takya.ru страница 1страница 2страница 3страница 4
скачать файл








Права собственности и политическая конкуренция в регионах России

Исследования института защиты прав собственности на уровне регионов России


На уровне регионов России задача выявления факторов, влияющих на защиту прав собственности, ставилась достаточно редко. Большинство работ по определению детерминантов режима прав собственности основываются на эмпирической верификации связи тех или иных показателей с защитой прав собственности. Однако работ предлагающих как модель формирования защиты прав собственности, так и эмпирическую проверку гипотез, генерируемых моделью, до сих пор не существует.

Как уже отмечалось ранее, основной задачей данного проекта является показать оригинальный механизм воздействия политической конкуренции на защиту прав собственности и проверить его эмпирически на данных по регионам России. Попытки объяснить вариацию в защите прав собственности на региональных данных предпринимались и ранее, так в работе Фрая1 на данных опросов руководителей российских предприятий показывается, что склонность к инвестированию у предпринимателей выше, когда уверенность в справедливости судебной системы выше. Особенно этот эффект заметен, когда у предпринимателей существует уверенность в независимости судебной системы от региональной и федеральной власти. Также, Фрай отмечает, что участие в бизнес-ассоциациях, увеличивает вероятность инвестиций в капитальные ресурсы. Более того, автор делает вывод о том, что для улучшения инвестиционного климата, необходимо ограничить власть региональных правителей, в том числе и независимой судебной системой. Наконец, важным выводом данной работы является невозможность универсального распределения прав собственности между частными инвесторами и государством, т.к. не всегда выполняется условие совместимости по стимулам.

На основе этой работы, можно выделить два основных направления исследований формирования института защиты прав собственности, на уровне регионов России:


  • Взаимодействие бизнеса и власти на региональном уровне, как детерминант режима прав собственности;

  • Связь децентрализации власти и защиты прав собственности.

Неформальные связи и захват власти группами интересов являются центральными терминами, описывающими взаимодействие бизнеса и власти на региональном уровне России. Так, в своей работе Слинько с соавторами2, указывают на возможные последствия захвата региональных регуляторных и законодательных органов влиятельными бизнес-конгломератами. Влиятельные фирмы выигрывают от этого, так как теперь на региональном уровне властями преследуются их интересы. Однако, несмотря на положительный эффект для крупных фирм, захват власти влечет большие препятствия для мелких и средних предпринимателей. Более того, на данных микро-уровня, авторы не находят подтверждения о том, что захват власти бизнесом влечет к экономическому росту, что ставит под сомнение социальную эффективность подобного рода захватов. Таким образом, авторы на уровне регионов России подтверждают гипотезу Хеллмана с соавторами3 о существовании негативного эффекта от захвата власти бизнесом на экономическую среду региона и впоследствии на региональное развитие. Тимоти Фрай4, на данных опроса российских предпринимателей показывает, что взаимодействие между предприятиями и правительством на региональном уровне сложно назвать захватом со стороны бизнеса властного ресурса. Напротив, взаимоотношения бизнеса и власти скорее являются обменом между экономическими и политическими элитами, а, следовательно, влечет и издержки, и выгоды для обеих сторон. Таким образом, можно сказать, что региональная власть является значимым агентом при формировании защиты прав собственности.

В другой работе Фрая5, отмечается, что не только конфигурация экономических и политических реформ влияет на защиту прав собственности, но и действия по закреплению прав собственности. Так, неудачный опыт приватизации в России, утверждает на основании анализа данных автор, создал ситуацию, когда многие предприниматели закрепили за собой права собственности нелегально. Однако, отсутствие легитимных оснований для закрепления прав собственности, вынуждает бизнесменов предпринимать дополнительные шаги по защите собственности сегодня (такие как, инвестиции в общественные блага). Автор приходит к выводу, что защита прав собственности на региональном уровне есть результат взаимодействия бизнеса и власти, причем бизнес может предпринимать действия по защите от экспроприации со стороны политических элит.

В последней работе мы видим, что политическим элитам отводится значимая роль в формировании режима прав собственности. В целом, в литературе по данной теме за последние десять лет произошел переход от анализа захвата власти бизнесом, к анализу действий политических элит и их взаимодействия с бизнесом. Именно анализ действий региональных политиков в условиях децентрализации власти в России лежит в основе данного проекта.

Журавская6, в своей работе показывает, что у местных органов самоуправления недостаточно стимулов к увеличению налогооблагаемой базы и обеспечению общественных благ, т.к. в отличие от модели китайского федерализма, у них нет достаточной степени независимости от регионального правительства. Таким образом, стимулы местных властей несовместимы с экономическим развитием регионов. Однако, выводы автора основываются на данных 1990-ых годов, что не позволяет распространить их на Россию 2000-ых годов, когда институциональная среда и децентрализация власти претерпели значительные изменения. В данном проекте мы напротив утверждаем, что в современных условиях у региональных лидеров могут существовать стимулы к развитию экономических институтов, в частности института защиты прав собственности.

В другой статье, Журавская и Ахмедов7 показывают, что популистские действия политиков в России на региональном уровне, так называемые политические циклы расходов, оказывали значительное влияние на вероятность переизбрания политика с 1996 по 2003 года. Однако, с длительностью периода формально демократических институтов влияние политических циклов на переизбрание снижается, и можно предположить, что сегодня при существовании достаточно высокой степени ротации региональных лидеров и конкуренции региональных элит, популистские решения не оказывают сильного влияния на вероятность переизбрания. Это подтверждает, выдвигаемую в рамках нашего проекта теорию о том, что стимулы к улучшению защиты прав собственности формируются другим каналом. Мозес8 в своей статье подтверждает гипотезу о наличии конкуренции между элитами на региональном уровне, что не является свободной конкуренцией, но создает квази-демократическую среду в регионах России.

Наконец, стоит остановиться подробно на двух наиболее близких нашему проекту статьях, основанных на данных по регионам России, чтобы показать, как результаты данных работ подтверждают гипотезы, выдвигаемые в проекте и в чем основное отличие проекта от данных работ.

Первая из них, работа Гельбаха, Сонина и Журавской9, посвящена выбору региональных бизнесменов между лоббированием своих интересов и выдвижением на выборы. Согласно теории, предлагаемой авторами, бизнесмены могут преследовать собственные интересы двумя различными способами: лоббируя свои интересы на региональном уровне или выдвигаясь на региональные выборы, дабы получить выгоды от административного ресурса. Модель, предложенная в работе, позволяет сделать вывод о том, что бизнесмены могут быть склонны баллотироваться в региональные органы власти только в «плохой» институциональной среде: когда власть не подконтрольна электорату, а средства массовой информации неразвиты. Более того, это происходит только тогда, когда издержки лоббирования для бизнесменов слишком высоки. В случае «хорошей» институциональной среды, как профессиональные политики, так и бизнесмены вынуждены соблюдать свои предвыборные обещания и максимизировать общественную, а не свою полезность. Вследствие этого только профессиональные политики будут участвовать в выборах. Свои выводы авторы статьи подтверждают на данных по регионам России с 1991 по 2005 года.

Данная работа позволяет заключить, что в регионах со слабой демократической подотчетностью власти электорату, но с конкурентными выборами, бизнесмены скорее придут к власти. Более того, согласно результатам эмпирической части работы, в регионах богатых ресурсами, рента от которых легко эвакуируема, бизнесмены региональные лидеры встречаются реже. Таким образом, анализ Гельбаха с соавторами, неявно подтверждает выводы, которые мы ожидаем в данном проекте: бизнесмены становятся региональными лидерами, когда они могут преследовать политику выгодную им, и когда активы в регионе больше подвержены экспроприации со стороны региональных властей. Наш вклад в данную теорию состоит в том, что впоследствии, придя к власти, бизнесмены в данных регионах имеют стимулы к улучшению института защиты прав собственности. Происходит это вследствие того, что ожидая возможной потери власти, они хотят защитить собственные неэвакуируемые активы. Позже в эмпирической части данной работы мы используем данные о региональных лидерах-бизнесменах, для того чтобы оценить влияние предлагаемого механизма на качество защиты прав собственности и инвестиционного климата в регионах России. Согласно нашей гипотезе, региональные лидеры-бизнесмены, которые чаще встречаются (согласно выводам работы Гельбаха с соавторами) в регионах с менее подконтрольными властями и с большей долей неэвакуируемых активов, имеют стимулы улучшать защиту прав собственности, а следовательно и инвестиционный климат в регионах.

Вторая работа, которая рассматривает вопрос, близкий нашему – это работа Пайла10. В данном эмпирическом исследовании проверяется гипотеза о влиянии политической конкуренции и участия в бизнес-ассоциациях на защиту прав собственности. Анализ основан на данных опроса предпринимателей и кумулятивного рейтинга политической конкуренции, составляемого в рамках проекта «Демократический аудит России»11. Автор приходит к выводу о том, что участие в бизнес-ассоциациях и политическая конкуренция являются субститутами при формировании режима прав собственности в регионе. Так, в регионах со слабой политической конкуренцией, предприниматели более склонны участвовать в бизнес-ассоциациях, чтобы преследовать свои интересы. Согласно нашей гипотезе, в регионах со слабой политической конкуренцией стимулы самих политических элит к улучшению защиты прав собственности малы и наш канал не работает. Пайл считает в данной ситуации единственным способом для бизнеса защитить свою собственность от экспроприации, коллективное действие12. Здесь автор рассматривает коллективное лоббирование интересов бизнесом, как инструмент для защиты прав собственности и сдерживания экспроприаторских амбиций политических элит.

В регионах, где политическая конкуренция высока напротив, участие в бизнес-ассоциациях не обязательно и встречается реже. В таких регионах у политиков зачастую существуют стимулы к качественной защите прав собственности. Продолжая данную логику и выходя за рамки работы Пайла, мы утверждаем, что данные стимулы тем сильнее, чем больше доля неэвакуируемых активов внутри региона сконцентрированных в руках правящих элит. При условии высокой политической конкуренции и значимой доли активов в руках правящих элит, у них формируются стимулы к улучшению защиты прав собственности с целью защиты собственных активов от экспроприации на случай утери ими властного ресурса.

Мы показали, что в литературе механизм формирования института защиты прав собственности, предлагаемый нами, ранее изучен не был, однако он вписывается в контекст исследований по данной теме, и позволяет сделать новые выводы о влиянии политических институтов на экономические. В следующем разделе мы предлагаем формальную модель, иллюстрирующую предлагаемый нами механизм и генерирующую гипотезы для проверки в рамках эмпирического исследования. В третьем разделе мы приводим стратегию эмпирического исследования и описание использованных данных. Четвертый раздел суммирует полученные результаты и приводит направления для дальнейшего исследования.

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Права собственности и политическая конкуренция в регионах России
423.31kb.
Условия кредитования кб «евротраст» (зао) на приобретение объектов недвижимости в поселке «Воскресенское»
94.7kb.
Тема 26. Защита права собственности и иных вещных прав Вопросы Л
190.85kb.
Вопрос: о моменте возникновения права общей долевой собственности собственников помещений в многоквартирном доме на земельный участок, на котором расположен такой дом
34.43kb.
Контрольные вопросы для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 23. 00. 02-политические институты, процессы и технологии
17.5kb.
Российские профсоюзы: кто они
319.72kb.
Шаршов Кирилл Александрович биологические свойства штаммов вируса гриппа h5N1-субтипа, выделенных от диких и домашних птиц в различных регионах россии
298.16kb.
Исключительные права на следующие объекты интеллектуальной собственности (оис): изобретения; полезные модели
207.44kb.
Политическая система Великобритании, сша, Канады, России
167.69kb.
Министерство общего и профессионального
891.69kb.
Основные задачи: повысить уровень соблюдения прав человека и основных свобод в странах и регионах, где они подвержены максимальному риску
46.82kb.
Федеральная таможенная служба письмо от 15 октября 2010 г. №14-42/50391 о внесении дополнений в письмо фтс россии от 21. 12. 2007 №07-58/11760
10.11kb.