takya.ru страница 1
скачать файл
Николай Андреев

ОЛУХИ ЦАРЯ НЕБЕСНОГО

(трагикомедия для кукольного театра)
Действующие лица:
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ – актёр в богатом убранстве

СЛУГА ЦАРЯ НЕБЕСНОГО – актёр в "светоносном" одеянии

ПЛЕМЯ ПАХАРЕЙ – перчаточные куклы

ПЛЕМЯ ПАСТУХОВ – перчаточные куклы



НОВЫЕ ЛЮДИ – перчаточные куклы

Действие первое
Над ширмой возвышается постамент. На постаменте стоит трон. На троне дремлет Царь Небесный. Над его головой расстилается звездное небо с месяцем, под ногами висят облака.

Рядом с троном стоит Слуга Царя Небесного.

На одном конце сцены пахари пашут землю, на другом пастухи пасут скот. Дойдя до середины сцены один из пахарей сталкивается с пастухом. Оставшись недовольными друг другом, пахарь и пастух расходятся в разные стороны
СЛУГА. Скучно. Даже поговорить не с кем. Ни с Царем Небесным (Всматривается в лицо Царя Небесного.), ни с людьми (Смотрит вниз на людей.) Да и о чем с людьми говорить? (Презрительно.) Об урожае с приплодом? А вот проснулся б мой господин – Царь Небесный, мы б с ним повеселились – на месяце б покатались, в соседнюю галактику б заглянули, заброшенные планеты б покидали в черную дыру. Или просто б помечтали. (Хихикает.) Царь Небесный по обыкновению стал бы фантазировать о том, как его любимые детища – пахари с пастухами – когда-нибудь в далеком будущем создадут идеальное общество, где все будут равны перед ним, и даже – смешно сказать! – равны ему самому.
Дойдя до середины сцены пахарь и пастух сталкиваются. Оставшись недовольными друг другом, расходятся в разные стороны
А когда придёт время покидать Землю, они – эти бывшие пахари с пастухами – построят межгалактические ракеты и полетят вслед за нами к иным мирам. (Вздыхает.) Скучно господину со мной. Ему ученики нужны, последователи. А какой из меня ученик? Так... Слуга, сколь его не учи, в глазах господина навсегда останется слугой... Я другого не понимаю: что Царь Небесный, с его умом и прозорливостью, в них (Презрительно кивает на пастухов и пахарей.) нашел? Глупые, грязные, вечно голодные! Тьфу!
Дойдя до середины сцены пахарь и пастух сталкиваются. Недовольно смотрят друг на друга

(Пастуху, пахарю.) Да что вы всё смотрите друг на друга? Врежьте хорошенько, и все дела!
Пахарь и пастух поднимают головы, вопросительно смотрят на Слугу
Вот так!
Слуга показывает, как надо бить
Ну же! Давайте! Попробуйте!
Пастух после некоторого раздумья, повторяет движение слуги осторожно бьет пахаря
Разве это удар? Сильнее!
Пастух бьет сильнее
Еще сильнее!
Пастух бьет еще сильнее. Пахарь хнычет
(Пахарю.) Чего ты ноешь? Ответь ему! Не будь трусом! Ну же!
Пахарь осторожно бьет пастуха
Кто так бьет?! Со всего размаху надо! Со всей ярости!
Пахарь бьет сильнее
Больше ярости! Больше ненависти!
Пахарь бьет еще сильнее. Пастух хнычет
Ладно, на первый раз сойдет.
Громко топая, с одной стороны прибегает толпа пастухов, с другой толпа пахарей. Пастухи и пахари ругаются
ПАСТУХИ. И! И! И!
ПАХАРИ. И! И! И!
СЛУГА. Вы бы еще обнялись! Они вашего соплеменника чуть не убили, а вы с ними шуры-муры разводите. (Передразнивает.) И-и, и-и! Взяли вон палки да прошлись по спинам, чтоб в другой раз неповадно было.
Умолкнув, пастухи и пахари поднимают головы, удивленно смотрят на Слугу
А что? За это, считаю, можно и поколотить.
Пахари и пастухи удивленно пищат
ПАСТУХИ. И! И! И!
ПАХАРИ. И! И! И!
СЛУГА. Да-да! Они – наших, мы – ваших. А вы как думали? Только так!
Пастухи и пахари дерутся.

Слуга водит раскрытой ладонью из стороны в сторону. Ведет справа налево: пастухи напирают на пахарей, ведет слева направо: пахари напирают на пастухов.

Просыпается Царь Небесный, потягивается
СЛУГА (пастухам, пахарям). Т-с-с! Всё, закончили! Тихо!
Пастухи и пахари перестают драться
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге). Что за шум?
СЛУГА. Да так. Ничего особенного, господин. Пастухи с пахарями немного поспорили, ну и не сдержались – вспылили... Сами знаете: молодые еще, горячие.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. По какому поводу вспылили?
СЛУГА. Без повода.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Это плохо... Раньше люди бились за жизненное пространство, за женщин, за еду... А чтобы без повода? Нет, такого еще не было.
СЛУГА. Я не понимаю, господин, что Вас тревожит?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. То, что людям, похоже, стало легче жить.
СЛУГА. Ну и слава Вам. В чем проблема?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. В том, что у них появилось время делать глупости... Да даже не это главное! Главное, у них появилось время думать. Думать! Ты знаешь, чем это грозит?
СЛУГА. Чем?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Непослушанием! Они решат – а они, поверь мне, когда-нибудь обязательно решат! – что лучше меня знают, как им жить, как молиться и кого молить, когда припрёт.
СЛУГА. Да, да, да... Так что же делать? (Пауза.) Может, ну их, этих людей! А? Жили же мы без них? И хорошо жили. На месяце катались, заброшенные планеты в черную дыру кидали...
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Постой-постой! Я не понял. Ты что? Предлагаешь людей... того... собственной рукой?
СЛУГА. Зачем рукой? Можно астероид на них наслать – тут как раз один подходящий неподалеку пролетает – эпидемию напустить или, на худой конец, потоп устроить... Небольшой такой, на полконтинента.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Да... Да ты что! Да я же... я же их как детей своих... лелеял, пестовал, силы, не скупясь, тратил.. А сколько всего перепробовал, чтобы добиться нужного результата, помнишь?
СЛУГА. Давно это было. Если мне не изменяет память, первыми из-под Ваших рук появились южные обезьяны.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Австралопитеки.
СЛУГА. Да. Создали Вы этих обезьян, порадовались своему творению и... стерли с лица Земли.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Бракованные вышли. Мелкие. С неба плохо видать.
СЛАГА. Потом вы создали обезьянолюдей.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Питекантропов.
СЛУГА. Обезьянолюди не угодили Вам тем, что были совсем уж бестолковы.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Не бестолковы – учились долго. Замучался ждать, когда они за ум возьмутся.
СЛУГА. Потом палеоантропов.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Неандертальцев.
СЛУГА. Палеоантропы тоже не снискали Вашего благорасположения – исчезли... Всё помню.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Это ты еще не всех перечислил!
СЛУГА. Да.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. И ты после этого хочешь, чтобы я своё детище... того? Ты меня огорчил.
СЛУГА. Ну, извините. Не думал, что Вы ими так дорожите.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Не думал... А должен был!
СЛУГА. Разве? А впрочем, уже!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Что?
СЛУГА. Уже подумал... Чтобы люди не занимались разными глупостями, надо лишить их свободного времени. Вот.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (после паузы). Лишить свободного времени? Жестоко, конечно, но...
СЛУГА. Давайте подкинем им какую-нибудь работёнку. Тяжелую. Такую, чтобы думать времени не было.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Например?
СЛУГА. Например, построить храм. А то молятся Вам не знай где. Смотреть стыдно.
Пауза
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Ладно. Пусть будет по твоему. Я согласен. (Пастухам, пахарям.) Эй, вы там! Слушайте меня!
Пастухи и пахари поднимают головы, смотрят на Царя Небесного
Повелеваю возвести храм всем миром. Да такой, чтоб и вам в нём места хватило, и для меня нашелся уголок... Всё ясно? Тогда приступайте!
СЛУГА. Да смотрите, не ленитесь! Не только для себя стараетесь, для Царя Небесного!
Пастухи и пахари принимаются за сооружение храма. Храм быстро растет ввысь, достигает постамента, упирается в стопы Царя Небесного.

Пастухи с пахарями машут Царю Небесному
ПАСТУХИ. И! И! И!
ПАХАРИ. И! И! И!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Что такое? (Слуге.) Я не ослышался? Они требуют, чтобы я посторонился?!
СЛУГА. Ага. Мешаете Вы им, господин. Во как!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (после паузы). Ну, ладно, посторонюсь.
Царь небесный сходит с трона
СЛУГА (Пастухам, пахарям). Вы, вообще, думаете, что творите? Совсем обнаглели!
ПАСТУХИ (Слуге, Царю Небесному). И! И! И!
ПАХАРИ (Слуге, Царю Небесному). И! И! И!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге). Ну да. Когда им думать? Они работают.
СЛУГА. Убил бы!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Это ты зря.
Царь Небесный и Слуга наблюдают за работой пастухов и пахарей
СЛУГА. Господин! Как Вы думаете: зачем людям такой высокий храм? Кого они этим тешат? Себя? Вас?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. И себя, и меня, а более всего – гордыню свою непомерную.
Храм упирается в сиденье трона Царя Небесного
Это еще что?
СЛУГА. Господин! Не хочу Вас огорчать, но, по-моему, сейчас они потребуют снести трон.
Пастухи с пахарями машут Царю Небесному
ПАСТУХИ. И! И! И!
ПАХАРИ. И! И! И!
СЛУГА (хохоча). Ну вот! Я же говорил!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Нет, ну это уже наглость... Всё! Больше я этого терпеть не намерен... Слуга!
СЛУГА. Я здесь, господин. Чего велите? Астероид в них запустить? Или на первый раз потопом обойдемся?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Повелеваю: храм снести! До основания!
Пауза
СЛУГА. И это всё?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Всё. А что? Что-то не так?
СЛУГА. Нет-нет. Я просто подумал: ну, разрушим мы эту каланчу до основания. И что? Они себе новую соорудят. Их вон, гляньте, сколько расплодилось – не сосчитать... Может, мы их все-таки... того. А? Я мигом.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Нет.
СЛУГА. Почему?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Ты, может быть, удивишься, но... Люблю я их. Да... (Мечтательно.) Вот послушай: придёт время, они – эти бывшие пахари с пастухами – создадут ракеты – нет-нет, флотилии ракет! – и последуют за мной к неведомым мирам... Ты только представь себе: вокруг космос, спирали цветных галактик, впереди – я во всем своём величии, а за мной – флотилии ракет! Правда, здорово? (Пастухам, пахарям.) Эй, вы там!
Пастухи и пахари поднимают головы, смотрят на Царя Небесного
В наказание за непомерную гордыню обрекаю вас и ваших потомков отныне и во веки веков разговаривать на разных языках! Всем понятно?
ПАСТУХИ. А!
ПАХАРИ. Ня!

ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Вот и хорошо, что всем. (Слуге.) Теперь, давай, вызывай землетрясение.


Слуга щелкает пальцами
СЛУГА. Землетрясение!
Раздается нарастающий гул, начинается землетрясение. Башня рассыпается
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (пастухам, пахарям.) Да и вот еще что. Чтобы не бездельничать, соорудите-ка еще чего-нибудь. Только на этот раз чего-нибудь попроще, пониже, поскромней.
Царь Небесный возвращается на трон. Пастухи и пахари приступают к работе

Действие второе
Царь Небесный сидит на троне, разговаривает со Слугой. Пахари пашут, пастухи мастерят золотого кумира
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге). Я чего говорю-то: людьми надо постоянно заниматься, учить их, кормить, воспитывать. Они ж как малые дети: глупые, грязные, вечно голодные. (Смотрит на пастухов, пахарей. Пауза.) Чем это они там интересно занимаются? Никак творят себе кумира?
СЛУГА (смотрит вниз на пастухов). Похоже на то.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Опять не углядел! (Пастухам.) Эй, вы там! Слушайте меня!
Пастухи и пахари поднимают головы, вопросительно смотрят на Царя Небесного
Этого (Тычет пальцем в кумира.) делать нельзя!
Пастухи и пахари вопросительно смотрят на Царя Небесного
Грех!
Пастухи и пахари вопросительно смотрят на Царя Небесного
Не знаете, что такое грех? Сейчас расскажу. Грех – это... (Пауза.) Как вам объяснить-то? Ну, вот представьте: мужчины соседнего племени увели ваших женщин. Это – плохо. Согласны?
Пастухи и пахари согласно кивают
Вот. (Задумчиво.) А если... если...
СЛУГА (пастухам, пахарям). А если вы увели женщин соседнего племени, это, стало быть, хорошо!
Пастухи и пахари радостно кивают
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (смущенно). Нет, ну не совсем, конечно... Короче! Грех – это то, что мне не нравится. Всем понятно?
Пастухи издают воинственный клич и, громко топая, нападают на пахарей. Бьют, забирают их женщин, возвращаются к себе
ПАХАРИ (Царю Небесному, обиженно). Ня?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (пастухам, возмущенно.) Вы меня превратно поняли! Женщин я привел лишь в качестве примера!
Пахари издают воинственный клич и, громко топая, нападают на пастухов. Бьют их, отнимают своих женщин
СЛУГА (Царю Небесному). Вот сейчас, думаю, поняли.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге). Ты уверен? Ладно если так. (Пастухам.) А кумира вашего следует немедленно того... (Машет рукой.) В общем, грех. (Слуге.) В другой раз нам надо быть точнее в формулировках.
Пастухи отрывают голову кумира. Устанавливают голову с лицом Царя Небесного
ПАСТУХИ (с гордостью). А!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (пастухам). Что это?
ПАСТУХИ (с гордостью). А!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (пастухам). Вы что? Совсем уже?!
СЛУГА (Царю Небесному). Господин, Вам не нравится?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Что тут может нравится?
СЛУГА. Зря. Впрочем, дело Ваше. (Пастухам.) Царю Небесному это не по нраву! Он этого не одобряет!
ПАСТУХИ (удивленно). А?
СЛУГА (пастухам). Что значит, почему? Вы вообще знаете, что такое кумир? Блестящая безделушка, мишура, тлен. А Царь Небесный? (С пафосом.) Царь Небесный – это царство, это сила, это слава вовеки!.. Да кому я тут что объясняю?
ПАСТУХИ (требовательно). А!
ПАХАРИ (требовательно). Ня!
СЛУГА (пастухам). В общем, ваш раззолоченный кумир недостоин носить такую замечательную во всех отношениях голову... (Вполголоса.) Я бы вам посоветовал что-нибудь попроще.
Гордо подняв голову, Слуга встаёт "в позу"
ПАСТУХИ (радостно). А!
Пастухи устанавливают на туловище кумира голову с лицом Слуги
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге). Это что?
СЛУГА. Правда красиво? Я так думаю: образец высокого искусства. Хай арт.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Убрать.
СЛУГА. Но господин! Нельзя же в самом начале творческого развития человечества, загонять его в жесткие рамки! Дайте художникам поэкспериментировать с формой, с образом, с материалом...
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге). Хочешь пасть?
СЛУГА (испуганно). Нет.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (угрожающе). А ведь падёшь. Обязательно падёшь.
СЛУГА. Понял: человечество до этого не доросло. (Пастухам.) Рано вам еще этими глупостями заниматься. Идите вон оленей с мамонтами в пещерах рисуйте.
ПАСТУХИ (возмущенно). А! А-а-а!
СЛУГА (Царю Небесному). Господин! Стадию наскальной живописи они, оказывается, уже прошли... Надо же, как время быстро летит. Глазом не успел моргнуть, а уж медный век на дворе... бронзовый вот-вот начнется...
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (угрожающе). Низвергну.
СЛУГА (пастухам, пахарям). Сказано: грех, значит, грех! Чего спорить-то?
ПАСТУХИ. А.
ПАХАРИ. Ня.
СЛУГА. Вот и не спорьте.

ПАСТУХИ. А.


ПАХАРИ. Ня.
СЛУГА. Лучше соорудите чего-нибудь доброе.
ПАСТУХИ. А?
ПАХАРИ. Ня?
СЛУГА (Царю Небесному). Господин! Что им соорудить?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Пусть творят, что хотят, лишь бы не дрались.
СЛУГА. Понятно. (Пастухам, пахарям.) Сделайте что-нибудь такое, что помешало бы вам изводить друг друга.
Пастухи и пахари согласно кивают. Начинают устанавливать посередине сцены железный занавес. Царь Небесный наблюдает за их работой
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге). Что это они там делают, не пойму?
СЛУГА. Что? (Смотрит вниз.) Я так понимаю, господин, железный занавес.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Ну вот... дожили. Я их учу миру, доброте, терпению, а они железным занавесом друг от друга отгораживаются, олухи. (Пастухам, пахарям.)Убрать! Немедленно!
Пастухи указывают Царю Небесному на пахарей
ПАСТУХИ (возмущенно). А-а!
Пахари указывают Царю Небесному на пастухов
ПАХАРИ (возмущенно). Ня-ня!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (пастухам, пахарям). А вы тут якобы не причем, да? Все вы хороши!
Пастухи указывают Царю Небесному на пахарей
ПАСТУХИ (возмущенно). А-а!
Пахари указывают Царю Небесному на пастухов
ПАХАРИ (возмущенно). Ня-ня!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (пастухам, пахарям). Ничего не вижу, ничего не слышу, ничем не могу помочь. Договаривайтесь без меня. Но чтобы к утру железный занавес был удален! Всё! Я пошел спать. Ночь.
Царь Небесный демонстративно отворачивается, закрывает глаза. Темнеет
СЛУГА (пастухам, пахарям). Ну что, олухи Царя Небесного? Давайте, договаривайтесь!
По одному переговорщику со стороны пастухов и пахарей подходят к краю железного занавеса, ведут переговоры
ПАСТУХ. А-а!
ПАХАРЬ. Ня-ня!
ПАСТУХ. А-а!
ПАХАРЬ. Ня-ня!
ПАСТУХ. А-а!
ПАХАРЬ. Ня-ня!
Переговорщики обмениваются ударами
ПАСТУХ. А-а!
ПАХАРЬ. Ня-ня!
ПАСТУХ. А-а!
ПАХАРЬ. Ня-ня!
ПАСТУХ. А-а!
ПАХАРЬ. Ня-ня!
Переговорщики обмениваются ударами
ПАСТУХ. А-а!
ПАХАРЬ. Ня-ня!
ПАСТУХ. А-а!
ПАХАРЬ. Ня-ня!
ПАСТУХ. А-а!
ПАХАРЬ. Ня-ня!
Переговорщики обмениваются ударами и, недовольные друг другом, возвращаются к сородичам. Сородичи возмущенно шумят. Смотрят на заснувшего Царя Небесного, зевают, засыпают.

К краю железного занавеса крадущейся походкой подходят другие пахарь и пастух. Перешептываются, смотрят в сторону Слуги, снова перешептываются
СЛУГА (пастуху, пахарю). Эй! Вы что там шепчетесь?
Пахарь и пастух машут Слуге ручками, зовут к себе. Слуга спускается к постамента
Чего надо?
Пахарь и пастух шепчут Слуге на ухо
Да вы с ума сошли! За кого вы меня принимаете? Я не торгаш! (Деловито.) Почём?
Пахарь и пастух шепчут Слуге на ухо
Дорого!
Пахарь и пастух шепчут Слуге на ухо
Ну, это еще куда ни шло... Нет, все равно дорого!
Пахарь и пастух шепчут Слуге на ухо
Я всё понимаю: железо, редкий металл. Я не понимаю: откуда на Земле взяться этаким деньжищам? Рынка нет, частной собственности нет, торговля в зачаточном состоянии. И потом: кто этот вопрос будет улаживать наверху? (Кивает в сторону Царя Небесного.) Вы? Или, может быть, все-таки я?
Пахарь и пастух смотрят на спящего Царя Небесного, чешут затылки, шепчут Слуге на ухо
Вот это другое дело. По рукам!
Слуга, пахарь, пастух бьют по рукам. Забрав железный занавес, Слуга расплачивается
СЛУГА (пастуху). Вот тебе монетка, (Пахарю.) вот тебе.
ПАСТУХ (Слуге, обиженно). А?
ПАХАРЬ (Слуге, обиженно). Ня?
Слуга с железным занавесом поднимается на постамент
СЛУГА. Это аванс. Реализую металл, тогда и расплачусь.
ПАСТУХ (Слуге, вопросительно). А?
ПАХАРЬ (Слуге, вопросительно). Ня?
СЛУГА. Когда? Потом. Как-нибудь... А теперь – спать.

Действие третье
Утро. Все, кроме Слуги, спят. Царь Небесный, сидя на троне, просыпается. Замечает отсутствие железного занавеса
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. О! Железного занавеса нет. Вот и хорошо, вот и слава мне... (Слуге.) Как они там меж собой договорились? Без проблем?
СЛУГА. Да. Они решили, что быстрее распилить, чем договариваться.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. И что? Чем распилили? Как? (С воодушевлением.) Вместе? Дружно? Сообща?
СЛУГА (смущенно). Не совсем... Видите ли, господин, не такие уж это большие деньги... то есть, я хотел сказать: не такой уж это большой занавес, чтобы его сообща пилить. Хватило двух человек.
Пауза
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (угрожающе). Понятно... Стяжателям потворствуешь? Нехорошо.
СЛУГА (испуганно). Велите поставить железный занавес на место?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Немедленно!
СЛУГА. Мне самому или...
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Самому! Лично! Туда, откуда взял!
СЛУГА. То есть, ровно посередине между пастухами и пахарями? Чтоб, значит, ни одна живая душа не проскочила? Чтоб жили они отныне и вовеки веков порознь? Не дружили, не общались, не...
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Ну за что мне такое наказание!
СЛУГА. Как я Вас понимаю, господин. Вы учили их миру, доброте, терпению...
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Ну, хорошо, хорошо! Не отдавай людям железный занавес – подальше спрячь, но цену за него заплати божескую!
СЛУГА. А вот тут, господин, Вы не указ.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (угрожающе). Это еще что?
СЛУГА. Ваше царство – не на Земле, на небе. Стало быть, не Вам, а царям земным, в чьих владениях произошла сделка, прилично заглядывать в кошельки своих поданных. К тому же...
Слуга обеспокоенно смотрит на пастухов и пахарей. Пастухи и пахари просыпаются
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Что?
Пастухи и пахари замечают отсутствие железного занавеса
СЛУГА. К тому же сейчас, чую, всем нам будет не до того.
Пастухи и пахари бурно возмущаются пропажей занавеса. Бросаются друг на друга, дерутся
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Опять сцепились! Ну что ты с ними будешь делать? (Пастухам, пахарям.) Хватит уже! Уймитесь вы наконец!
Слуга незаметно для Царя Небесного водит раскрытой ладонью. Ведет справа налево: пастухи наседают на пахарей, ведет слева направо: пахари наседают на пастухов
Да что же это такое!.. Придется спускаться на Землю.
Царь Небесный спускается с постамента. Исчезает.

Слуга разводит руки в стороны. Пастухи и пахари расходятся, оставляя свободное место в центре сцены. На этом месте появляется кукла Царя Небесного.
КУКЛА ЦАРЯ НЕБЕСНОГО. Люди! Что вы делаете?! Опомнитесь! Вспомните, ради чего я явил вас на свет! Ради великих свершений! Ради того, чтобы сделать мир добрее! Ради создания свободного общества, где все будут равны предо мной, и даже – не побоюсь этих слов! – мне самому...
Слуга сводит руки. Громко топая, пастухи и пахари с воинственным кличем бросаются друг на друга. Кукла Царя Небесного скрывается под ними.

Слуга заходится в беззвучном смехе. Люди дерутся.

Царь Небесный в разорванном одеянии, кряхтя и охая, поднимается на постамент. Садится на трон
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге). Угомони их... Хотя нет, я сам.
Привстав, Царь Небесный бросает раскрывающийся в движении кулак в сторону дерущихся. Сверкает молния, гремит гром. Пастухи и пахари закрывают головы руками
Так вам!
Царь Небесный усаживается на трон. Тут же привстает и снова бросает раскрывающийся в движении кулак в сторону дерущихся. Сверкает молния, гремит гром. Пастухи и пахари падают
Будете знать!
СЛУГА. Э-э-э! Господин, осторожней! Прибьете чего доброго!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Нет, ну что за народ! Что за жестоковыйное племя! За что ни берутся, всё у них заканчивается войной.
Пауза
СЛУГА. Вы меня, конечно, извините, но мне кажется... я давно хотел Вам сказать... раскрыть, так сказать, глаза...
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Да говори уже!
СЛУГА (скорбно). Господин! Они не верят в Вас.
Пауза
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Ничего-то ты, светоносный друг мой, не понимаешь... Беда не в том, что они не верят в меня. Беда в том, что я - ты слышишь! - я теряю в них веру, перестаю надеяться на то, что когда-нибудь они станут частичкой меня самого!
СЛУГА. Так чего с ними нянчится? Взять их, да и...
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Нет! Я заварил эту кашу, мне ее и расхлебывать.
СЛУГА. Дело Ваше, господин. Только, чую, намучаетесь Вы с ними.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Не я намучаюсь, мы намучаемся.
СЛУГА. Почему мы?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Потому что с нынешнего дня я прекращаю прямое общение с людьми. Отныне никто из них воочию не узрит и не услышит меня. И... и не спорь! Я так сказал. Всё! Аминь!
СЛУГА. Ну что ж... Аминь, так аминь. Воля Ваша.

Действие четвертое
Царь Небесный с задумчивым видом сидит на троне. Пастухи пасут скот. Слуга наблюдает за тем, как пахари подкладывают хворост под ноги привязанной к столбу девушке
СЛУГА. Господин! Кажется, люди хотят помириться с Вами.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. С чего ты взял?
СЛУГА. Возможно, я ошибаюсь, но, по-моему, они собираются принести Вам жертву.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Какую еще жертву?
СЛУГА. Пышногрудую и очень даже симпатичную девушку племени пахарей.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Да они что там на земле? Совсем с ума посходили? Немедленно запрети им!
СЛУГА. Извините, господин, но, может быть, Вы сами?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Не могу. Я, как ты помнишь, прекратил всякое общение с людьми. Так что, давай, братец, служи!
СЛУГА (Царю Небесному). Как скажете. (Пахарям.) Эй вы там! Царь Небесный отказывается принимать вашу жертву!
Пахари огорчаются, пастухи радуются. Пастухи дразнят пахарей
Он недоволен вами!
Пастухи выражают возмущение пахарям
Вы согрешили перед ним!
Пастухи издают воинственный клич и, громко топая, нападают на пахарей. Бьют их, забирают девушку со столбом, возвращаются к себе. Ставят девушку со столбом в рамку, отбивают ей поклоны
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге). Что они делают? Почему преклоняются пред ней?
СЛУГА (пастухам). Почему вы преклоняетесь этой женщине?
ПАСТУХИ. А! А-а-а!
СЛУГА (Царю Небесному). Они говорят: она пострадала от рук неверных. Она святая.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (задыхаясь от возмущения). Да это не... Да это не она – я! Я пострадал и продолжаю страдать от неверных мне!
СЛУГА (пастухам). Царь Небесный недоволен вами!
Пахари громко возмущаются пастухами
Он страдает от вашего непослушания!
Пахари издают воинственный клич
Вы огорчили его!
Пахари, громко топая, нападают на пастухов. Бьют их, забирают девушку со столбом, возвращаются к себе. Тотчас забывают о ней. Девушка пытается привлечь к себе внимание пастухов
ДЕВУШКА-ПАХАРЬ (декламирует с пафосом). Ня-ня-ня-ня-ня! Ня-ня-ня-ня-ня!
Пахари не обращают на девушку внимания. Девушка-пахарь начинает петь и вилять бедрами. Пахари внимают ей. Девушка-пахарь перестает петь. Ей хлопают, к ней протягивают руки, ей поклоняются
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге, возмущенно). Почему ей опять поклоняются?
СЛУГА (пахарям, пританцовывая). Зачем вы поклоняетесь ей?
ПАХАРИ. Ня! Ня! Ня!
СЛУГА (Царю Небесному, пританцовывая). Они говорят: она красивая, пышногрудая, она громче всех поет и лучше всех виляет бедрами. В общем, поп-звезда.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Кто?! Звезда?! (Слуге.) Прибрать ее! Немедленно!
СЛУГА (Царю Небесному, пританцовывая). Зачем? Посмотрите, господин, как она зажигает. Прелесть!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Только я! (Слуге.)Ты слышишь! Только я имею право зажигать звезды в Галактике!
СЛУГА (Царю Небесному). Понял.
Слуга забирает девушку-пахаря. Пахари-мужчины ревут от горя
Господин!
ЦАР НЕБЕСНЫЙ. Чего тебе?
СЛУГА. Можно я оставлю ее у себя?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Да забирай, не жалко. Для таких как она в моем царстве всё равно места нет.
Отвесив поклон, Слуга кладет куклу девушки-пахаря в карман. Царь Небесный засыпает. Слуга вынимает куклу девушки-пахаря из кармана, надевает на ладонь
СЛУГА. А ну, красавица, потешь верного слугу Царя Небесного – спляши мне. А еще лучше, станцуй.
Девушка-пахарь танцует и поет на ладони Слуги

Действие пятое
Утро. Царь Небесный спит. Рядом с троном стоит Слуга Царя Небесного. На одном конце сцены пахари пашут землю, на другом пастухи пасут скот. Дойдя до середины сцены один из пахарей сталкивается с пастухом. Пахарь и пастух обмениваются ударами. Завязывается драка. Один за другим к ним примыкают остальные члены племён.

Слуга водит раскрытой ладонью. Ведет справа налево: пастухи наседают на пахарей, ведет слева направо: пахари наседают на пастухов

Просыпается Царь Небесный.
СЛУГА (пастухам, пахарям). Т-с-с! Всё, закончили! Тихо!
Пастухи и пахари продолжают драться
Я кому сказал!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Что за шум?
СЛУГА. Да вот...
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Что, опять?! (Слуге.) Разними их.
Желая развести драчунов, Слуга делает пассы руками. Пастухи и

пахари продолжают драться. Слуга опускает руки
СЛУГА (Царю Небесному). Не слушаются. (Пастухам, пахарям.) А ну, прекратите!
Пастухи и пахари продолжают драться
Вы меня слышите?!
Пастухи и пахари продолжают драться
Это грех!
Пастухи и пахари продолжают драться
(Царю Небесному.) Совсем озверели.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (Слуге). Спустись, разберись на месте.

СЛУГА (испуганно). Нет, нет, господин, всё, что угодно, только не это!


ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (презрительно). Эх, ты! Ладно, я сам.
Привстав, Царь Небесный бросает раскрывающийся в движении кулак в сторону дерущихся. Сверкает молния, гремит гром. Пастухи и пахари продолжают драться
Странно.
Царь Небесный бросает раскрывающийся в движении кулак в сторону дерущихся. Молния сверкает ярче, гром гремит громче. Пастухи и пахари продолжают драться
Да что же это такое? Ничего их не берёт.
СЛУГА. Да кто ж так молнию метает, господин? Со всего размаху надо! Со всей ярости!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Со всей ярости, говоришь? Ладно...
Царь Небесный бросает раскрывающийся в движении кулак в сторону дерущихся. Молния сверкает еще ярче, гром гремит еще громче. Пастухи и пахари хватаются за головы
СЛУГА. Еще больше ярости! Еще больше ненависти!

Царь Небесный бросает раскрывающийся в движении кулак в сторону дерущихся. Молния сверкает еще ярче, гром гремит еще громче.
Да! Да!
Пастухи и пахари падают
Что? Уже не хочется воевать? Ну, то-то же. Будете знать, как Царя Небесного гневить, терпение его испытывать!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Вывели таки меня из себя.
Царь Небесный отряхивает ладони. Слуга смотрит вниз на людей
СЛУГА. Господин! Что Вы наделали?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Людей проучил. Чтоб, значит, впредь послушней были.
СЛУГА. Проучили? Да вы не проучили, Вы их... того.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Чего того?
СЛУГА. Самого. Собственной рукой.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Погоди-погоди. Что значит, собственной рукой? Как собственной рукой?!
СЛУГА. Так вот.
Царь Небесный и Слуга наклоняются, смотрят вниз. Пастухи и пахари не шевелятся
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Что я наделал!
СЛУГА. Да.... Вам, господин, под горячую руку лучше не попадаться.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Я же... я же их как детей своих... лелеял, пестовал, силы, не скупясь, тратил. И вот, на тебе... Чем теперь оправдаюсь пред собой?
СЛУГА. Чем-чем? Гневом божьим.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Но я же не специально. Я же не хотел!
СЛУГА. Вот этого, господин, никому знать не обязательно. Покарал Царь Небесный – значит, было за что. А по ошибке там или по недоразумению, не важно. Пусть думают: за грехи тяжкие.

ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Но ты же видел: я хотел лишь прекратить братоубийство, припугнуть их, вразумить!


СЛУГА. Полно расстраиваться. Когда последние неандертальцы вымерли, вы тоже говорили, что лучше ничего не создадите, а сами вон каких олухов на свет явили.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Да. Это так. (Пауза). Так ты думаешь, у меня хватит сил начать с начала?
СЛУГА. Даже не сомневаюсь! (В сторону.) Была бы Земля светла и тепла, а паразиты всегда найдутся.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (рассеянно). Что ты сказал, я не расслышал? Была бы Земля светла?
СЛУГА. А за землянами, говорю, дело не станет... Вопрос в другом. Нужна ли ей такая обуза?
Один их пастухов шевелится
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Смотри, смотри! Кто-то шевельнулся!
СЛУГА. Где?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Да вон же, вон!
Один их пастухов шевелится
СЛУГА (фальшиво). Нет, вы ошиблись.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Ты что, слепой? Вон же, я тебе показываю!
СЛУГА. Да, и вправду, что-то шевельнулось. Должно быть, ветерком колыхнуло.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. А ну принеси!
Слуга берет куклу пастуха, передает Царю Небесному
(С нежностью). Дышит еще. Ничего-ничего. (Пастуху.) Сейчас я тебя выхожу, вылечу... А как вылечу, патриархом нареку, и зачну от тебя новый род людей.
СЛУГА. Господин! Я, может, чего-то не понимаю, но для продолжения рода одного патриарха, думаю, будет мало.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Да?
СЛУГА. Нужна еще хотя бы одна патриархиня.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Постой. То есть, ты хочешь сказать, что...
СЛУГА (с притворной грустью). Ничего у нас не получится. Увы.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. ...ты хочешь сказать, что не собираешься расставаться со своей красавицей?
СЛУГА. Какой красавицей?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Значит, не собираешься. Ладно. Настаивать не буду. Просто запомню. Вовеки веков.
СЛУГА. Ах, красавицей! Я всё думаю: о ком Вы? А Вы оказывается об этой девчонке. Ну, какая же она красавица? Так, обычная вертихвостка.
Слуга достаёт из кармана куклу девушку-пахаря, надевает на руку. Девушка-пахарь танцует и поет. Слуга снимает куклу девушки-пахаря с руки, передает Царю Небесному
Пожалуйста.
Царь Небесный надевает на одну руку куклу девушки-пахаря, на другую – куклу пастуха
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (пастуху). Ну что, дружок, ожил?
Пастух согласно кивает
Вот и слава мне. А теперь скажи: согласен ли ты для продолжения рода людского взять себе в жены девушку из племени пахарей?
СЛУГА (пастуху, язвительно). Давай-давай, соглашайся! Замечательная, скажу я, будет у тебя жена. Пахать она, правда, не умеет, как, впрочем, и пасти скот, зато как она замечательно поет, виляет бедрами, нравится чужим мужчинам! Ты бы только знал!

ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (пахарю). Это все ерунда. Других мужчин, кроме тебя, на Земле нет. Как, впрочем, и женщин. Последнюю за тебя отдаю... Ну что, согласен?


Пастух согласно кивает
Хорошо. (Девушке-пахарю). А ты согласна выйти замуж за мужчину из племени пастухов?
СЛУГА (девушке-пахарю, язвительно). Выходи, конечно! Раньше ты мужчинам пела-плясала, теперь быкам да козлам будешь с утра до вечера пастушьи пасторали распевать.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (девушке-пахарю). Мой слуга как всегда прав. Единственное о чем он забыл упомянуть - это о том, что разница между мужчинами и быками, я уж не говорю про козлов, иной раз меньше гречишного зерна... Уж кто-кто, а танцовщицы с певицами об этом должны знать.
Девушка-пахарь согласно кивает
Значит, ты согласна выйти замуж за мужчину из племени пастухов?
Девушка-пахарь многократно кивает
Ну что ж... (Пастуху, девушке-пахарю.) Тогда объявляю вас мужем и женой. Живите мирно, в любви, в ладу, жалейте друг друга, плодитесь и размножайтесь... Можете поцеловаться.
Пастух и девушка-пахарь многократно целуются
Ну, всё-всё-всё, хватит. Возвращайтесь вон к себе на землю, там и любитесь, а тут нечего...
Царь Небесный снимает кукол с рук, бросает за ширму. Смотрит вниз
Ну всё, пошло дело. Не успеем глазом моргнуть, как вновь окажемся в медном веке.
СЛУГА (фальшиво). Как я рад.

Действие шестое
Царь Небесный спит. Рядом с троном стоит Слуга Царя Небесного. Царь Небесный просыпается, потягивается
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Что на Земле новенького?
СЛУГА. Ничего.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Ничего?
СЛУГА. Ничего.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ (после паузы). Как там люди?
СЛУГА. Плодятся и размножаются. Всё, как Вы велели.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Да? А ну покажи.
СЛУГА. Пожалуйста.
Слуга щелкает пальцами. На сцене появляется пастух и беременная девушка-пахарь. Они проходят от одного края ширмы до другого, возвращаются. Всё это время за ними тянется непрерывный строй новых людей
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. А жизнь-то, я погляжу, потихоньку налаживается... А ну, давай, прокрути время вперёд!
Слуга достает из-за трона циферблат. Крутит стрелку.

Действие происходит в максимально быстром темпе.

Новые люди разбиваются на два лагеря. Дерутся. Возводят башню, башня рушится. Дерутся. Устанавливают железный занавес. Дерутся. Строят города в разных концах сцены. Дерутся. Устраивают военные парады. Дерутся. Устанавливают две ракеты
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. А ну-ка притормози, притормози!
Слуга перестает крутить стрелку циферблата
Это что? Ракеты?! Неужто... (Задыхаясь от радости.) Неужто свершилось... неужто я дождался, когда люди, мои люди, создали общество, где все равны передо мной, и я равен им... Глазам своим не верю.
СЛУГА (удивленно). Признаться, я тоже.
Новые люди деловито крутятся у ракет
ПЕРВЫЕ НОВЫЕ ЛЮДИ (у первой ракеты). П-п-п!
ВТОРЫЕ НОВЫЕ ЛЮДИ (у второй ракеты). Ли-ли-ли!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Смотри-смотри! Они, кажется, готовятся к межгалактическому полёту! Точно тебе говорю! Полетели, покажем им звездный путь к новой Земле!
Царь Небесный вскакивает с трона
СЛУГА. Погодите, господин. Что-то тут не так.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Что тут не так? Всё так! Да вот они уже и стартуют.
Два новых человека в униформе (по одному у каждой ракеты) отсчитывают время
ПЕРВЫЙ НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК (у первой ракеты). П! П! П! П! П!
ВТОРОЙ НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК (у второй ракеты). Ли! Ли! Ли! Ли! Ли!
СЛУГА. Да, действительно. Пошёл обратный отсчёт. Пять.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Молодцы какие!
ПЕРВЫЙ НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК (у первой ракеты). П! П! П! П!
ВТОРОЙ НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК (у второй ракеты). Ли! Ли! Ли! Ли!
СЛУГА. Четыре.
ПЕРВЫЙ НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК (у первой ракеты). П! П! П!
ВТОРОЙ НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК (у второй ракеты). Ли! Ли! Ли!
СЛУГА. Три.
ПЕРВЫЙ НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК (у первой ракеты). П! П!
ВТОРОЙ НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК (у второй ракеты). Ли! Ли!
СЛУГА. Два.
ПЕРВЫЙ НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК (у первой ракеты). П!
ВТОРОЙ НОВЫЙ ЧЕЛОВЕК (у второй ракеты). Ли!
СЛУГА. Один.
ПЕРВЫЙ и ВТОРОЙ НОВЫЕ ЛЮДИ (у первой и второй ракет, одновременно). Пли!
Ракеты взмывают в воздух. Летят навстречу друг другу, падают на города. Раздаются два взрыва. Сцену окутывает дым. Гаснет свет

Действие седьмое
На заднике появляются звезды и месяц. В свете месяца показываются Царь Небесный и Слуга. Оба кашляют, чихают. Их лица вымазаны сажей. Царь Небесный недоуменно оглядывается по сторонам
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Где Земля?
СЛУГА (сухо). Всё. Нет больше в Галактике планеты с таким названием – взорвалась.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. И людей, что... тоже нет?
СЛУГА (раздраженно). Да разве это люди? Тьфу! Олухи! Такой шанс обрести Царство Небесное упустили!
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Да, олухи... (Жалобно.) Но это были мои олухи!
СЛУГА. Кто спорит. Ваши.
Пауза
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Значит, ни идеального общества, ни ракет они так и не создали?
СЛУГА. Ну почему же? Уж что-что, а ракеты создавать они научились. Только не те, о которых Вы мечтали.
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Н-да... Нехорошо вышло.
СЛУГА. Вам, господин, не в чем себя винить. Всё к этому шло.
Пауза
Ну что? Может, покидаем заброшенные планеты в черную дыру, или просто попутешествуем? А?
ЦАРЬ НЕБЕСНЫЙ. Не хочу я больше ничего кидать, ни чем кидаться... Давай лучше на месяце покатаемся.
СЛУГА. Давайте.
Слуга щелкает пальцами. Месяц спускается к постаменту. Царь Небесный и Слуга переходят с постамента на месяц и улетают на нём.
скачать файл



Смотрите также:
Олухи царя небесного
356.86kb.
Д. В. Бубнов Поход в Италию молосского царя Александра в 334 330 гг до н э. не оставил в римской исторической и общественно-политической мысли такого заметного следа, как более поздние иноземные вторжения Пирр
66.57kb.
Бл. Августин. Святые были такие же люди, как все мы. Многие из них пришли от больших грехов, но покаянием достигли Царства Небесного. И все кто приходит туда, приходят через покаяние
70.64kb.
Воскресение 12: 00 Р. М. Призванные к совершенству. Да будете
116.61kb.
Свято нового року
82.65kb.
«общественные движения при Александре 2»
53.45kb.
Одним из аргументов в пользу монархии считается богоустановленность этой формы правления. Но далеко не все с этим согласны
153.1kb.
Урок №32: Эллада против «царя царей»
88.48kb.
Правление Грозного царя
13.16kb.
Смотровая площадка панорама Иерусалима: история и современность. Гора Сион: гробница царя Давида; синагога; Горница Тайной Вечери; Старый город: Еврейский квартал, Стена Плача
34.74kb.
Ветхий Завет Книга Пророка Даниила
427.03kb.
Урок Русская православная церковь в xviiвеке. Церковный раскол
47.22kb.