали веселиться. Тогда веселье часто переходило в оргию, и нередко забывались всякие приличия. Музыки не было, тогда трубили в сурьмы, били в бубны и накромы.

На царских свадьбах цари кушали в мыльнях, а царицы в избушках. По выходе из мыльни впереди них сваха несла горшочек или два на одном блюде с кашей; сваха кормила ею и мужа и жену. В это же время происходил обряд раскрывания. Боярин, нареченный отец царский, раздвигал стрелою покров, заслонявший царицу; до того времени, даже и после венчания, ее никто не видал; только после обряда все подходили к ней и могли иметь счастье увидать ее светлые очи. После этого все шли к столу.

Царские свадебные обряды продолжались несколько дней. На другой день отправлялся княжий стол, на третий- стол от царицы: нареченные родители благословляли молодую высокую чету, а гости подносили дары; на четвертый день царь делал стол духовенству, и при окончании обеда Патриарх и духовные власти благословляли новобрачных образами, и все гости дарили им кубки и ковши, а потом царь отдаривал их деньгами, тканями, и чествовал подачами. В следующие дни делались столы другим сословиям: стольникам, стряпчим, дворянам, гостям, выборным людям, посадским, которые нарочно приезжали к царскому двору с поздравлениями.

Все подносили к царю дары. За то и царь в эти дни, светлые, радостные в его жизни, имел прово и возможность щедро вознаграждать всех: он насколько дней щедро кормил духовенство на дворе, раздавал ему деньги, рассылал в дальние города молебные грамоты, ездил с молодою царицей на богомолье по монастырям, кормил и дарил монахов, которые, в свою очередь, отдаривали царя окладными образами и подносили хлеб-соль. Царь не забывал угнетенных и нищих, посещал богадельни и тюрьмы и отпускал на свободу узников, заключенных за долги или за неважные преступления. Не всегда, впрочем, подносимые дары царями принимались, так, при бракосочетании царицы Наталии Кирилловны царь их не принял.

Впоследствии Императорские свадьбы становятся более пышными и помпезными, приобретая более светский характер. Покрой свадебных костюмов «отходит от боярского»,который с несущественными изменениями существовал до конца 17 века ,и следует моде ,становясь все более роскошными. Обрядовый канон незначительно меняется, исчезают некоторые тонкости и детали.


5. Свадебная одежда и аксессуары

В отличие от текстов, исполнение которых во всех областях России имело специфические нюансы, предметный мир русской свадьбы был более унифицирован. Так как рассмотреть все предметы, задействованные в свадебном обряде, не представляется возможным, остановимся лишь на некоторых, наиболее важных и являющихся обязательными.



Свадебное платье

Белое платье на невесте символизирует чистоту, невинность. Но белый цвет еще и цвет траура, цвет прошлого, цвет памяти и забвения. Другим «траурно – белым» цветом был красный. «Не шей мне, матушка, красный сарафан…» – пела дочь, которая не хотела уходить из родного дома к чужим людям. Поэтому историки склонны считать, что белое или красное платье невесты – это «скорбное» платье девушки, «умершей» для своего прежнего рода. На протяжении свадьбы невеста несколько раз меняла свой наряд. Она была в разных платьях на девичнике, венчании, после повивания в доме жениха и на второй день свадьбы.



Головной убор

Головной убор невесты в крестьянской среде представлял собой венок из разных цветов с лентами. Делали его девушки перед свадьбой, принося свои ленты. Иногда венки покупали или даже передавали с одной свадьбы на другую. Во избежание порчи, невеста ехала к венцу накрытая большим платком или покрывалом так, чтобы лица не было видно. Сверху на платок часто надевали крестик, он спускался с головы на спину.

Невесту никому нельзя было видеть, а нарушение запрета, считалось, вело к всевозможным несчастьям и даже к безвременной смерти. По этой причине невеста надевала фату, а молодые брали друг друга за руку исключительно через платок, а также не ели и не пили на всем протяжении свадьбы.

С языческих времен сохранился обычай прощаться с косой, выходя замуж, и заплетать молодой жене две косы вместо одной, притом укладывая пряди одну под другую, а не поверх. Если же девушка убегала с любимым против воли родителей, молодой муж обрезал девичью косу и предъявлял его новоиспеченному тестю и теще вместе с выкупом за «умыкание» девушки. В любом случая замужняя женщина должна была прикрывать свои волосы головным убором или платком (чтобы сила, заключенная в них, не повредила новому роду).



Кольцо

При обряде обручения жених с родственниками приезжали в дом невесты, все делали друг другу подарки, а жених с невестой обменивались обручальными кольцами. Все действие сопровождалось песнями.

Кольцо – одно из древнейших украшений. Подобно любой замкнутой окружности кольцо символизирует целостность, поэтому его, как и браслет, используют в качестве атрибута брака. Обручальное кольцо должно быть гладким, без насечек, чтобы семейная жизнь была гладкой.

6. Родственники жениха и невесты.

Вот и отпела свадьба, и потекли обычные будни. Невеста стала снохой, жених зятем, сестра мужа брату жены… Эх не просто в новой родне разобраться и я решила «посчитать» родственников

Молодоженов и вот что вышло.

С тестем, тещей, свекром и свекровью путаницы, как правило, не бывает.



Тесть – это отец жены. Тёща – мать жены. Она за родную дочь переживает, поэтому старается всячески ублажить зятя.

Свёкор – это отец мужа. Соответственно, жена его сына - невестка.

Свекровь – мать мужа.

3ять – муж дочери. Но точно так, же называется и муж сестры, или, как пишет В. И. Даль, – "золовкин муж". Родители жены – мужу (зятю) тесть и теща. Брат жены – мужу ее (своему зятю) шурин. А сестра жены – свояченица. Посему один и тот же человек приходится зятем – тестю, теще, шурину и свояченице.

Сноха, она же невестка, – жена сына по отношению к родителям сына. Сноха – от слова сын: "сынова" – "сыноха". Невесткой также называют жену брата. Жены двух братьев – между собою тоже невестки. Таким образом, невесткой женщина может быть по отношению к свекру, свекрови, деверю и золовке.

Тётка (тетя, тетушка) – сестра отца или матери.

Дядя – брат отца или матери. В зависимости от этого о нем, как и о тетке, говорят с уточнением: "дядя по отцу", "дядя по матери". Нередко, младшие называют дядей старшего, независимо от родства.

Мачеха – не родная мать детям, вторая жена отца. Дети мужа от первого брака – мачехе пасынки и падчерицы.

Отчим – не родной отец, отец по матери, второй муж матери. Отчиму дети его жены от первого брака – пасынки и падчерицы.

Шурин, он же шуряк, шуряга – родной брат жены.

Деверь – брат мужа. Деверь и золовка – для жены то же, что и шурин, и свояченица для мужа.

Золовка – сестра мужа. В некоторых местах так называют и жену брата. Золовка обычно указывает молодой, командует ею. Отсюда и само слово золовка – от "зловка".

Свояченица – сестра жены, а муж ее – свояк. Свояками называют и двух мужчин, женатых на родных сестрах. Ятровь (она же ятровица) – жена деверя. Но так зовут и жену шурина. Жена брата по отношению к деверю и золовке – тоже ятровь. И жены братьев между собою – тоже ятрови.

Кум, Кума – крестные отец и мать. Они в духовном родстве не только между собою, но и относительно родителей и родичей своего крестника. То есть кумовство – это не кровное, а духовное родство.

Есть и другие степени родства в русском народе, более отдаленные, о которых говорят, что это “седьмая (или десятая) вода на киселе”или “ троюродный плетень двоюродному забору ”.

В заключении хотелось бы добавить, что брак на Руси был священен. Если уж женился, то до конца жизни, если вышла за нелюбимого, то терпи. В наш век всё гораздо проще может быть поэтому брак стал меньше цениться. Люди просто “ сходятся ” порой без всяких обязательств, а “ расходятся ” ещё быстрей чем “ сходятся”, таким образом свадьба порой это чистая формальность, чтобы узаконить скажем детей, а то и того нет.

7. Заключение
Создание семьи, продолжение рода – это, пожалуй, одна из самых важных задач

человека на земле, поэтому принятие решения о вступлении в брак – одно из важных в жизни любого человека. Людьми движет желание совместно строить своё будущее, идти по жизни рядом.

С течением времени русская свадьба трансформировалась. Утрачивались некоторые обряды и появлялись новые, которые могли быть интерпретацией более раннего ритуала или вовсе были заимствованы из других религий. В истории русского народа известны периоды, в которых традиционный свадебный обряд был «отброшен», и его заменила государственная регистрация брака. Но по прошествии некоторого времени свадебный обряд вновь «возродился», претерпев существенные изменения. Прежде всего, он был переориентирован на городскую среду, в силу чего изменилась одежда жениха и невесты, вместо традиционного каравая появился свадебный торт, практически «выветрилась» свадебная поэзия, были утрачены многие детали свадебных обрядов. Оставшиеся же практически изменили свой смысл и стали исполнять роль развлечения, увеселения зрителей, а также придавать свадьбе зрелищность и красочность. Из содержания жизни свадьба превратилась в престижную акцию.

Но всё, же до наших дней сохранилась целостная последовательность свадебного обряда. В современных руководствах по проведению свадьбы авторы придерживаются исконно русского свадебного цикла, но при этом может сохраняться лишь название ритуала и его смысл, само, же исполнение очень условно. В России – это уже не «русская» свадьба, которая была целостным культурным феноменом, и которая именно в этом своём качестве исследована в данной работе.

Современная свадьба – это синтез различных обрядов разных религий. Очень трудно выделить обряды, не принадлежащие традиционной русской свадьбе. Прежде всего, потому, что за прошедшее время ритуалы тесно сплелись между собой и превратились в единое адаптированное к современной жизни свадебное действо. Заимствованный у того или иного народа обряд (как правило, это были наиболее яркие, зрелищные и интересные обряды), интерпретировался в соответствии с менталитетом людей и приобретал совершенно другие очертания, а иногда и смысл.

8. Список литературы
1. Балашов Д. М., Марченко Ю. И. Русская свадьба, «Современник», М., 1985.

2. Вардиман Е. Женщина в древнем мире. М., «Наука», 1990.

3. В круге жизни: семейные праздники, обычаи, обряды, Пермь, 1993.

4. Жирнова Г. В. Брак и свадьба русских горожан в прошлом и настоящем.

М., Наука, 1990.

5. Костомаров Н. И., Забелин И. Е. О жизни, быте и нравах русского

народа. М., 1996.

6. Чудакова Н. В. Праздники для детей и взрослых, «АСТ», 1997.

7. Энциклопедия этикета, «Астрель», М., 2000.

8. Энциклопедия обрядов и обычаев, «Респекс», Санкт-Петербург, 1996.

9. “ Русские обычаи, обряды, суеверия” Сост. Копылова / Москва 2002 г./

10. Костомаров Н. И “ Домашняя жизнь и нравы русского народа”

11. Коринфский А. А “ Народная Русь ” / Самара 1999 г./

12. “ Современные праздники и обряды народов СССР” /Москва 1985г. /

13. “Русская традиционная культура” 97/1

14. “Русская традиционная культура” 97/3



скачать файл



Смотрите также:
Конкурс просветительских разработок «Семейные ценности» Исследовательская работа «Русский свадебный обряд»
339.82kb.
Классный час для 3 класса на тему: «Семья. Семейные ценности.»
51.99kb.
Исследовательская работа по теме: Мастера народно-прикладного искусства нашего села
95.61kb.
Классный час по теме «семья и семейные ценности»
35.14kb.
Конспект урока питание. Почвенное питание растений. Фио (полностью) Осадчая Нина Анатольевна Место работы
112.07kb.
Конкурс «Русский медвежонок языкознание для всех»
21.64kb.
Конспект занятия «Река Томь и ее обитатели»
74.25kb.
Конкурс: «Творчество». Исследовательская работа на тему: «Город тыл, город труженик». Дёмышев Тимофей Сергеевич
54.12kb.
Участие мкоу «Почепская сош» в различных районных, областных и Всероссийских конкурсах
26.74kb.
Самостоятельная работа студентов планируемая учебная, исследовательская работа, выполняемая во внеаудиторное время по заданию и при методическом руководстве преподавателя, но без его непосредственного участия
88.65kb.
Конкурс методических разработок
232.25kb.
В пришкольном лагере «Берёзка» Безлепкиной В. Н. было проведено мероприятие «Весна. Прилёт птиц»
11.22kb.