takya.ru страница 1страница 2
скачать файл
На правах рукописи

ПОДТУРКИНА Елена Александровна

Художественное оформление старообрядческой

рукописной книги гуслицкого письма XVIII-XX вв.

Специальность 17.00.04 —

изобразительное и декоративно-прикладное

искусство и архитектура



Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Москва 2013

Работа выполнена на кафедре иллюстрации и эстампа

Московского государственного университета Печати им. Ивана Федорова

Научный руководитель: кандидат искусствоведения, профессор кафедры рисунка и живописи Московского государственного университета Печати им. Ивана Федорова, Заслуженный работник Высшей школы РФ

Чувашев Юрий Иванович
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, главный научный сотрудник отдела рукописей и старопечатных книг ГИМ

Юхименко Елена Михайловна
кандидат искусствоведения, арт-директор дизайн-бюро «Щука», преподаватель Британской высшей школы дизайна

Величко Иван Сергеевич

Ведущая организация: Научно-исследовательский отдел рукописей РГБ

Защита состоится «14 » октября 2013 года в 11 часов на заседании Диссертационного совета Д 009.001.01 при ФГБНУ НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств по адресу: 119034, г. Москва, ул. Пречистенка, 21.
С диссертацией можно ознакомиться в филиале научной библиотеки РАХ

(г. Москва, ул. Пречистенка, 21)

Автореферат разослан «27 » июля 2013 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат искусствоведения Е. Н. Короткая

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. Проблемы старообрядчества, в частности его культурное наследие, являются в настоящее время предметом пристального внимания ученых. В связи с оппозиционным положением старообрядчества в дореволюционной России и с игнорированием религиозной тематики в советское время, тема старообрядчества далеко не исчерпала себя.

Сложившись во второй половине XVII в., старообрядчество за два с половиной столетия создало свои культурные центры, такие как Выголексинское общежительство на побережье Белого моря, Ветка в Белоруссии, Стародубье, Рогожское кладбище в Москве, Гуслицы под Москвой, Иргиз, и ряд др., где, в частности, развивалась художественная культура рукописной книги, которая в целом по России к концу XVII в. пришла в упадок в связи с развитием печатного дела. Возникли поморский, ветковский, гуслицкий и др. стили книжного оформления, художественные принципы и характер которых почти не изучены.

Одним из главных книгописных центров старообрядчества в последней трети XVIII в. стал регион Гуслицы, расположенный на юго-востоке Московской области. Однако, по причине большей и ранней известности наследия Выга, которое в XX в. зачастую отождествлялось со старообрядческим искусством в целом1, другие старообрядческие книгописные центры получили меньшее внимание исследователей. Специфики оформления старообрядческой книги искусствоведы практически не касались, в связи с чем «поморский» книжный стиль иногда ошибочно присваивали старообрядческим рукописям, созданным не на Выге. В частности, художественная практика гуслицкой рукописной книги до сих пор не стала предметом широкого изучения. Гуслицы были главным книгописным центром Московской старообрядческой общины Рогожского кладбища (МСОРК) с конца XVIII до начала XX в. Певческие рукописные книги гуслицкого письма расходились по всем старообрядческим приходам России и зарубежья вплоть до снятия запрета на издание старообрядческой литературы в России в 1905 г.

Степень изученности темы исследования.

О старообрядчестве было написано много научных трудов и статей. Впервые им заинтересовались ученые и историки во второй половине XVIII в., тогда были сделаны начальные попытки раскрыть причины раскола (в работах Н. Ф. Каптерева, А. К. Бороздина, Е. Е. Голубинского). В советское время вышел труд французского ученого Пьера Паскаля (издан на русском языке в 2010 г.), С. А. Зеньковского.

Современные исследования по старообрядчеству имеют разнонаправленный характер. Не являясь фундаментальными работами по старообрядчеству, они затрагивают все аспекты духовной и культурной жизни старообрядцев разных регионов. Отдельная часть исследований современных историков, археологов, искусствоведов посвящена истории и книжной культуре старообрядчества. Это, прежде всего, работы Е. А. Агеевой, В. П. Бударгина, Л. А. Игошева, Г. В. Маркелова, А. И. Плизгунова, Н. Н. Покровского, И. В. Поздеевой, Е. И. Смилянской, Е. М. Юхименко. Важно отметить научные статьи, посвященные старообрядческим центрам на Выге, в Гуслицах, Иргизе, издаваемые «Православной энциклопедией».

Самобытность культуры Гуслиц впервые привлекла внимание действительного члена Московского губернского статистического комитета И. И. Ордынского, в трудах которого выделены особенности гуслицкого говора, приведены селения, относящиеся к Гуслицкому краю, отмечены характерные для края промыслы2. Серьезный научный интерес к Гуслицам как старообрядческому центру и к гуслицким книгам возник во второй половине XX в. Первые археографические экспедиции в район Гуслиц были предприняты институтом русской литературы АН СССР в 1958 году3. Позже состоялись экспедиции научно-исследовательского отдела Государственной библиотеки им. Ленина и Московского государственного университета. Исследования этих экспедиций обозначили высокую значимость Гуслицы как старообрядческого центра, но почти не касались собственно художественных аспектов гуслицкой книги. Тем не менее, появилось понятие «старообрядческий орнамент среднерусского («гуслицкого») типа»4, т. е. гуслицкий орнамент был выделен научным миром в самостоятельный рукописный книжный орнамент. Протоиерей Е. А. Бобков впервые привлек внимание именно к изучению орнаментики гуслицких рукописей, указал на связи гуслицких украшений со старопечатным орнаментом книг Московского Печатного Двора и с народным искусством5. Исследования старообрядчества в Гуслицах продолжаются и в настоящее время. Особую важность для изучения гуслицкой книгописной традиции представляют работы археографа и историка Е. А. Агеевой6, где исследуются особенности старообрядчества в Гуслицах, книжность старообрядческого Подмосковья, судьбы гуслицких певцов, иконописцев и книгописцев; исследования музыковеда Н. Г. Денисова в области старообрядческого знаменного пения, в том числе гуслицкого; историка этнолога С. С. Михайлова. В 2008 г. вышла книга «Егорьевские диковины: сокровища, редкости, курьёзы и прочие замечательные вещи из коллекции М. Н. Бардыгина, ныне собрания Егорьевского историко-художественного музея», где есть глава, посвященная орнаментированным рукописным книгам Егорьевского музея, написанным в Гуслицах (авт. Е. М. Юхименко). В настоящее время выходят периодические историко-краеведческие издания — альманахи «Гуслицы» (гл. редактор Ю. А. Карякин) и «Гуслицкая округа» (гл. редактор С. С. Михайлов), в которых публикуются статьи ученых и краеведов, занимающихся проблемами старообрядчества в Гуслицах.

Для сравнительного анализа гуслицкой книгописной традиции с искусством рукописной книги других старообрядческих центров важны исследования выговской книжности, проведенные в работах Е. В. Барсова7, А. Н. Свирина8, В. Н. Щепкина9. Отдельные статьи о книжном искусстве Выга есть у современных исследователей. Следует отметить работы Е. М. Юхименко, прежде всего «Литературное наследие Выговского старообрядческого общежительства» в двух томах. В каталоге выставки к 300-летию Выговской пустыни, посвященной культурному наследию Выга, дана емкая характеристика выговского книгописного искусства10. В работах Э. П. Винокуровой рассматривается происхождение поморского орнамента11.

Изучением ветковкой книжной традиции занимались археографические экспедиции МГУ во время комплексного обследования Ветковско-Стародубских слобод (1970-1980)12, археографические экспедиции ИРЛИ АН СССР13, а также ученые и краеведы Ветки. В настоящее время ведутся исследования ветковской книжной традиции белорусскими учеными С. И. Леонтьевой, Г. Г. Нечаевой14. В 2009 г. в рамках диссертационной работы15 С. И. Леонтьевой было введено в научный обиход понятие «ветковского книжного орнамента».

Поскольку искусство старообрядческой книги следует рассматривать в рамках искусства русской книги в целом, то необходимо отметить работы ученых, исследующих художественные особенности русских рукописных и печатных книг. Особую значимость для данной работы имеют исследования А. С. Зерновой, Т. В. Диановой, Н. Н. Розова, А. Н. Свирина, А. А. Сидорова, В. Н. Щепкина по русской книге XVII-XIX вв., а также труды Ф. И. Буслаева, Г. И. Вздорнова, Н. П. Лихачева, В. В. Стасова по древнерусской книге.

Исследования рукописной книги XVIII-XIX вв. нашли отражение в работах Д. А. Ровинского, В. П. Бударгина, Н. А. Кожина, И. В. Левочкина, Г. В. Маркелова, Е. А. Мишиной, О. Р. Хромова.



Объект исследования – искусство старообрядческой рукописной книги.

Предмет исследования – характерные художественные особенности «гуслицкого стиля».

Целью исследования является введение в научный оборот художественной проблематики старообрядческой книги, включающей специ­фические художественно-образные характеристики искусства книги гуслицкого письма. Поставленной целью обусловлены задачи исследования:

— выявить исторические, экономические и художественные истоки искусства гуслицкой книги;

— проанализировать художественную проблематику гуслицкой книги в контексте русской рукописной книги, книгописного искусства старообрядческих центров Выголексинсого общежительства, Стародубья и Ветки, выявить их принципиальные или заметные различия;

— основываясь на понимании книги как целостного организма, проанализировать элементы внешнего и внутреннего оформления книги, а так же рассмотреть композицию и ритмическую организацию гуслицкой книги;

— проанализировать развитие гуслицкого орнамента во времени;

— осуществить искусствоведческий анализ наиболее выдающихся решений художественного ансамбля гуслицкой книги с одной стороны, и типовых решений — с другой;

— выявить характерные особенности искусства письма наиболее выдающихся гуслицких писцов;

— подчеркнуть значимость исследования художественного облика старообрядческой книги для восстановления полноты картины отечественного книжного искусства.



Хронологические рамки исследования — в настоящем исследовании рассматривается период последней трети XVIII – первой половины XX вв. в развитии старообрядческой рукописной книги гуслицкого письма. Также затрагиваются более ранние периоды развития старообрядческого искусства книги.

Методы исследования имеют комплексный характер и обусловлены выбором предмета исследования и целью данной работы.

При изучении и систематизации материала был использован системный подход, включающий сравнительный анализ, структурно-функциональный анализ, искусствоведческий и исторический методы исследования.



Источники исследования. В качестве изобразительных источников были привлечены списки старообрядческих рукописных книг XVIII-XX вв., хранящиеся в фондах НИОР РГБ (Гуслицкое собрание — ф. 734 , собрание И. Г. Иванова  — ф. 614, собрание Рогожского кладбища — ф. 247, собрание Г. Г. Юдина — ф. 594, Нижегородское собрание — ф. 732), в отделе редких книг и рукописей НБ МГУ (Ветковско-Стародубское собрание, Московское собрание) и отделе рукописей и старопечатных книг Государственного Исторического музея; а также в ряде частных собраний священнослужителей. Помимо этого были изучены описи фондов и каталоги выставок по старообрядческой культуре Древлехранилища Пушкинского Дома, рукописного отдела Государственного центрального музея музыкальной культуры им. М. И. Глинки, Егорьевского историко-художественного музея, центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева, отдела редких книг и рукописей Зональной научной библиотеки им. В. А. Артисевич Саратовского государственного университета, Ветковского музея народного творчества.

Значительную помощь в процессе исследования оказали личные консультации историка старообрядчества и археографа Е. А. Агеевой16, искусствоведа С. И. Леонтьевой17, Ю. А. Карякина18, а также священноигумена Петра (Васильева).



Научная новизна исследования. Работа является первым монографическим исследованием старообрядческой рукописной книги гуслицкого письма. В ходе работы были определены исторические предпосылки появления старообрядческого книгописного центра в Гуслицах, рассмотрены особенности развития центра. Выявлены художественные истоки гуслицкого стиля, его связь со старопечатным орнаментом, русской рукописной книгой XVI-XVII вв., старообрядческой книгой поморского и ветковского письма. Впервые проанализированы особенности оформления гуслицкой книги, выявлены основные элементы оформления и композиционные решения, выделены типовые и уникальные решения ансамбля гуслицкой книги.

Практическая значимость исследования. Результаты диссертационной работы имеют объективное научное значение как для искусствоведов, так и для специалистов, изучающих культуру старообрядчества и самобытное искусство книги гуслицкого рукописного центра. Работа будет интересна также и самим старообрядцам, священнослужителям, т.к. в ней рассматривают особенности их книжной культуры, формировавшейся в течение двух с половиной столетий.

Результаты диссертационной работы также могут иметь практическое значение для атрибуции старообрядческих рукописных книг XVIII-XX вв., будут интересны работникам музеев, где хранятся книги гуслицкого орнамента, а также могут быть включены в учебные пособия по истории отечественного книжного искусства.



Апробация. Основные результаты исследования были изложены в выступлениях на II международной научно-практической конференции «Судьба старообрядчества в XX-начале XXI вв.: история и современность»19 (Украина), на конференции «Старообрядцы в зарубежье. История. Религия. Язык. Культура» в университете им. Николая Коперника в г. Торуни (Польша), на научных конференциях молодых ученых в МГУП имени Ивана Федорова. Основные положения диссертации отражены в опубликованных автором работах (см. прилагаемый список).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и двух приложений: списка рукописей гуслицких писцов и альбома иллюстраций.
Основные положения, выносимые на защиту:

1. Формирование художественного облика гуслицкой книги обусловлено традициями старопечатного орнамента и искусством русских рукописных книг XVI-XVII вв.:

а) гуслицкий орнамент сложился под воздействием позднего старопечатного орнамента 1640-1650 годов и московского старопечатного орнамента в красках рукописных книг XVI-XVII вв.;

б) контуры и схемы гуслицких заставок берут свое начало из старопечатного орнамента;

в) ряд элементов, привнесенных в рукописную книгу XVI-XVII вв. (заставка-рамка, украшение на полях в виде ветви), используется в переработанном виде в гуслицкой книге;

2. Старообрядческая книга поморского письма конца XVII-XIX вв. не оказала значительного влияния на художественное оформление гуслицкой книги. Общие элементы оформления, присущие поморскому и гуслицкому стилю, перешли из старопечатного орнамента и рукописных книг XVI-XVII вв.

3. Ветковское и гуслицкое письмо имеют значительное сходство, причиной которого явилось взаимное влияние стилей:

а) в гуслицкую книги перешел ряд оформительских приемов, характерных для ранней старообрядческой книги ветковского письма (заставки-рамки в виде обрамления из свободных трав, цветная штриховка, схемы инициалов с растительным отростком, украшение фона заставок и инициалов точечным рисунком);

б) сложившийся к концу XVIII-началу XIX вв. гуслицкий стиль стал оказывать заметное влияние на ветковское книгописание.

4. Основные элементы композиционного решения гуслицкой книги: 1) растительный орнамент крупных форм в виде трав со стилизованными цветами и ягодами, изображения разнообразных птиц; 2) горовосходный холм; 3) заставка-рамка; 4) фронтиспис (чаще всего в виде миниатюры с изображением Иоанна Дамаскина); 5) миниатюры с изображением святых и с сюжетами к церковным праздникам; 6) заставки в прямоугольной раме и со свободными краями на основании; 7) заголовки, писанные вязью; 8) цветные орнаментированные и киноварные инициалы; 9) украшения на полях в виде ветви; 10) концовки (виньетки).

5. Для гуслицкой миниатюры, развивающейся в рамках древнерусской книжной миниатюры, характерны очерковая манера, плоскостность, графичность, яркие открытые цвета, условность в изображении фигур, интерьера. Гуслицкая миниатюра сохраняла и развивала традиции, сложившиеся в дораскольной рукописной книге, вплоть до начала XX в.

6. В развитии художественного оформления гуслицкой книги выделены четыре этапы: ранний (последняя четверть XVIII в.), классический (конец XVIII – первая треть XIX в.), поздний (вторая треть XIX в. – последняя четверть XIX в.) и последний этап угасания гуслицкой традиции книгописания (конец XIX – первая четверть XX в.)

7. Уровень оформления гуслицких книг напрямую связан с их предназначением.
Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность исследования, его новизна, научная и практическая значимость, анализируется степень изученности темы, определяется объект, предмет, цели и задачи, методы исследования, ставятся хронологические рамки, характеризуются источники исследования.


Глава I Гуслицкая рукописная книга: исторический обзор

Анализ художественных особенностей гуслицкой книги невозможен без рассмотрения тех исторических и экономических предпосылок, вследствие которых произошел церковный раскол XVII в. и образовались духовные и культурные центры старообрядчества, в ряде которых занимались производством рукописных книг. В данной главе рассмотрено влияние реформ на развитие книжного искусства, показаны особенности рукописного дела Выголексинского общежительства, Ветки и Стародубья и, более подробно, Гуслиц. Выявлены общие и частные признаки, присущие каждому из центров, а также прослежена связь и взаимное влияние их рукописных традиций.



1.1 Церковный раскол XVII в. Его влияние на развитие книжного искусства. Церковная реформа XVII в., начатая патриархом Никоном, ставила целью исправление обрядов и богослужебных текстов Русской церкви по образцу Греческой. Это вызвало волну протеста среди верующих и привело к расколу общества на противников реформ и принявших реформы. Со времени выхода в 1655 г. первого исправленного «Служебника» российское книжное дело условно разделилось на две ветви – официальное и старообрядческое.

1.1.1 Официальное книжное искусство и русская рукописная книга XVII-XIX вв. С введением книгопечатания развитие рукописной искусства в лоне официальной церкви и на государственном уровне стало приходить в упадок. Если до XVII в. богослужебные рукописные книги создавались при монастырях, то в XVII в. центром их изготовления стали Оружейная палата и Посольский приказ. Постепенно богослужебная книга уступила главенствующую роль гражданской книге. В 90-х годах XVII в. начинается издательская деятельность Петра I, в 1708 г. введен «гражданский» алфавит, «событие, которое кладет конец старопечатной русской книге».20

1.1.2 Старообрядческое книжное искусство. Гонения на старообрядцев и запреты на издания старообрядческих книг на территории Руси стали причиной расцвета искусства рукописной старообрядческой книги. Не имея возможности печатать книги, старообрядцы создавали рукописи, ориентируясь на образцы старых мастеров в иллюминации и манере письма. Те книги, которые с середины XVII в. переписывались противниками реформы по древним образцам, а в дальнейшем и печатались, следует считать книгами старообрядческими. Впоследствии возникло несколько индивидуальных стилей оформления старообрядческой книги – поморский (или выговский), ветковский, гуслицкий и др., названные по имени старообрядческих центров Поморья, Ветки, Гуслицы.

1.2 Книгописное искусство отдельных старообрядческих центров. Со временем единое в борьбе с реформами Никона старообрядческое движение обнаружило непримиримые религиозные и мировоззренческие разногласия, которые привели к разделению старообрядцев на два основных направления — беспоповцев, не приемлющих «нового» священства после смерти священников «старого» рукоположения, и поповцев, приемлющих священство. В основе различий между поповцами и беспоповцами лежат два направления духовных движений российского общества, появившихся еще в первой половине XVII в. – оптимистическое, вера в идею «Москва – Третий Рим», и пессимистическое, которое еще до реформ Никона не верило в благодатность священства, считало мир «обреченным злу», и реформы Никона только подтвердили их ожидания21. Из оптимистического направления образовалась ветвь старообрядцев поповцев, из пессимистического — беспоповцев. Каждое из согласий имело свои религиозно-культурные центры, которые, как правило, являлись и центрами книгописания. Главным центром беспоповцев была Выговская пустынь, поповцы имели несколько центров — на Ветке, в Стародубье, на Иргизе, в Москве с книгописным центром в Гуслицах – между которыми были налажены духовные и культурные связи.

1.2.1 Книгописание Выголексинского общежительства. Крупнейшим центром старообрядцев-беспоповцев была Выговская пустынь в северной части Олонецкого края. Центр состоял из Выговского (муж.) и Лексинского (жен.) общежительств под единым управлением, основанных Даниилом Викулиным и Андреем Денисовым в конце XVII в22. Не имея возможности печатать книги, выговцы были вынуждены открыть свои книгописные кельи, где стали переписывать книги в традициях древнерусской рукописной книги. В скриптории переписывались древнерусские произведения (чаще всего жития пустынников, скитское покаяние, святцы), но больше — сочинения писателей-старообрядцев, в т. ч. выговских, а также много крюковых книг. Е. В. Барсов дает подробное описание процесса создания рукописей в поморских книгописных кельях, из которого прослеживается связь с традициями создания древнерусской богослужебной книги и внесения своих особенностей23. Книгописание на Выге не имело промышленного характера, необходимость в написании новых книг диктовали в первую очередь нужды самого общежительства, а также его миссионерская деятельность. Характерной чертой книжного дела на Выге было стремление к эксклюзивности каждой написанной рукописи. История Выга трагична: образовавшись сразу после раскола и став значимым духовным и культурным центром старообрядцев беспоповцев, пережив в XVIII в. пору расцвета, Выг в период с 30-х гг. XIX в. по 1857 г. переживает заключительный этап — жесткие меры правительства Николая I, направленные на «искоренение раскола», резко ухудшили положение общежительства.

1.2.2 Книгописание на Ветке и в Стародубье. Что касается поповцев, то они имели несколько духовно-религиозных центров на протяжении своего существования. В 70-х годах XVII в. земли Стародубского полка в Черниговских пределах (ныне западная часть Брянской области) стали заселяться старообрядцами. С начала 1690-х новым центром сосредоточения старообрядцев поповцев стала Ветка (в то время часть Польши, ныне Гомельская область Белоруссии), где лояльно относились к старообрядцам. На сегодня точно не установлено, когда на Ветке стали писать книги. Самые ранние из дошедших до нас крюковых рукописей, найденных в Гомельской и Брянской областях во время экспедиций МГУ, датируются рубежом XVII–XVIII вв. и описаны И. В. Поздеевой24. Исследователь ветковского книгописания С. И. Леонтьева указывает, что самые ранние, из известных нам ветковских рукописей, с уже сложившимся художественным стилем, созданы в середине, второй половине XVIII в25.

На Ветке в связи с нестабильным положением старообрядцев, книгописанием занимались только для своих нужд, а не ради промысла и не ради миссионерской деятельности, как это было на Выге. Книги писали как грамотные иноки-скитники, так и жители старообрядческих слобод Ветки и Стародубья. В каждом старообрядческом поселении были церковь и моленная. Жители слобод пели на клиросах, изучали знаменное пение, из среды этих знатоков пения выходили и переписчики певческих книг26. В 1764 году Ветка прекратила существование: по приказу императрицы Екатерины генерал-майор Маслов перешел границу и разогнал или увел поселенцев, монахов и клир, разорил сами слободы, монастыри и церкви27.



1.2.3 Книгописание в Гуслицах. Главным книгописным центром старообрядцев, приемлющих священство, с конца XVIII в. становятся Гуслицы — исторический регион, прежде входивший в состав Богородского уезда Московской губернии, в настоящее время представляющий южную часть Орехово-Зуевского района и север Егорьевского района Московской области. Если до последней четверти XVIII в. Гуслицы были всего лишь старообрядческим краем, то после образования в Москве старообрядческого Рогожского кладбища стали главным книгописным центром старообрядцев Рогожской общины и «своеобразной школой для старообрядческих священников, певцов и головщиков»28. Самыми известными книгописными центрами в Гуслицах были Беливо, Панарино, Мисцево, Петрушино, Заполицы и Заволинье.

Одной из главных причин, по которой в Гуслицах смогли «писать певческие книги ... практически для всех белокриницких приходов России и зарубежья»29, явился высокий уровень грамотности гуслицких старообрядцев. Благодаря обучению в монастырях, а затем в моленных и «самородных» школах большинство жителей Гуслиц хорошо знали знаменное пение, пели на клиросе, пели у себя дома при молитве. Как пишет Е. А. Бобков, «из среды таких людей выходили переписчики крюковых книг. Многие из них, будучи художественно одаренными людьми, достигали высоких результатов в оформлении переписываемых ими певческих книг»30.

Гуслицы были знамениты почти на всю Россию, особенно в XIX в. большим числом разнообразных художественных промыслов, о чем есть ряд упоминаний31. Е. А. Бобков так же замечает, что в Гуслицах было много талантливых мастеров, занимавшихся художественными промыслами — иконописным, меднолитейным, и делает предположение, что из их числа также могли выходить талантливые переписчики и оформители рукописей32.

Многие одаренные гусляки приглашались, как правило, работать в МСОРК. Е. А. Агеева говорит о том, что те их них, кто работал певцами в хоре, были одновременно и переписчиками книг33. Были известны целые династии писцов, в том числе Шитиковых. Благодаря последним исследованиям известны имена наиболее выдающихся гуслицких писцов. Как пишет Н. Г. Денисов, «гусляки были не формальными переписчиками книг. Они являлись профессиональными знатоками певческого дела, понимали морфологические и синтаксические законы построения знаменных напевов»34.

Между старообрядческими центрами в Гуслицах, на Ветке и Стародубье существовала тесная духовная связь. К началу XIX в. произошло сложение гуслицкого стиля, который стал оказывать влияние на периферию и на книгописные центры поповцев на Ветке, Иргизе, где старообрядцы продолжали писать книги для своих нужд. Поскольку Гуслицы были единственным центром книгописного дела как ремесла (не только для внутренних потребностей), Гуслицы реализовывали свой товар в других центрах, прямо или через общину Рогожского кладбища, т. е. сообщались с другими центрами. Взаимное влияние гуслицкого и ветковского стилей подробно проанализировано во второй главе данной работы.

В начале XX в. потребность в гуслицких рукописях существенно снизилась из-за распространения печатной продукции киевского издательства «Знаменное пение». В настоящее время книгописание в Гуслицах не ведется, но до сих пор гуслицкие рукописи используются в богослужебной практике.


Глава 2 Художественная проблематика гуслицкой книги в контексте русского книжного искусства

2.1. Гуслицкая книга в системе древнерусского книжного
искусства


2.1.1 Гуслицкая книга и древнерусская рукописная книга. При рассмотрении особенностей оформления гуслицкой книги в контексте древнерусского книжного искусства, отмечены те традиционные для древнерусской книги черты, которые гуслицкая книга приняла и развила. Выявлены особенности оформления древнерусской книги, которые постепенно исчезли из официальных богослужебных и светских книг и сохранились главным образом в старообрядческой книге.

2.1.2 Связь гуслицкого орнамента с московским старопечатным орнаментом. Рассматривая растительный гуслицкий орнамент крупных форм, можно выделить композиционные приемы и элементы, которые были характерны для старопечатного орнамента, и проследить, как их творчески переработали гуслицкие мастера. А. Н. Свирин пишет, что гравюра на дереве и старопечатный орнамент обогатили художников книги новыми средствами выражения, благодаря которым в XVII в. складывается специфический русский орнамент35. Этот орнамент с его «гравюрными штрихами и объемностью форм» лег в основу и гуслицкого орнамента. Основной элемент, используемый в гуслицком орнаменте — это листья растения с округлыми резаными краями, прототипом которого послужили старопечатные листья аканта (или чертополоха), растения с резаными заостренными краями. Гуслицкая листва с ее укрупненными формами ближе к листве позднего старопечатного орнамента 1640-1650 годов. Часто встречающимся срединным элементом гуслицких заставок является «гранатовое яблоко с видными внутри него зернами» (по Библии символ единства Вселенной, плодородия и изобилия); впервые этот элемент появляется в старопечатном орнаменте в 1650-х гг. В гуслицких книгах используются два вида контуров заставок, перешедших из старопечатного орнамента: заставки со свободными краями на прямолинейном основании и заставки в прямоугольных рамах, лежащих на длинной стороне. Если в старопечатных книгах схемы прямоугольных заставок разнообразны, то в гуслицкой используются чаще всего две схемы. Первая — снизу из середины заставки вырастают два завитка, загибающиеся по бокам. Вторая схема — от срединного элемента вдоль заставки расходятся два стебля, которые, изгибаясь, образуют четыре поля.

2.1.3 Гуслицкая книга и русская рукописная книга XVI-XVII вв. Протоирей Е. А. Бобков впервые выдвинул предположение о том, что истоки художественных приемов гуслицкой книги могут быть связаны с певческими рукописными книгами XVI-XVII вв36. Для понимания того, какие книги могли оказать влияние на искусство гуслицких писцов, в данном разделе рассмотрены рукописи XVI-XVII вв. из Гуслицкого собрания, на которые ссылается Бобков, а также из собрания Рогожского кладбища НИОР РГБ. При рассмотрении орнаментики этих рукописей сделаны выводы о том, что московский старопечатный орнамент в красках рукописных книг XVI-XVII вв. является самым близким к гуслицкому орнаменту. Одна из таких рукописей – «Книга Дионисия Ареопагита» 1650 г.37, орнамент которой может рассматриваться как один из возможных отправных пунктов для формирования гуслицкого стиля. Гуслицкий орнамент, как и орнамент этой рукописи, использует элементы старопечатного орнамента крупных форм, цветная гуслицкая штриховка очень близка к цветным травам этого орнамента.

2.1.3.1 Титульные листы XVII в., гравированные на меди, и их влияние на старообрядческую книгу. В рукописях XVII в. часто используются гравированные заставки-рамки, чаще всего мастеров Леонтия Бунина — знаменщика Серебряной палаты, Василия Андреева — одного из лучших русских граверов XVII в., работавшего при Московской Оружейной палате. Рукописные книги с подобными гравированными титульными листами, были найдены в Выголексинском книжном собрании и у старообрядцев Ветки, а также во время экспедиций в Гуслицы. Исследователи старообрядческих книгописных школ находят в гравированных листах истоки художественных приемов поморской и ветковской книгописных школ38. В гуслицких книгах заглавные листы оформляются заставками-рамками так называемой архитектурной конструкции, берущей свое начало из гравированных заставок-рамок. Однако орнаментальное наполнение заставок в гуслицких книгах собственное, в них не используются лекальные элементы барочного орнамента, характерные для гравированных листов и поморского орнамента. В гуслицкой книге степень заимствования художественных приемов гравированных заставок минимальна, в отличие от ветковского и поморского стилей.

2.2 Гуслицкая книга в системе старообрядческого рукописного искусства книги.

2.2.1 Гуслицкая книга и старообрядческая книга поморского письма. Несмотря на то, что поморская и гуслицкая книги принадлежат к разным старообрядческим согласиям, изучение более поздней гуслицкой книжной традиции невозможно без оглядки на мощный духовный центр Выга. Расцвет выговской книжной культуры пришелся на XVIII век, на столетие раньше, чем расцвет гуслицкой книги. Как было замечено исследователями39, художественный облик поморской книги – это яркий пример русского барокко. В поморском стиле элементы старопечатного орнамента соединяются с лекальными, геометрическими фигурами, для орнамента характерно бурное развитие пластических форм. Скульптурная моделировка объема придает белым травам орнамента сходство с архитектурным убранством. Колорит поморских книг сдержанный, в противовес яркому народному колориту гуслицкого орнамента. Главные элементы оформления поморской книги – миниатюры, фронтисписы с портретами выговских учителей и наставников, заставки в прямоугольных рамах, заставки-рамки, ветви на полях, инициалы. В целом оформление поморской книги богаче, а композиционные схемы заставок сложнее, чем в гуслицком орнаменте. Поморский орнамент значительно отличается от гуслицкого своей удаленностью от народного искусства — он сложен, вычурен, со строгой цветовой палитрой. Говорить определенно о прямом влиянии поморской книги на гуслицкую трудно, эти две старообрядческие рукописные школы являются разными ветвями, выходящими из одного корня. На поморскую книгу, так же как и на гуслицкую, повлияли старопечатная орнаментика, оформление рукописных книг XVI-XVII вв. Однако, гуслицкая книга вобрала в себя элементы старопечатной книги и рукописных книг XVI-XVII вв. скорее не с оглядкой на поморскую книгу, а потому что таковы были общие тенденции художественного развития всех рукописных книг XVII-XIX вв.

2.2.2 Гуслицкая книга и старообрядческая книга ветковского письма. При изучении художественной проблематики гуслицкой книги, исторических и художественных истоков стиля, учитывая известную духовную связь между старообрядческими центрами на Ветке и в Гуслицах, встает вопрос о выявлении общих черт и принципиальных различий между гуслицким и ветковским книжными стилями, а также о факте влияния одного стиля на другой.

Ветковский орнамент представляет собой растительный орнамент в красках, часто с использованием элементов барокко. С.И. Леонтьева выделяет основные черты ветковского книжного стиля, проявившиеся к концу XVIII в.: разнообразные неповторяемые растительные детали орнамента, динамичные, имеющие открытые, разомкнутые формы. Для ветковского стиля характерен цветной или черный фон заставок, инициалы часто имеют дополнительную прорисовку точечным орнаментом, цветовая гамма не ограничивается двумя-тремя цветами, на страницах рукописи часто встречаются птички40. Ветковская книга украшается заставками-рамками в начале книги, заставками в начале глав, инициалами в красках, цветками на полях, редко миниатюрами. Ветковский растительный орнамент в одних рукописях далек от старопечатных трав и может иметь реалистичную трактовку, близкую к природным образцам, в других — прослеживается явное использование элементов старопечатного стиля.

На основе сравнительного анализа орнаментики небольшого количества дошедших до нас ветковских рукописей XVIII века с гуслицкими книгами конца XVIII-XIX вв. удалось проследить некоторые черты сходства, которые были характерны для обоих стилей, но которые не являлись основными чертами русской рукописной книги XVII-XVIII веков и поморской книги (заставки-рамки в виде обрамления из свободных трав, цветная штриховка, схемы инициалов с растительным отростком, украшение фона заставок и инициалов точечным рисунком). Из этого можно сделать вывод, что ветковская книга XVIII века, наряду со старопечатной орнаментикой и русскими рукописными книгами XVII века, оказала влияние на формирование гуслицкой орнаментики. Однако, это не односторонний процесс; здесь нужно говорить о взаимном влиянии двух старообрядческих книгописных школ.

Конец XVIII века для Гуслиц — время формирования книгописного центра поповцев. На Ветке, пережившей два выселения и неоднократное разорение монастырей, к концу XVIII в. наблюдается переход книгописания из монастырей в дома старообрядцев. Искусство Ветки становится народным и еще более разбросанным по стилям и манере письма, поэтому говорить о едином ветковском стиле в XIX веке сложно. С другой стороны, Гуслицы, выработавшие очень четкий стиль, практически неизменный на протяжении своего существования, стали крупнейшим книгописным центром, который снабжал старообрядческие храмы, монастыри, молельные дома по всему старообрядческому миру, в том числе книги доходили до Ветки, где найдены книги гуслицкого орнамента. Часть таких книг была привезена из самих Гуслиц, а часть написана на Ветке под влиянием гуслицкого стиля. В Ветковско-Стародубском собрании ОРКиР НБ МГУ хранятся рукописи, оформленные в гуслицком стиле, что отмечают М. В. Богомолова и Н. А. Кобяк41.

Среди старообрядческих книгописных стилей гуслицкий и ветковский имеют наибольшее сходство, это был результат взаимного влияния стилей друг на друга, причиной этого так же стала принадлежность Ветки и Гуслиц к ветви старообрядцев-поповцев. Тем не менее, несмотря на общие черты, ветковский и гуслицкий стили являются самостоятельными стилями оформления рукописных книг, которые имеют свои мотивы и характерные черты.

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Подтуркина елена Александровна Художественное оформление старообрядческой рукописной книги гуслицкого письма XVIII-XX вв
402.9kb.
Об арабских и персидских рукописях, хранящихся в отделе редкой и рукописной книги Национальной библиотеки имени Ахметзаки Валиди
87.04kb.
Чернобыль (доклад к внеклассному мероприятию, посвященному ликвидации аварии на Чернобыльской аэс)
50.83kb.
Гюнтер Елена Александровна
1157.93kb.
Положение о порядке получения, хранения, выдаче и учете документов государственного образца об основном общем и среднем (полном) общем образовании
38.17kb.
Перевод с французского H. Кулиш Художественное оформление А
1019.02kb.
Черникова елена Александровна наставничество как средство сопровождения профессионально-личностного становления специалиста социальной службы
483.52kb.
Фрагмент научной работы на тему: ««Лёгкая» поэзия во Франции и России»
239.11kb.
Виноградова Елена Александровна г. Новочебоксарск, 2007. Используемые ресурсы: cd диск «Интерактивная математика. 5-9» электронное учебное пособие
123.4kb.
§ 40. Развитие европейской культуры и науки в XVII -xviii вв. Эпоха Просвещения Основные течения в европейской культуре XVII-XVIII вв
55.49kb.
«Организация самостоятельной деятельности в доу в контексте фгт» Воспитатель: Тючкалова Елена Александровна. Южноуральск 2012 «Организация самостоятельной деятельности в доу в контексте фгт»
49.71kb.
«вернуться в россию стихами …» Поэзия русской эмиграции 2010 г. Оформление вечера
254.88kb.