takya.ru страница 1
скачать файл

«Я иду на урок», 5 класс


Мир как целое
По народным представлениям, суть любой вещи, содержа­ние любого жизненного явления зашифрована в его назва­нии. Раскрыть смысл того или иного имени возможно лишь через соотнесение этого словесного знака с другими именами-знаками:

— Криво-лукаво, Куда побежало?

— Зелено-кудряво, Тебя стеречи!

(Изгородь и поле)

Сопоставление имен выявляет взаимные отношения сто­ящих за ними предметов, их свойств и функций. Поэтому метафора (уподобление двух вещей по общему признаку) и метонимия (соотнесение явлений по смежности) оказываются основными механизмами загадки.

Выходили 12 молодцов, Выносили 52 сокола, Выпускали на 365 птиц. (Месяцы, недели, дни)

Сравнение «дни летят как птицы» служит основой для метафорического сближения недели с соколом, цепко схваты­вающим по семь дней-птиц за раз, а месяца — с охотником. Метафора «дни-птицы» позволяет загадать год и через иные ситуации птичьей жизни:

Стоит дуб о двенадцати ветвях, На каждой ветви по четыре гнезда, В каждом гнезде по шести простых яиц, А седьмое красное.

Не только одну вещь можно загадать разными способами (и тогда несколько загадок будут иметь одну отгадку). Меха­низм метафоры обратим в обе стороны, и одна загадка может иметь разные разгадки, например:

Сидит девица в темнице, а коса на улице.

Всем сызмальства известна эта загадка и ответ на нее: морковь. Но есть и другой вариант ответа: печь. Как такое возможно? Что общего у морковки, печи и девицы? Оказыва­ется, совпадений более чем достаточно.

Во-первых, и у моркови, и у девицы, и у печи есть коса: у овоща зеленая, у девицы русая, а у печки — труба и серый дым.

Во-вторых, морковь ярко красная (фольклор не знает «оранжевого» цвета), а ос­новной эпитет к девице — также красна девица (значит, красивая, пригожая), да из печки пышет жаром алое пламя.

В-третьих, морковь спрятана в земле, печь скрыта в недрах дома, и девушку на выданье родители не очень-то охотно выпуска­ют погулять (вспомним и сказочных царевен, что постоянно держат взаперти).

Очевидно, загадка объединяет вещи не произвольно, а по наиболее существенным их свойствам и признакам. Тем са­мым она выполняет важную функцию в фольклорной культу­ре: связать все явления мира в единую сеть понятий, способ­ных истолковываться друг через друга. А конечной мерой всех вещей оказывается именно человек. С ним, с его опытом свя­зываются все предметы и события вселенной.

Как ни велика роль загадки в освоении человеком окру­жающего мира, она способна сохранить и передать лишь опыт зримой стороны вселенной. Знание же о законах вечности и мира небесного несут в народной традиции духовные стихи и легенды. Эти жанры возникают на стыке устной и книжной культуры средневековья и насыщают существующие фольк­лорные формы светом христианского вероучения.

Легенды как бы надстраиваются над традиционными фор­мами фольклорной прозы. Существовавшие до Крещения Руси исторические предания встают в один ряд с устными перело­жениями библейских текстов о миротворении, о грехопаде­нии человека, о грядущем конце света. Традиционные былички о леших, домовых, водяных получают нравственную оцен­ку в свете легендарных сюжетов об искушении бесами. Бы­вальщины — рассказы об экстраординарных бытовых случа­ях и ситуациях (пожар, гроза, болезнь, нищета) — получают новую окраску в контексте легенд о наказании за грех, о по­мощи и покровительстве святых в повседневной жизни.

Легенды как жанр фольклорной прозы ориентируются на изложение и моральную оценку частного случая. Духовные стихи как форма эпоса представляют нравственные аксиомы христианства в виде ярких сюжетов, обобщающих смысл и значение всех подобных жизненных ситуаций.

Духовные стихи на евангельские сюжеты (о Рождестве, проповеди, крестной смерти Христа) задают систему высших ценностей, на которые ориентируется человек в собственной жизни. Образы христианских добродетелей явлены в стихах о великомученике Георгии, блаженном Алексии — человеке Божьем, преподобной Марии Египетской. Образы греха в ду­ховных стихах также предельны: они говорят о непрощен­ных прегрешениях и ожидающих нераскаянных грешников адских муках.

Концентрированно народное знание о духовных предме­тах собрано в «Стихе о Голубиной книге». Под Голубиной книгой фольклорная традиция разумеет Библию, содержащую глубокое, неземное знание, открытое миру Духом Святым, который изображается на иконах в виде голубя. Голубиная книга включает в себя память о творении мира (подобно биб­лейской книге Бытия) и предсказания будущих времен (по­добно Апокалипсису):
В Голубиной книге есть написано:

Отчего зачался наш белый свет,

Отчего воссияло солнце красное,

Отчего пекут звезды частый,

Отчего у нас в земле громы пошли,

Отчего у нас в земле цари пошли,

Отчего зачались князья-бояры,

Отчего крестьяны православные.

... При последнем будет при времени,

При восьмой будет при тысящи:

Правда будет взята Богом с земли на небо,

А Кривда пойдет она по всей земли.


Фольклорные корни в жанрах легенд и духовных стихов имеют целый ряд произведений русской литературы девят­надцатого века. Прежде всего, это повесть Н. В. Гоголя «Пор­трет», в основе которой лежат легенды о человеке, запродав­шем душу дьяволу. Вспомним также финальную панораму повести «Страшная месть», соотносимую с народными обра­зами Страшного суда: «За Киевом показалось неслыханное чудо. Все паны и гетьманы собирались дивиться сему чуду: вдруг стало видимо далеко во все концы света. Вдали засинел Лиман, за Лиманом разливалось Черное море. Бывалые люди узнали и Крым, и болотный Сиваш. По левую руку видна была земля Галичская...»

Суду в повести подвергаются две иссушающие душу стра­сти: зависть и жажда мщения. Страшное воздаяние ждет пре­дателя, но ужасна и судьба его жертвы. Не может обрести покой душа, отказавшая врагу в прощении и пожелавшая мести. Вероятно, Н. В. Гоголю были известны народные легенды, схожие с рассказом о матери, которая прокляла непос­лушного сына: по смерти тело проклятого не принимает зем­ля, но и сама мать не может умереть, пока не простит обиду.

Тема преступления, расплаты и прощения человеческим грехам занимает центральное место в романе Ф. М. Достоевс­кого «Преступление и наказание». В поворотной точке сюже­та происходит разговор между Родионом Раскольниковым и Соней:

«— Разве я старушонку убил? Я себя убил... Ну, что те­перь делать, говори!



— Что делать! Встань! Поди сейчас, сию же минуту, стань на перекрестке, поклонись, поцелуй сначала землю, которую ты осквернил, а потом поклонись всему свету на все четыре стороны, и скажи всем, вслух: «Я убил!» Тогда Бог опять тебе жизни пошлет».

Мотив покаяния земле коренится в народных представле­ниях о том, что согрешающий человек виновен перед тремя матерями: своей родной, матерью-сырой землей и матерью Пресвятой Богородицей. Им должен принести покаяние греш­ник. Греховные дела, по народным понятиям, ложатся тяж­ким бременем на родную землю.
скачать файл



Смотрите также:
По народным представлениям, суть любой вещи, содержа­ние любого жизненного явления зашифрована в его назва­нии
44.54kb.
Упростите выражение, найдите его значение при. В ответ запишите полученное число
48.18kb.
Ние и «поглаживания». Прошлое предпочитает, чтобы его рассматривали как ресурс, хранилище воспоминаний, хороших и плохих, и источник мудрости, вытекающей из жизненного опыта
1883.58kb.
Инструментальные средства поддержки технологий и их классы
155.85kb.
Памятка родителям первоклассника
15.76kb.
Занятие №30 Графы. Деревья. 25. 04. 09
38.24kb.
-
1853.5kb.
Стивен Кинг Нужные вещи Стивен Кинг
8242.33kb.
Рекомендации родителям первоклассников в период адаптации к школе
13.58kb.
Технология разработки отчетов по модульному принципу. Суть технологии
40.91kb.
Практическое пособие
464.32kb.
Как открытие переживает подросток мысль. «Я такая же личность, как и мой отец, мать, учитель, любой из взрослых». Эта мысль рождает бурный поток противоречий подросткового возраста
270.98kb.