takya.ru страница 1страница 2страница 3страница 4
скачать файл

На правах рукописи




Падерина Екатерина Геннадьевна

Своеобразие драматургического мышления Гоголя:

проблемы научной рецепции последней комедии классика

(«Игроки»)

Специальность 10.01.01. — русская литература


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва — 2009

Работа выполнена в Отделе классической русской литературы Института

мировой литературы им. А.М.Горького РАН


Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, чл.-корр. РАН Наталья Васильевна Корниенко,



Институт мировой литературы им. А.М.Горького РАН.

доктор филологических наук Мария Наумовна Виролайнен,



Институт русской литературы (Пушкинский Дом).

доктор филологических наук, профессор Елена Ивановна Анненкова,



Российский государственный педагогический университет им.

А.И.Герцена.

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Томский государственный университет»

Защита состоится _24 июня__ 2010 года в 15. 00 на заседании Диссертационного совета Д 002.209.02 при Институте мировой литературы им. А.М.Горького РАН по адресу: 121069, Москва, ул. Поварская, 25а, ИМЛИ РАН, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института мировой литературы им. А.М.Горького РАН.

Автореферат разослан _________________ 2010 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат филологических наук О.В.Быстрова



Общая характеристика работы
На современном этапе развития гоголеведения системный аспект изучения своеобразия гоголевской драматургии приобрел и особую актуальность, и принципиальную возможность, и достаточно основательную научную опору — в обогащенном и обновленном за последние тридцать лет научном знании о творчестве Гоголя, а также в усилиях историков литературы, театра, бытовой культуры и т.п.

Научная ситуация в гоголеведении последние тридцать лет интенсивно меняется. Опубликован и аналитически описан большой объем нового историко-культурного и историко-литературного материала о гоголевской эпохе, новые биографические данные и снятие запретов на полноту осмысляемого наследия писателя способствовали интенсивному развитию многих научных аспектов творческой биографии писателя, реабилитирован объемный концептуальный фонд научного наследия, изменилось аналитическое оснащение гоголеведения и т.д. Обширный объем новых фактов, концепций, гипотез и актуальных проблем востребует системного и систематического осмысления, вносящего коррективы в устоявшиеся представления. В широких масштабах эти задачи, в комплексе с другими, поступательно решает новейшее академическое издание произведений и писем классика (ИМЛИ РАН). Научно-исследовательский аспект академической подготовки полного собрания сочинений классика обнаруживает обойденные научным вниманием области, трудно разрешимые на данный момент проблемы, наукоемкие аспекты и т.п. К таким разделам гоголеведения относится драматургическое наследие Гоголя, требующее на современном этапе обновления не только концептуальных компонентов общепринятого научного знания, но и системной части такового.

Мышление Гоголя-комедиографа отличает высокая мера своеобразия, использование традиционных компонентов в непривычной, но глубоко оправданной художественными задачами функции. Это создает особые исследовательские условия. Имеющийся арсенал аналитических средств, применяемый к изучению отечественной комедиографии классической эпохи, способен по большей части описать только следование традиции или ее нарушение, но трактовка общей идеи, художественной концепции каждой комедии затруднена. Об этом свидетельствует, прежде всего, история изучения «Ревизора». К «Женитьбе» и «Игрокам», как можно ответственно утверждать, гоголеведение в этом плане только подступило, а литературоведческое изучение «Театрального разъезда» и особенно «Развязки “Ревизора”» еще впереди.

Своеобычное мышление Гоголя-драматурга — как компонент его писательской индивидуальности и в обособлении от нее — много раз становилось предметом более или менее развернутых научных описаний, совокупность которых сложилась в научную традицию. Исследовательский багаж темы правомерно представляется весьма существенным, однако, как показывает историографический анализ, не только не исчерпывающим научную проблематику, но во многих аспектах ее не распознающим и не удовлетворяющим современным научным запросам. Достижения Гоголя-драматурга изучены неравномерно и не в полноте, хотя все научные обзоры творческой биографии Гоголя вообще и эволюции его драматургического мышления в частности охватывают практически весь корпус замыслов — нереализованных, незавершенных и получивших воплощение в признанных шедеврах.

Длительное время постоянным приоритетом в оценке наследия Гоголя было утверждение его сатирической мощи и значимости, а постоянной установкой в аналитическом описании комедиографии Гоголя было выявление новаторства относительно литературного и театрального процесса. При увеличивающейся исторической и идеологической дистанции с соответствующим историко-культурным периодом результатом этих тенденций в советском гоголеведении стали попытки утвердить силу гоголевской сатиры как художественную новацию (С.Данилов, Н.Пиксанов, Н.Степанов), а само новаторство, понимаемое сквозь призму жесткости критического взгляда на реальность, как собственно своеобразие мышления комедиографа (И.Вишневская).

То, что в меньшей степени описанная научная тенденция касалась и касается «Ревизора», в большей «Женитьбы» и в еще большей «Игроков», — положение закономерное, исторически сложившееся, но, несомненно, требующее коррекции. Масштабные по научному значению, но немногочисленные концептуальные суждения об особенностях последней, в частности, комедии Гоголя (Ю.Манна, Е.Куприяновой, Ю.Лотмана), намечающие серьезные научные перспективы, не получили пока преемственного развития.

Объективный взгляд на сложившуюся к настоящему моменту систему научного знания о творчестве Гоголя позволяет констатировать также отсутствие ясности в эволюционном аспекте этой сферы гоголевского творчества. Так, к числу непреложных относится тот факт, что первое собрание сочинений Гоголя, составленное автором в 1842 г., знаменует им самим осознаваемый творческий итог определенного этапа, а завершенные к выходу последнего тома комедии, «Женитьба» и «Игроки», являются созданиями зрелого мастера, художника и мыслителя, относящегося к каждому своему слову, в том числе и прежде всего к художественному слову, с предельной ответственностью перед всеми адресатами — от себя, читателей и зрителей, до потомков и высшего судьи истинности и действенности человеческого поступка. Это придает особое значение научному вопросу о месте и роли «Игроков», последней комедии гения, в его творческой биографии.

Впервые вопрос о том, что «Игроки» занимают не рядовое место в творчестве Гоголя, поставил Ю.М.Лотман. Ученый указал а) на серьезнейшее значение последней комедии в размышлениях Гоголя о природе лжи в мире, обществе и в человеческой жизни; б) на особую и недооцененную роль «Игроков» в жанровой системе Гоголя и гоголевской театральной эпохи; в) на телеологическую связь последней комедии с «Выбранными местами из переписки с друзьями»1.

Строгий научный подход к означенной проблеме обязывает указать на особое местоположение в творческой биографии Гоголя не только завершенного текста «Игроков», но и творческой истории этой пьесы. Самого серьезного научного внимания заслуживает тот факт, что комедия создавалась в близком времени с первым томом «Мертвых душ», а также очевидная связанность этих произведений в тематическом, мотивном, характерологическом плане.

Привлекая научное знание о биографическом этапе, включающем «Игроков», мы также обнаруживаем явную несогласованность с ним установившегося представления о последней комедии как об остроумной насмешке над псевдо богатырями и даже злой сатире на картежников. Чрезвычайно важно, в частности, то, что работу над комедией «о шулерах» Гоголь закончил в конце августа 1842 г. — после создания «Шинели», последних редакций «Ревизора», «Портрета», «Тараса Бульбы», после окончания и публикации первого тома «Мертвых душ», а за «Игроками», в свою очередь, следует завершение «Театрального разъезда», резюмирующего эстетические и драматургические искания Гоголя и отражающего его представление о значении театра. Уже умозрительная логика подсказывает, что последняя комедия не могла не впитать и не отразить общих для этого чрезвычайно насыщенного творческого этапа устремлений автора. Но вопрос о том, что объединяет «Игроков» с названными и не названными шедеврами Гоголя в художественном поиске, а не в тематическом плане, до сих пор оставался открытым.

К эволюционно-биографическому аспекту системной оценки «Игроков» как явления литературы примыкает и такой серьезный вопрос, как место этого комедийного сюжета в духовных поисках Гоголя, а именно — в известных по письмам начала 1840-х (в том числе написанных в следующие за отправкой готовой комедии в Петербург дни) и позже по «Выбранным местам…» серьезных и глубоких размышлениях о современном человеке и т.п.

В современной науке преодолен научный миф о резком переломе или сломе в творческой эволюции писателя, связанный с «Перепиской…», и стала анахронизмом идеологическая критика религиозных и духовных поисков Гоголя. В научный оборот введено много новых биографических данных об этом периоде и непредвзято оценено большое число ранее известных. Границы творческих этапов, по-прежнему ясно видимые с исторической дистанции в биографии Гоголя, перестали восприниматься и истолковываться механистически — как резкое изменение направления творческой мысли, как прямое выполнение творческой волей писателя принятого и/или обнародованного им творческого кредо. Значение этого научного сдвига в исследовании комедийных сюжетов Гоголя, завершенных к 1842 году, велико. Но в практическом исследовательском интересе к драматургии Гоголя (немногочисленном, к слову сказать) пока недооценено.

Не менее серьезный запрос к рассматриваемой нами, частной, на первый и поверхностный взгляд, области гоголеведения мы можем сформулировать, исходя из научного объема представлений об отечественном литературном и театральном процессе 1830-1840-х годов. Карточные сюжеты (в том числе драматические, мелодраматические и веселые) в первой трети XIX века и в литературе, и на сцене были широко распространены; так же обстояло дело и с разнообразными литературными и драматическими плутами (от веселых и безобидных, пошловатых водевильных до мрачных и угрожающих в сатирической традиции); а обман — лукавый и веселый или циничный и продуманный — составлял завязку «всего что ни есть» комического на сцене. Все это в гоголевские времена соответствовало запросам массового зрителя, ощущающего нарастающую нестабильность исторического движения к буржуазному строю. Этим во многом объясняется всплеск интереса к переводным и отечественным карточным сюжетам в конце 1820-х годов и пушкинская ироническая подача темы в «Пиковой даме» в 1834 году, а также интерес к плутовской литературе (собственно испанской или испытавшей ее влияние французской). Поэтому занимательность и нравоучительность гоголевского «сюжета» «Игроков», как он до сих пор понимался в гоголеведении (осуждение шулерства вкупе с небывалой сценичностью интриги), — вполне могли удовлетворить запросы массового читателя и зрителя, открыто именно по этим критериям выражаемые Ф.Булгариным, но, разумеется, не смогли бы сами по себе сформировать высокую оценку художественности пьесы, данную в критических отзывах В.Г.Белинского, А.Ф.Кони, Ап.Григорьева, А.Н.Баженова.

Таким образом, концептуальный объем научного знания об одноактной комедийной пьесе Гоголя с банальным на первый взгляд содержанием и с бросающейся в глаза необычностью интриги, пьесе, завершенной на рубеже двух значительных творческих этапов гоголевской биографии, сигнализирует не только о насущной научной проблеме гоголеведения, но и о несогласованности научных представлений о развитии литературы, драматургии и театра, а также критики 1-й половины XIX в.

Резюмируем вышесказанное об актуальных проблемах изучения гоголевской драматургии, определяющих и конкретизирующих нашу научную тему.

1. Систематический взгляд на концептуальный объем гоголеведения настоящего времени позволяет констатировать, что уровень научного освоения драматургического наследия Гоголя как корпуса художественных произведений не соответствует общей оценки его комедиографического мышления как гениального и высокохудожественного.

2. Масштабным достижениям в исследовании художественного своеобразия «Ревизора» сопутствует на данный момент далекое от полноты знание о поэтике «Женитьбы» и «Игроков» и весьма приблизительное представление о содержательном потенциале каждой из этих комедий как художественного слова-поступка начала 1840-х гг., а как следствие — их сугубо номинальное включение в систему научных представлений о творческой эволюции комедиографа и о творческой биографии писателя и мыслителя. Очевидно, что этот пробел фактически обеспечивает научную стагнацию в сфере изучения своеобразия драматургического мышления Гоголя в целом, включая такие специфические формы жанрообразования, как «Театральный разъезд…» и «Развязка “Ревизора”», с одной стороны, и нереализованные замыслы драматурга, с другой.

3. На современном этапе изучения гоголевской драматургии «Игроки» являются уникальным научным объектом, потому что завершают эволюцию комедиографа, а значит — являют важный этап развития его драматургического мышления, во-первых, и творческой биографии в целом, во-вторых. Уяснение художественной концепции последней комедии Гоголя позволит согласовать высокую оценку ее художественных достоинств исторически близкой Гоголю критикой (В.Белинский, А.Григорьев, А.Баженов) и отмеченные ведущими отечественными филологами в 1980–1990-е годы (Ю.Манн, Ю.Лотман, Е.Куприянова) компоненты усложненной организации драматургического действия, которые сами по себе свидетельствуют лишь об инструментальном мастерстве.

4. Усложненная интрига одноактной пьесы, парадоксальное сочетание узнаваемого и банального с необычным, неожиданным и беспрецедентным — в организации драматургического действия; значительная роль пародийной и пародической функций компонентов текста в отношении комедиографической и литературной традиции позволяют рассматривать «Игроков» как конструктивную критику Гоголем комедиографического языка эпохи и тем самым актуализировать ряд проблем теоретического плана в изучении драмы как таковой. В частности, такие насущные вопросы, как принципы сюжетосложения в драматургическом тексте, их отличия от повествовательных, функционально-семантическая роль слова героя в формировании художественного целого пьесы и т.п.

5. Систематическое изучение сюжетной и жанровой организации завершенного текста «Игроков» в контексте творческой истории пьесы позволяет поставить ряд насущных практических и теоретических исследовательских задач в текстологической сфере, связанных со спецификой процесса порождения драматургического целого и инструментами описания такового, с критериями различения разных редакций одной пьесы и разных пьес, одна из которых не закончена, а некоторые персонажи совпадают и пр.



Методологической и теоретической основой предпринятого исследования являются системно-исторический принцип, историко-генетический и структурно-типологический методы, академические принципы текстологического исследования и историко-культурного и филологического комментария, а также философско-эстетические и теоретические концепции отечественных филологов (О.Фрейденберг, М.Бахтин, Ю.Тынянов, Л.Пумпянский, Ю.Лотман, А.В.Михайлов и др.), театроведов (А.Гвоздев, С.Мокульский, В.Волькенштейн, В. Филиппов, С.Балухатый, Б.Костелянец, С.Владимиров и др.), текстологов (Д.Лихачев, Л.Опульская-Громова, А.Гришунин), теоретически значимые концепции гоголеведения (Ю.Манн, С.Бочаров, М.Виролайнен, В.Маркович, С.Гончаров и др.).

Научная новизна работы обусловлена тем, что в ней представлены результаты первого систематического исследования последней комедии Гоголя в общей системе научного гуманитарного знания о литературном и театральном процессах отечественной культуры начала XIX в. и о творческой биографии классика. Новое научное знание представлено в диссертации следующими пунктами.

1. Предпринят систематический анализ современных проблем, возможностей и перспектив изучения драматургического наследия Гоголя, включающий как методологический и теоретический аспекты, так и практическую сферу исследования гоголевских пьес с применением текстологического, литературоведческого, историко-литературного и историко-культурного научного аппарата.

2. Осуществлен системный и комплексно-исторический подход к последней комедии классика литературы и театра как к системно-важному компоненту его комедиографического, драматургического, творческого и эстетического наследия.

3. Введено в научный оборот описание «Игроков» как произведения словесного искусства, художественные достоинства которого сопоставимы с признанными шедеврами соответствующего творческого периода, драматургический язык существенно опережает время, а художественная идея соотносится с духовными поисками писателя.

4. Научная проблема своеобразия мышления комедиографа и драматурга представлена в эволюционном аспекте, открывающем новые научные перспективы исследования феноменологии комических жанров у Гоголя.

5. Обозначились те грани, которые в рамках единой художественной картины мира Гоголя конца 1830-х — 1840-х годов позволяют различать художественные концепции действительности в повествовательных жанрах (прежде всего в параллельно создаваемом масштабном образе «Мертвых душ») и в комедиографии.

6. Сюжет последней комедии представлен глубокими связями с насущными для общественного самосознания той эпохи вопросами аутентичности слова как инструмента рефлексии, коммуникации, поступка.

В общем спектре актуальных научных проблем и исследовательских возможностей, обозначенных нами в отношении «Игроков» как уникального объекта исследования и предполагающих более масштабную, чем диссертационное исследование, и поступательно реализуемую разработку, — проблемы ближайшие по необходимости и возможностям определили научные цели диссертации:

— представить систематическое описание поэтики «Игроков» в свете современной системы знаний о творчестве писателя и об историко-культурном контексте;

— восстановить права пьесы рассматриваться как художественное высказывание классика литературы и театра;

— установить законное место этого малоизученного художественного произведения в творческой эволюции драматурга и телеологическое значение в творческих поисках писателя и мыслителя;

— пополнить основания будущих обобщающих исследований своеобразия драматургического мышления Гоголя в типологическом и эволюционном аспектах.

Достижение названных целей потребовало решения следующих задач.

1. Восстановить в изучении своеобразия гоголевской комедиографии в целом и «Игроков», в частности, комплексную научную преемственность, объединяющую аналитические достижения литературоведения, театроведения, текстологии и практические результаты и возможности гоголеведения в разработке темы.

2. Рассмотреть базовые уровни драматургического текста «Игроков» в сравнительно-типологическом и генетическом аспекте в широком драматургическом контексте (от традиционных и адаптированных форм народного театра до высоких образцов мировой классики и отечественной комедиографии), установив функционально-содержательную роль канонических и традиционных компонентов комедийного языка в гоголевской комедии и значение их реформирования Гоголем в эволюционировании его драматургического мышления.

3. Исследовать те уровни текста «Игроков», которые участвуют в сюжетной и жанровой организации и определяют принадлежность этой комедии к художественным произведениям словесного искусства.

Сложная эстетическая и художественная природа научного объекта и поставленные задачи определили предмет исследования.

Наращивание знания об авторской индивидуальности Гоголя-комедиографа на современном этапе развития гуманитарного знания составляет серьезную научную проблему. Наиболее жестким условием является сложная специфика такого объекта исследования, как гоголевская комедия.

Любая пьеса, в том числе гоголевская, претендующая одновременно на место в театральном и в литературном процессе, не только функционирует в двух сферах искусства, с большим или меньшим успехом подчиняясь соответствующим законам порождения художественного образа рецептивного свойства, но и создается на основе двуфокусного эстетического зрения автора. Но не каждый драматург обладает даром реализовать свое «чувство сцены» и художественный замысел в такой сбалансированности, которая достигает высочайшей планки по литературным и театрально-драматургическим меркам одновременно. Комедия, кроме того, относится к наиболее консервативным жанрам, что в так называемые театральные эпохи повышает семантический потенциал каждого компонента, а в другие времена — обеспечивает определенную семантическую непроницаемость формальным единицам текста. Принадлежность Гоголя и современного ему читателя/зрителя к историко-культурной эпохе высокой степени театрализации налагает дополнительную ответственность на исследовательский ракурс и используемый инструментарий.

В настоящее время дифференциация театрально-сценических и литературно-драматических законов (и компонентов) порождения гоголевской пьесы является не только насущным исследовательским этапом, но и одновременно серьезной научной проблемой, от решения которой зависит уровень аутентичности научной рецепции.

Поэтому предметом нашего диссертационного исследования является своеобразие гоголевского драматургического мышления, выражающее себя в гениально согласованном взаимодействии трех стратегий автора «Игроков» — театрально-сценической, литературно-драматической и словесно-художественной.

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Падерина Екатерина Геннадьевна Своеобразие драматургического мышления Гоголя: проблемы научной рецепции последней комедии классика
719.38kb.
Несмотря на обилие работ, посвященных «Божественной комедии» Данте, выбранная Кедровой М. А. тема диссертации бесспорно является актуальной и отличается научной новизной
17.85kb.
Грибоедов а с. Своеобразие жанра комедии грибоедова "горе от ума"
61.83kb.
«Коррупция» актуальна сегодня как никогда. Об этом говорят средства массовой информации, разговоры людей из окружения учащихся о
119.14kb.
Написание романтической комедии
131.4kb.
Рецептор орган, специально приспособленный для рецепции раздражений, легче, чем прочие органы или нервные волокна, поддается раздражению; он отличается особенно низкими порогами раздражения, т е
30.95kb.
Углубление знаний учащихся о жизни и творчестве Н. В. Гоголя; развитие интереса к творчеству Н. В. Гоголя, воспитание любви к творчеству писателя, нравственных качеств учащихся
50.84kb.
Полтавский «след» в украинских повестях Н. В. Гоголя (о влиянии В. А. Гоголя и И. П. Котляревского на творчество писателя) Раннее творчество Н. В
118.31kb.
Екатерина II великая
448.56kb.
Екатерина II великая
441.24kb.
Решение последней задачи представляется важным не только из-за малоразработанности проблемы. Привлекает также предполагаемая продуктивность данной стратегии
122.8kb.
Уроке русской литературы «Запорожская вольница» по повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»
60.05kb.