takya.ru страница 1
скачать файл
Козис Алексей Евгеньевич

Приходская катехизация в современных условиях

Сейчас уже ни у кого не вызывает сомнений необходимость катехизического наставления. Все согласились в том, что приход человека в Церковь должен сопровождаться передачей ему некоторого духовного опыта и основных истин веры. Общепринятым стало представление о том, что невозможно крестить человека без двух-трех предварительных бесед. Но те, кто действительно проводят такие беседы, считают это количество недостаточным. Пусть даже на них и удастся что-то полезное рассказать - в душе человека за столь короткое время просто не успеет произойти сколь-нибудь серьезный духовный процесс. Говорят о продолжении таких же духовных бесед с людьми и после крещения. Создают, разрабатывают циклы наставления в основах веры продолжительностью около двух или трех месяцев. Но и это полностью не решает проблемы. Потому что главное содержание церковного наставления - это все-таки именно внутренние изменения в душе наставляемого, а вовсе не сообщение ему определенных знаний. Неизбежно сам собою возникает разговор о длительной катехизации - продолжительностью 6 или 8 месяцев, а то и год, и полтора года. При этом акцент совершенно сознательно переносится с тех знаний и понятий, которые сообщаются наставляемым, на те изменения в отношениях к миру, к себе, к Церкви, которые должны за этот период произойти в душе человека. Процесс очищения от греха, обретения навыка молитвы, исправления многих черт в своей внешней и внутренней жизни является весьма таинственным и сложным, и на его осуществление требуется весьма значительное время. Во всяком случае, двумя-тремя неделями, или даже двумя-тремя месяцами здесь не обойтись. Вот о такой катехизации мы и будем говорить. Пусть пока она у нас еще не слишком распространена - но, коль скоро речь заходит о катехизическом наставлении, то естественная внутренняя логика этой темы неизбежно приводит именно к ней.

Когда мы говорим о катехизации, мы обычно имеем в виду наставление в группах. Вряд ли в наше время возможно организовать серьезное, долговременное катехизическое наставление одного человека. Хорошо, конечно, если в период прихода к вере у человека найдутся верующие друзья, с которыми он сможет советоваться, регулярно встречаться, выяснять все интересующие его вопросы - но такая помощь в воцерковлении носит характер скорее заботы и внимания, чем сознательной, целенаправленной катехизации. В случае, если бы подобная целенаправленная катехизация проводилась с отдельным человеком, у него в первую очередь у самого возник бы вопрос - почему к нему проявляется такое особое внимание? Кр. того, сама суть Церкви предполагает, что наставляется и воцерковляется не отдельный человек (в этом, т.е. на его личном духовном пути, ему, конечно, тоже возможна помощь) - а именно вся Церковь, община - отдельный же человек может проходить свой духовный путь только в окружении таких же, как он, верующих людей. Мы все призваны не только к достижению личного внутреннего совершенства, но и к исполнению двуединой заповеди о любви к Богу и ближнему. Этому-то в наибольшей степени и способствует группа. Здесь, кроме восприятия определенных понятий и представлений, происходит выработка христианских отношений между людьми, умения слышать и понимать друг друга, возникают прочные духовные связи, которые в дальнейшем могут развиваться. С этой точки зрения, небольшая группа - наилучшая форма и средство церковного наставления.

Можно, конечно, проводить такое наставление и в большой аудитории, где все слушают, а один человек говорит. По такому принципу построены проповеди и учебные лекции. Но во время проповеди у слушающих нет возможности задать свой вопрос, что-то уточнить, обсудить. В лекциях это в некоторой степени преодолевается - но практически не происходит общения между людьми, они так и остаются друг для друга студентами, "слушателями". Конечно, все три названных способа общения между людьми важны - и личная беседа "с глазу на глаз", и общение в группе "за круглым столом", и большие собрания под руководством одного лектора или проповедника. В нормальной церковной жизни они должны естественно сочетаться, гармонично дополнять друг друга. Но групповые собрания занимают между ними среднее и как бы "центральное" место. Именно они в наибольшей степени соответствуют нашим представлениям о нормальной, здоровой человеческой жизни. И потому в катехизическом наставлении именно эта форма является главной.

Рассмотрим основные черты такого наставления. Будем говорить об этом как можно менее формально, исходя, в основном, из личных впечатлений наставляемого и самой внутренней ситуации в группе. Для наставляемого такие беседы - это, в первую очередь, место, куда он имеет возможность прийти. Место, где его безусловно принимают, куда он может ходить регулярно и встречать там людей, близких по духу, с которыми он может общаться на темы веры. Само по себе это для верующего человека немаловажно. Такой человек, особенно на первых порах своего прихода к вере, ищет собрания верующих людей, где они могут встречаться, общаться, проводить вместе время, что-то вместе делать. Понятно, что ему там что-то и расскажут. Получение стройных, систематических знаний о вере вряд ли может составлять в этот период его действительную цель. Скорее, он хочет разрешить вопросы относительно той новой области жизни, в которую он вступает, найти для себя ответ на главный вопрос - "как жить?" И эти его потребности, в первую очередь, и должны разрешить катехизические беседы.

В принципе, в какой-то степени он может разрешить свои вопросы и без таких бесед. Общаясь в кругу верующих, найдя нескольких человек, которым он более доверяет, обсуждая с ними возникающие вопросы, такой человек, в конце концов, найдет свое место и свой путь в Церкви. Но хорошо, если выделено специальное время для организованного общения на темы веры. Так, и автор этих строк в свое время, в период первого приобщения к Церкви, поначалу искал просто места, где встречаются верующие люди и что-то делают вместе - но потом с благодарностью принял, что это общение оказалось организовано в форме катехизических бесед, на которых внимание участников сосредотачивалось не столько на уютной жизни вокруг храма, сколько на их внутреннем духовном труде и домашних усилиях в молитве и чтении Св. Писания.

Такое общение должно быть хорошо организовано. В принципе, возможно и не организованное общение, когда люди из спонтанно возникающих тем, из различных высказываемых мнений, тем не менее, извлекают для себя что-то доброе. Но еще лучше если темы, регламент, формы проведения такого собрания определены заранее. Такие встречи полезны не только новоначальным, но и более опытным верующим. Но в случае новоначальных задача сложнее - здесь нужно сообщить достаточно прочные, надежные понятия о вере людям, еще не имеющим большого церковного опыта. Поэтому повышаются требования к организации таких бесед. В частности, здесь главную роль играет не элемент обсуждения, который был бы характерен для встречи более опытных верующих, а элемент ответов на вопросы. Следовательно, повышается роль ведущего. Он в каком-то смысле становится для собравшихся "представителем Церкви", человеком, призванным заложить в них основы правильной духовной жизни. Такая ответственность, в действительности, ни для какого человека непосильна. Ниже мы увидим, что, при всей своей центральности и важности в деле организации бесед, роль катехизатора на самом деле гораздо более скромна.

Какова же форма проведения беседы? Только что была высказана мысль, что, в первую очередь, это ответы на вопросы. Было бы неправильно строить такие беседы в виде систематического изложения некоторого"материала". Невозможно что-то рассказывать людям, не узнав сначала, то их интересует, в чем они испытывают потребность. Поэтому весь ход беседы должен "отталкиваться" от возникших у людей вопросов. В ходе своих ответов ведущий, конечно, может касаться самых разных тем - но всегда достаточно чутко, чувствуя действительное состояние аудитории и ее действительные нужды.

Возникает вполне практический вопрос - для того, чтобы возникало достаточное количество вопросов, участников беседы должно быть достаточно много. Есть распространенное мнение, что оптимальный размер группы, в которой могут проходить такие беседы, должен быть примерно 10-15 человек. Отсюда следующий вопрос - в каких условиях могут возникать такие группы, т.е. каковы те естественные условия, в которых естественно, исходя из этих внутренних условий складывается подобная групповая катехизация? Очевидно, это происходит в достаточно крупных, развитых общинах, где постоянно приходит к вере и обнаруживает стремление приобщиться к церковной жизни некоторое количество новых людей. Сами члены общины могут приводить в нее своих знакомых, или незнакомый человек, своими путями пришедший к вере, может узнать про этот центр христианской жизни, и, под влиянием естественного чувства, прийти в него. Важно само наличие такого центра, который привлекал бы приходящих к вере людей. Важно, чтобы к этой жизни была возможность приобщения. Члены общины живут этой жизнью (именно живут - а не просто собирают знания об этой жизни, или надеются на возвращение бывших когда-то прежде традиций!) - всегда готовы приобщить к этой жизни любого нового приходящего человека, но просто он оказывается к этому не готовым - и тогда для него организуется определенный процесс наставления, видимым знаком, "опорами", "вехами" в котором и служат катехизические беседы. При этом главной целью, опять же, оказывается не сообщение знаний, а выработка определенных внутренних свойств, или качеств, благодаря которым человек сможет приобщиться к жизни свободных, ответственных, заботящихся друг о друге, живущих в присутствии Божием людей. Когда таких людей, приходящих к вере и стремящихся обрести новые внутренние качества, становится достаточно много, и становится возможным говорить об организации для них подобного группового наставления.

Если же таких людей будет мало, то процесс наставления будет все больше приобретать черты личного общения катехизатора с наставляемыми, и, в пределе (в случае одного-двух участников) превратится в личную беседу "с глазу на глаз". В этом, как уже было сказано, есть и свои "плюсы" - но при этом вряд ли возможно организовать регулярное, систематическое наставление, а главное - организовать общение группы верующих людей и поставить задачу их духовного объединения. Поэтому наличие такого"центра" духовной жизни (накопившего уже некоторый духовный опыт, и в то же время постоянно складывающегося и развивающегося) представляется необходимым.

Но вернемся к самим беседам. О чем же на них нужно говорить? Выше уже была высказана мысль, что это не должно быть только сообщение знаний. Что же тогда? Без сомнения, гораздо большую ценность, чем конкретные знания, для нас имеют сами понятия и представления о Боге, мире и человеке, а еще большую - реальные навыки духовной жизни. И об этом в первую очередь надо говорить на беседах. Причем говорить не только в виде рекомендаций, но и на конкретных примерах. Так, если мы говорим о развитии в себе навыка молитвы, то нужно привести конкретные примеры того, как люди молились в трудной ситуации - и получили помощь. Если о том, как воспринимать богослужение и вообще относиться ко всему, происходящему в храме - то нужен конкретный пример человека, который, к примеру, поначалу чувствовал себя в храме неловко - но потом полюбил и храм, и богослужение. Если о нравственной работе над собой и отношениях с другими людьми - то тоже нужны примеры того, как человек исправил свои нравственные недостатки, или свои отношения с ближними. Это дает человеку чувство реальности, ощущение того, что он приобщается к реальному сообществу, которое живет реальной жизнью, сталкивается с реальными, конкретными задачами, накапливает реальный внутренний опыт. Таких вопросов следует обязательно касаться на беседах. А после этого следуют уже и правила, и рекомендации, и накопленные традиции, и внутренние нормы церковной жизни.

С этим, может быть, тесно связано и то, что катехизатор должен в первую очередь обращаться не к разуму слушателей, не к их способности восприятия, запоминания, даже оценки и осознания, а к их воле. Иными словами, такие беседы должны людей к чему-то побуждать. Конечно, это не должно быть нарочито - не следует чему-то "учить" взрослых людей, к чему-то их вынуждать - но беседы должны давать повод о чем-то задуматься, что-то переосмыслить в своей жизни, в какой-то степени измениться, стать другим. Они должны стать ступенькой в духовной работе. И лучшее средство этого достигнуть, как мне кажется - серьезность, честность и искренность со стороны ведущего. Он сам должен жить глубокой духовной жизнью, иметь стремление к очищению собственной души, к спасению - и иметь желание передать это стремление другим. Тогда мы не будем даже вникать в то, как именно он это делает - человеку, имеющему такие стремления, при определенном наборе качеств, и, тем более, при определенной подготовке, Бог даст и нужные мысли, и слова. Главное, чтобы они были его собственные. Невозможно ничего никому по-настоящему передать, пользуясь только чужим опытом, живя, как говорится, "чужим умом".

Конечно, необходимы и объективные знания о церковном предании, учении. Такие беседы должны служить для людей источником надежных, традиционных представлений о Церкви и церковной жизни. Но каковы же именно должны быть эти представления? Здесь неизбежно возникает некоторая неопределенность. Конечно, хорошо, если человек имеет некоторые знания о Св. Писании, об истории Ветхозаветной и Новозаветной Церкви, о житиях известнейших Святых, о главных догматах Христианской веры, о соотношении Православия с другими религиями и конфессиями, о жизни других Православных Церквей. Можно, видимо, указать и некоторые другие темы. И все же главным всегда останется его реальная "включенность" в жизнь современной Церкви, его реальный церковный опыт. Люди приходят для того, чтобы жить реальной церковной жизнью. В этой жизни, несомненно, огромное значение имеет Предание, и человек им поначалу интересуется, как тем, что способно расширить его горизонты, по-новому наполнить его жизнь. Но постепенно он все более убеждается, что жить-то ему, по-настоящему, именно в своей обстановке, в свое время. События современной церковной жизни волнуют его значительно больше, чем то, что происходило в Церкви пятьсот, тысячу, или полторы тысячи лет назад. Поэтому все, о чем говорится в Церкви, должно так или иначе быть связано с тем, что происходит в Церкви сейчас, с реальными вопросами и задачами, которые решаются сейчас верующими людьми. Конечно, нужно обладать определенными знаниями в Св. Писании, церковной истории и догматике - но когда об этом заходит речь, это должно соответствовать реальным запросам слушателей, а не "навязываться" им из некоторых "внешних" соображений.

Откуда же могут взяться в человеке такие знания? Скажем, быть может, неожиданную для многих вещь - не только и не столько в результате регулярного образования. Катехизатор, как уже было сказано - член общины, живущей напряженной духовной жизнью, молитвой, покаянием - и он живет этой жизнью вместе с ней. В этой жизни занимает важное место также и приобретение духовных знаний. Это дело всей общины, каждого ее члена. Каждый верующий человек в процессе своей церковной жизни постоянно что-то читает, о чем-то размышляет, обсуждает это с другими людьми. Общие встречи, циклы бесед, большие собрания направляют и регулируют этот процесс. Таким образом поддерживается общий духовный уровень всей общины. И вот, как следствие этого общего образа жизни, как бы "на его фоне", некоторым людям поручается особая задача - заботиться о подготовке, постепенном приобщении к этой жизни еще неопытных верующих людей. Должен ли такой человек непременно знать больше всех других членов общины? Или же ему в первую очередь должны быть свойственны другие качества - например, хорошее знание жизни, людей, понимание потребностей и запросов своих современников, стремление приобщать их к церковной жизни, делиться с людьми своей верой? Катехизатор - это просто член общины, избранный, в силу своих внутренних, духовных качеств, на это служение. Его давно знают в общине, в нем уверены, он имеет уже определенный навык, опыт в этом деле. Конечно, коль скоро он отделен на катехизаторское служение, нужна определенная подготовка. Два или два с половиной года более целенаправленных учебных занятий, связанных специально с целями группового наставления, безусловно, помогут ему чувствовать себя более уверенным в этом деле. Но решающую роль все равно сыграют его предназначение, призвание, которые должны проявить себя еще до начала такой подготовки. Так, он еще давно должен посещать такие беседы, сознавать их важность, проявлять заботу об их организации. Впоследствии - участвовать в их подготовке, проявлять себя в качестве помощника, или ассистента катехизатора. Таким образом, он все больше включается в процесс подготовки и организации бесед - и этому может сопутствовать и некоторое систематическое образование. Но в любом случае он остается членом общины, живущим с ней вместе общей духовной жизнью и избранным на это служение в силу своих внутренних, духовных качеств. Он может делиться с людьми только тем, что он действительно в своей жизни продумал, пережил, накопил. Он и теперь продолжает это накопление новых знаний и опыта. Вот, видимо, естественный, здравый подход к этой теме.

Перейдем теперь к самой ситуации в группе, к тому, какую обстановку в ней следует поддерживать, создавать. Мы уже договорились, что в процессе таких бесед должна совершаться передача навыков, знаний и опыта, причем это должно происходить в форме живого общения. В соответствии с этим, главная задача катехизатора - создать естественную, доверительную обстановку, годную для такого общения. Видимо, никак иначе этого нельзя достигнуть, кроме как проявляя самому катехизатору глубокий интерес к обсуждаемым темам, серьезность и искренность в общении с людьми. При этом главным качеством катехизатора должна быть его способность к молитве. Главная его задача - внутренне молиться прямо здесь, во время беседы, и этим побуждать к внутренней молитве собравшихся людей.

На этой основе происходят уже ответы на вопросы. Здесь, видимо, особенно поначалу, необходима некоторая сдержанность. Нужно сознавать ситуацию в группе - наличие в ней многих людей, пока еще не знакомых, находящихся на разных духовных "уровнях", имеющих разный духовный опыт, каждому из которых что-то свое нужно, уже что-то о вере слышавших, имеющих некоторые "предрассудки" - и стараться говорить о чем-то общем, о том, что может быть интересно всем. В этом, может быть, и заключается, в первую очередь, "искусство" катехизатора. Но как этого достигнуть? Видимо, нет для этого иного средства, как просто быть катехизатору "самим собой", со своим интересом к вопросам спасения, внутренней жизни человека, церковной истории и современности - и делиться этими своими представлениями с людьми. Чем более глубокой духовной жизнью живет катехизатор, чем более он интересуется, кроме вопросов вероучения, и жизнью, и людьми - тем более и тем большему числу людей будет интересно то, что он говорит.

Форма ответов на вопросы предоставляет ему достаточно возможностей и свободы. Отвечая на вопрос, можно касаться и смежных тем, приводить какие-либо полезные примеры. Можно естественно перейти и к более значительным, важным темам. Но нужно иметь в виду, что далеко не все из присутствующих и далеко не всё способны воспринять. Заповедь Христа "Не мечите бисер перед свиньями", как ни странно, имеет отношение и к уютной обстановке катехизических бесед, где человек, уже многие годы отдающий служению Церкви все жизненные силы, делится своим духовным опытом с людьми, проявляющим к вопросам христианской веры лишь некоторый первоначальный интерес. Умение определить, о чем в данной обстановке следует, а о чем не следует говорить - тоже важная составная часть "искусства" катехизатора.

Выше уже было упомянуто, что одно из главных умений - создание атмосферы бесед. Но такая атмосфера естественно подразумевает и отношения между собравшимися людьми. В группе должны царить взаимное уважение, умение слушать не только катехизатора, но и друг друга, внимание друг к другу, забота друг о друге. Катехизатор должен заботиться о выработке в людях этих качеств - побуждать их говорить строго по очереди, заранее обдумывать свои вопросы, заботиться о равномерном участии в беседе всех участников. Важным правилом таких бесед является сосредоточенность всех их участников на вопросах веры, спасения - поэтому из обсуждения исключаются разговоры на общественно-политические, а также межконфессиональные темы.

Можно с уверенностью ожидать, что отношения, складывающиеся во время бесед, будут в дальнейшем развиваться и долгое время сохраняться. Для верующих людей естественно стремление к общению - и совершенно естественно, если в дальнейшем будет продолжаться общение людей, которые познакомились вот таким образом - за регулярными катехизическими беседами на темы веры. И вот, катехизатор с самого начала задает "тон" этого общения, воспитывая в членах группы заботу друг о друге, любовь к молитве, уважение друг к другу.

Т.о., перед катехизатором стоит целый ряд достаточно серьезных задач. Трудно дать конкретные советы и рекомендации на все возможные "случаи жизни". В группе могут оказаться люди разного опыта, разного духовного уровня, достаточно сложных характеров. Важно стараться никого не обидеть и не оттолкнуть. В то же время следует всегда заботиться о пользе группы, и поэтому в некоторых случаях проявлять достаточную твердость. В этом умении вести себя с людьми - тоже одна из сторон искусства катехизатора, но это относится уже к его личному опыту (или, в какой-то степени - к опыту той общины, от лица которой он осуществляет свою деятельность) - и потому не может обсуждаться в подобной публицистической статье.



Есть еще одна важная сторона в его деятельности - это передача наставляемым некоторых конкретных знаний и навыков, которые и составляют, условно говоря, "программу" бесед. Иными словами, это те "ступени", которые должны пройти наставляемые, усилия, которые они должны совершать в этот период. Совершенно естественно, если в результате этих бесед их участники будут знать основные молитвы, научатся и полюбят читать Св. Писание, разберутся в Символе веры, узнают нечто о важнейших Таинствах и богослужениях, получат общее представление о церковной истории и некоторых других темах. Но произойти это может, в основном, в результате их собственного труда. То, что получает человек "даром", обычно лишено для него особой ценности. Задача катехизатора - организовать самостоятельные усилия наставляемых, так, чтобы они сами, постепенно, последовательно познакомились с этими и некоторыми другими темами. Иными словами, нужна система домашних заданий, которая и составляет "программу", или "канву" бесед. Может возникнуть вопрос - а может ли катехизатор систематически, последовательно "излагать" некоторые темы? Иными словами, могут ли некоторые части его бесед походить на небольшие "лекции"? Чтобы разобраться в этом, давайте рассмотрим сами обстоятельства, из которых возникает потребность катехизических бесед, и сам возможный процесс их организации в приходе. Это позволит нам лучше представить, какие в них возможны уровни, "этапы", и что на каждом этапе уместно или неуместно делать.

Сама задача катехизического наставления в наше время возникает в тех приходах, где начинают проявлять некоторую заботу о духовном состоянии прихожан. В принципе, современный приход может существовать и без этого - достаточно разработанное, созданное в другие времена и другими народами богослужение обладает достаточной привлекательностью для людей, и простое его исполнение, без каких-либо дополнительных усилий, может собрать достаточно прихожан, и в какой-то степени обеспечивать жизнь прихода. Если же забота о людях начинает проявляться, то события развиваются примерно в той последовательности, которую мы отчасти уже описали. Первый шаг - это единичная встреча ответственного лица, имеющего уже некоторое духовное образование, с прихожанами, жаждущими наставления - с теми, кто пришли креститься, или просто с членами прихода, стремящимися к познанию. Здесь и не может произойти ничего, кроме знакомства и обсуждения некоторых планов на будущее. Второй шаг - это организация двух-трех бесед, которые уже стремятся наполнить духовным содержанием. Так, здесь уже возможно и обсуждение содержания веры, и разговор о важнейших Таинствах, и некоторые простейшие домашние задания. Впоследствии этот цикл бесед имеет тенденцию расширяться. Четыре, шесть, восемь встреч, посвященные отдельным темам, или сторонам церковной жизни... Максимальное число, видимо, двенадцать. Больше таких тем, видимо, трудно набрать - а, с др. стороны, сам цикл становится труднообозримым, теряет черты "компактности". (Мы ведь говорим здесь именно о цикле, в котором кратко было бы изложено церковное вероучение - а не просто о возможности собраться после богослужения за чаем и поговорить "о том о сем" -такие неформальные встречи тоже имеют свой смысл и могут продолжаться, в принципе, бесконечно.) Таким образом достигает своего естественного логического завершения идея цикла, посвященного конкретным темам, представляющего собой целостное, компактное изложение основных положений христианской веры. Он, согласно предыдущим размышлениям, может занимать два или три месяца. Но когда это бывает достигнуто, становится ясно, что этого для полноценного, серьезного катехизического наставления недостаточно. Как уже было сказано в начале этой статьи, за это время просто не успевает произойти соответствующий процесс в душе человека, не успевают совершиться необходимые в этом случае внутренние изменения. Здесь возможны два пути: первый - это "растянуть" данный цикл на четыре, на шесть месяцев, путем соответствующего увеличения интервалов между беседами. В этом случае, действительно, достигается большая глубина, за счет общей большей продолжительности и увеличения времени на домашнюю работу. Можно в перерывах между тематическими беседами "вставить" встречи, посвященные ответам на вопросы, что внесет элемент общения и сделает цикл более "наполненным". Но бесконечно "растягивать" это время невозможно, и, кр. того, постоянное повторение больших тематических бесед делает весь цикл достаточно статичным. Можно заметить и то, что вряд ли возможно обращаться с изложением каких-либо тонкостей и глубин церковного учения к людям, которые вам еще не знакомы. Поэтому возможен и другой вариант - оставить главный, тематический цикл бесед (продолжительностью около 2-х месяцев) без изменений - а к нему добавить некоторый "предварительный" цикл, посвященный общению и ответам на вопросы. Такой цикл может быть в каком-то смысле "неограниченным по времени" - продолжаться и 4, и 6, и 8 месяцев. При этом акцент здесь уже совершенно определенно переносится с сообщения знаний на тот внутренний процесс, который происходит за это время в душах слушателей. Человек просто живет, совершает некоторые усилия в молитве, чтении Св. Писания, в своем приобщении к церковной жизни, поиске своего места в Церкви - а одновременно имеет возможность посещать такие регулярные беседы, которые как бы "поддерживают" его на этом пути. При этом то, посещать или не посещать такие беседы, и как часто на них бывать - дело его внутреннего выбора. Само решение о попытке участия в процессе подобного наставления равнозначно его решению идти христианским путем, стремлению приобщиться к церковной жизни. Но если человек действительно регулярно посещал такие беседы и проявил себя на них как искренний христианин, то ему и может быть предложено теперь прослушать более "интенсивный" цикл, посвященный изложению важнейших сторон церковного учения. Здесь можно усмотреть, по кр. мере, ту "выгоду", что достаточно непростые и неочевидные для большинства вещи будет слушать человек уже знакомый, уже проявляющий несомненное стремление жить духовной жизнью. Если же он появлялся на беседах достаточно редко (но продолжал проявлять к ним интерес), то ему может быть предложено пройти еще один цикл предварительных бесед - и только после этого перейти к более регулярному наставлению. (Больше одного раза давать подобную "отсрочку" нежелательно.) Этот период предварительных бесед, состоящий в общении с катехизатором и в его ответах на вопросы, и есть та самая катехизация, о которой мы здесь писали. Акцент здесь делается на обретении личных отношений с Богом и своего церковного пути. Человек полностью свободен - но знает, что есть место, где его помнят, ждут, где он может обрести круг общения среди духовно близких людей. Это оказывается для него важным - не менее важным, чем регулярное, систематическое изложение некоторых знаний о Церкви. Когда же человек действительно почувствует себя частью этого круга - тогда наступает время и для более систематических знаний. Но неожиданно оказывается, что далеко не всё из этих знаний, даже в самом стройном и систематическом виде изложенных, человек оказывается готов и способен воспринять. Они ему даются скорее "на будущее", на то, чтобы всю последующую жизнь в этом разбираться. И наиболее ярким и запоминающимся из всего процесса наставления оказывается именно этот цикл "предварительных" бесед, когда можно было спокойно, не торопясь разрешить все возникающие вопросы, разобраться в себе, почитать литературу, постепенно знакомиться с близкими по духу людьми. Поэтому и здесь тоже возникает естественное стремление "растянуть" этот первый, "предварительный" цикл наставления. Достигается это все тем же естественным средством - увеличением интервалов между беседами. В этом нет никакого"умаления" процесса наставления, и это не приводит ни к какому ослаблению его воздействия на людей. Напротив, это свидетельствует о серьезности намерений и катехизатора, и наставляемых, которые планируют продолжать свое общение в течение долгого времени. Большие перерывы оставляют больше времени на тот самый духовный труд, о котором здесь говорилось, на домашнее чтение книг, позволяют лучше осознать и сформулировать вопросы, которые возникают. Кр. того, они экономят силы катехизатора, позволяют ему лучше разобраться в себе, в вопросах и характерах наставляемых, позволяют ему тоже быть человеком, живущим собственной духовной жизнью, а не "машиной по церковному наставлению людей". Если такие беседы не совсем удовлетворяют потребность в общении, то это может достигаться другими средствами - посещением богослужений, участием в событиях приходской жизни, посещением бесед в других группах, которые проходят при этом же храме в другие дни недели. Неторопливость в проведении цикла бесед придает им более "широкое дыхание"; она напоминает о том, что человек вступает на путь, имя которому - вся жизнь, что движение по этому пути не ограничивается только периодом кратковременного и "интенсивного" сообщения знаний; человек может знать, что и через три месяца, и через полгода он вновь попадет на те же беседы (если по каким-то причинам временно "оторвался" от них), и что темой там по-прежнему будет его духовная жизнь и вопросы, которые у него возникают, и "поезд никуда не уйдет", и он, при необходимости, сможет вновь пройти тот же процесс "по второму кругу". При этом, как уже было сказано, этот "предварительный" цикл наставления на самом деле лишен статичности - благодаря системе домашних заданий, а также постепенному раскрытию тем, касающихся личной духовной жизни наставляемых - о молитве, чтении Св. Писания, и некоторых других. Все это вместе и создает в наставляемых ощущение действительного начала их духовного пути, по которому теперь надо идти, совершая все новые усилия, делая следующие шаги, переходя "с этапа на этап". И путь этот, даже в своей "предварительной" части, состоящей в посещении довольно свободных по форме бесед, может продолжаться достаточно долго - и 6, и 8, и 10 месяцев.

Из этих размышлений становится ясен ответ на поставленный вопрос - могут ли эти беседы предварительного этапа напоминать отчасти "лекции", может ли на них происходить последовательное, систематическое изложение некоторого "материала"? Такая форма неизбежно возникнет в дальнейшем процессе наставления, и этот материал неизбежно составит содержание следующих его этапов. Но для начального, "предварительного" этапа это не характерно. Катехизатор, конечно, может касаться в своих беседах любых сторон церковной жизни, в т.ч. и тех, которые составляют содержание дальнейших этапов наставления - но делать это именно в форме размышлений и ответов на вопросы, а не систематического изложения материала. "Акцент" во всем предварительном цикле бесед делается именно на внутренней жизни наставляемых, на разрешении ими имеющихся вопросов, на обретении ими навыков церковной жизни, на их домашних усилиях в молитве, чтении Св. Писания, очищении собственной души - а не на передаче им понятий и знаний, которые формируют Церковь как сообщество людей.

Однако, как уже было сказано, именно эта передача знаний станет главным содержанием уже следующего этапа наставления. Здесь, согласно излагаемому замыслу, можно будет уже "компактно" осуществить изложение главных сторон церковного учения и главных моментов церковной жизни. Этот период "содержательных" бесед, как на фундамент, опирается на предшествующий период "свободных" бесед, и без него не смог бы быть осуществлен. Теперь же наставление носит, в некотором смысле, более "учебный" характер - и, может быть, хорошо, если в нем свое место найдут диски с записями этих бесед и их конспекты.

Далее возможен еще один цикл наставления - т.н. "тайноводственный". Он может быть адресован людям, уже живущим церковной жизнью, уже принимающим реальное участие в жизни церковной общины, с тем, чтобы им лучше разобраться и более осознанно принимать участие в самой сердцевине церковной жизни - в церковных Таинствах. Здесь речь в еще большей степени идет уже не о жизни отдельного человека, а о Церкви в целом.

Т.о., складывается достаточно цельный процесс катехизического наставления, который, в целом, достаточно отвечает тем потребностям наставления новоначальных, которые имеются у современной Церкви. Этот процесс может в какой-то степени напоминать те системы наставления, которые складывались в Церкви прежде - например, в IV, V веке. Но полной "копией" их он быть, конечно, не может - просто потому, что в Церкви никогда и ничто в точности не повторяется. Эти системы наставления родились именно в наше время, исходя из современных потребностей - просто с сознанием некоторой аналогии между нашим и тем временем, с некоторой опорой на его опыт. Они будут создаваться и использоваться современными верующими людьми лишь в той степени, в какой у них есть для этого потребности и возможности. Но особенность всех этих форм одна - в них особый акцент делается именно на внутреннем пути человека, на осознании им себя христианином, сознательных усилиях по изменению своей жизни, понятий, взглядов, по очищению души, а также - установлению глубоких, христианских отношений с другими верующими людьми. Такая идея катехизации не имеет ничего общего с идеей "церковного образования", в том виде, как оно складывается у нас в последнее время во многих местах. На приходском уровне эта идея часто реализуется в форме воскресных школ. Образование в них, как правило, "внутренне статично". Такие школы создаются для людей, которые просто полюбили богослужение в храме, и, кроме того, хотят о вере "что-то знать". Человек может ходить в такую школу 2 или 3 года, и действительно наполняться какими-то знаниями - но в результате обнаружить, что он стоит на месте, и так никуда и не пришел. Таково, видимо, внутреннее свойство образования, построенного по принципу отдельных "предметов" и "программ". В отличие от него, катехизация имеет ярко выраженную устремленность, направленность. Происходит, казалось бы, неторопливый процесс сравнительно нечастых встреч - но за ним стоит осмысление человеком себя, изменение своей жизни, осознание себя христианином. "Проигрывая", может быть, в количестве сообщаемых "знаний", такое наставление, тем не менее, "выигрывает" во внутренних, смысловых вещах, в некотором внутреннем "качестве".

Такой процесс, как уже было сказано, может продолжаться около 8 месяцев, в некоторых случаях - год. Хорошо бы ему продолжаться и полтора года, и даже больше - если есть такая возможность. Конкретные знания и навыки церковной жизни человек в конце концов приобретет - из чтения книг, участия в богослужении, общения с катехизаторами и другими членами прихода. Но ничто не заменит целенаправленного внутреннего периода - обретения навыка молитвы, осознания своей свободы в Боге, обретения умения трезво и вдумчиво относиться ко всем событиям внешней и внутренней жизни - т.е. в полном смысле обретения себя. Потом уже на этой основе может строиться вся дальнейшая жизнь христианина. И дело катехизации - помочь человеку обрести этот фундамент.

Впоследствии, по завершении этого периода, человек продолжает жить церковной жизнью. Теперь на первый план выходит собственно участие в богослужениях, в событиях общинно-приходской жизни, общение с другими верующими людьми. Здесь уже некоторую роль может сыграть и дальнейшее регулярное образование, организованное такими же обретшими себя людьми, в соответствии с их действительными потребностями и стремлениями. Определенную роль будет играть и общение в прежней группе, в соответствии с естественным стремлением верующих людей к общению, которое наиболее естественно будет осуществляться в кругу людей давно знакомых, уже прошедших вместе некоторый духовный путь. Но все это - следующие ступени духовной жизни человека, которых мы здесь не будем касаться.

_ _ _


Практика долговременного катехизического наставления в нашей Церкви возникла еще в период советских гонений, в жизни тех немногих общин, где придавали значение действительному приведению людей ко Христу, а не только сохранению богослужений. Впоследствии, с возрождением нашей церковной жизни в начале 90-х годов, она получила более широкое распространение - но по-прежнему оставалась достоянием сравнительно немногих общин. В наше время, как наиболее глубокая и соответствующая действительным потребностям Церкви, она начинает распространяться по всей Церкви централизованно. И здесь можно усмотреть некоторую почву для конфликта, связанного с тем, что в Церкви существует много различных течений и духовных школ, не лишенных стремления распространять свое влияние, расширять и укреплять себя за счет приобщения к себе новых людей. Катехизация же, как это следует из предыдущих описаний, может стать очень значимым периодом в жизни человека, задать ему духовные ориентиры на свю его дальнейшую жизнь. С этим и связана некоторая "острота" вопроса, возможные в этой области напряжения и конфликты.

Важно с самого начала "вывести" глубокое и спасительное дело катехизации из этой "зоны напряжения". Катехизания по сути своей не может быть приведением человека в какой-то конкретный "клан", или "течение". Она, конечно, совершается от лица конкретной общины - но человек при этом должен оставаться полностью свободен. Катехизация должна иметь, в хорошем смысле, "нейтральный" характер. Ее предмет - стремление человека к Богу, его путь в Церковь, обретение им навыка молитвы, посещения богослужений, внутренней работы над собой, некоторые знания о Св. Писании, о церковной истории, Таинствах, обретение здоровых духовных отношений с другими верующими людьми. В задачу катехизатора не входит приобщение людей к специфическому узкому кругу, придерживающемуся своих понятий и находящемуся в противоречии с другими верующими людьми. Катехизатор помогает людям "духовно повзрослеть", обрести собственные навыки духовной жизни и свой собственный, трезвый взгляд на окружающие их явления церковной действительности. Поэтому нравственное требование независимости, "неангажированности" становится одним из важнейших требований к катехизатору. Как этого достигнуть? Возможно, глубокой нравственной работой над собой, переосмысления своего прежнего пути, обстоятельств, способствовавших его приходу к вере и его становлению, как верующего человека. Возможно, пересмотром своего отношения к своим прежним "учителям" (если в их жизни присутствует этот групповой, "клановый" момент), более глубоким осознанием своей связи с Церковью и ответственности перед Церковью. Во всяком случае, необходимо некоторое духовное "взросление". Иначе как же человек сможет помочь "повзрослеть" другим? Церковное наставление может заключаться только в приведении людей к Богу, к Церкви, к спасению - и лишено каких-либо иных мотивов. Если в человеке эти иные мотивы есть (стремление приводить людей к "своим" - против "чужих") - то, может быть, лучше ему за это дело не браться.

Это вновь возвращает нас к вопросу об ответственности катехизатора, о том, какими качествами он должен обладать, как относиться к своему занятию. Уделим еще напоследок некоторое внимание этим вопросам. Не секрет, что путь катехизатора "не усыпан розами". В процессе своей деятельности он сталкивается со многими трудностями, которые, быть может, даже не поймет человек, смотрящий на это дело "со стороны". Об одной из них мы уже сказали - необходимость общаться с самыми разными людьми, самых разных характеров и духовного опыта, и при этом поддерживать здоровую обстановку в группе. Другая связана уже с тем, что говорит сам катехизатор. В процессе катехизической беседы и ответов на неожиданно возникающие вопросы слушателей ему приходится высказывать самые разные суждения на темы церковного учения, церковной жизни - и вся суть беседы состоит в том, что эти ответы рождаются прямо здесь же, на глазах слушателей, а не берутся "из книжки". Как сохранить во всех случаях верность церковному учению, как не допустить ошибки? Ведь на катехизаторе в данном случае, без сомнения, лежит особая ответственность за души собравшихся людей.

В связи с этим говорят даже о некоторой "профессиональной вредности" работы катехизатора. Только он один знает, как отражается неудачное или не очень точное мнение, высказанное во время беседы, не только на душах собравшихся людей, но и на его собственной душе. Вместе с тем, катехизические беседы, несомненно, нужны. И поводить их должны обычные люди, члены прихода, отнюдь не имеющие свойства "непогрешимости".

Выход видится в том, чтобы принять идею об "ограниченной ответственности" катехизатора. Да, он является достойным членом прихода, определенным всем приходом в лице настоятеля на это служение. Да, он обладает определенными знаниями, получил определенное образование, и продолжает его получать. Но "владеть" в полном объеме всем церковным преданием и учением он в принципе не может. Как и всякий человек, он может достоверно говорить о том, что лежит в пределах его собственного опыта. В этом опыте присутствует, конечно, и чтение книг, и стремление освоить Предание - но всем этим он "владеет" лишь в той степени, в какой это действительно стало его внутренним опытом, в какой ему удалось "пропустить это через себя". Т.о., катехизатор отвечает перед Богом и слушающими его людьми только за свой собственный опыт. За двухтысячелетний опыт Церкви, за ее традицию, за правильную, абсолютно "адекватную" их передачу он отвечать в принципе не может. Он может рекомендовать людям книги, побуждать их интересоваться этими вопросами, самостоятельно разбирать их - но сам не является "передатчиком" древнего церковного Предания. По-прежнему его задача - поддерживать обстановку в группе, серьезность и искренность в общении с людьми, готовность делиться с людьми действительно имеющимся у него опытом. Он ценен перед людьми именно этим своим реальным опытом, своей живой человеческой личностью, своей реальной принадлежностью к реальной современной Церкви, даже (в какой-то степени) - своими неточностями и ошибками.

Это важно понимать. Мы часто, приходя в Церковь, ждем от нее каких-то вечных и окончательных Истин, ждем встретить в ней людей, которые сразу и навсегда разрешат все наши вопросы. В действительности, вечная Истина заключается в нашей вере во Христа, в нашей молитве, в нашем участии в богослужении и Таинствах - в Церкви же мы встречаем, в первую очередь, живых людей. Тех, которые могут поддержать, протянуть руку помощи, тех, которые когда-то сами, как и мы, пришли в Церковь - и только благодаря этой разнице в "церковном возрасте" идут сейчас на полтора-два шага вперед. И одно из важных средств такой помощи - катехизические беседы. А на них главную роль играет катехизатор - такой же член общины, стремящийся помогать людям находить свой путь в Церкви, разрешать появляющиеся у них вопросы, быть для них серьезным, вдумчивым собеседником. Никто не должен ожидать от него каких-то высочайших, окончательных знаний! Вообще, роль "всезнайки" в Церкви - совершенно нереальная, несбыточная! Но просто нам всем, так же, как и он, следует поддерживать друг друга и быть друг для друга такими собеседниками - это и Церковь сделает прочнее, и нашу жизнь в ней - более содержательной и глубокой.

Не случайно здесь говорилось о том, что знания играют в деле катехизического наставления хотя и важную, но далеко не первостепенную роль. В наше время, к сожалению, широкое распространение получил подход к церковному образованию, построенный, в основном, на получении знаний. Такой подход возник у нас в начале 90-х годов, в годы первых шагов нашего церковного возрождения, и носил характер, скорее, первых попыток как-то возродить наше тогда практически отсутствовавшее духовное образование. Акцент при этом делался на чисто интеллектуальном, информационном усвоении некоторых знаний, касающихся церковного учения и предания. Приобретенные таким образом знания, как правило, оказывались не "пропущенными через себя", не становились частью внутреннего опыта. Обучение оказывалось оторванным от внутренней, духовной жизни, не связанным с молитвой, очищением души. При этом человек, получивший такое "образование", остается в уверенности, что он действительно приобщился к церковному Преданию, начинает чувствовать себя "представителем Церкви", могущим говорить "от ее лица", кого-то "наставлять", "учить". Представителям такого подхода свойственны некоторая уверенность в собственной непогрешимости, преимущественная любовь к лекционной работе с людьми, стремление от людей что-то "требовать", постоянно кого-то "испытывать" и "проверять" - и при этом отсутствие подлинного интереса и внимания к этим людям. При этом у их слушателей создается странное ощущение - вроде бы они что-то и узнают, и даже, б.м., что-то верное - но при этом не становятся лучше, не чувствуют присутствия Божия, не приближаются к Богу. Вот, и такой подход получил распространение у нас в Церкви, наряду с подлинно христианским. Беглого взгляда на ситуацию достаточно, чтобы понять, что она представляет собой серьезное искажение духовной жизни. Взятая на себя непосильная для современного постсоветского человека, выросшего в условиях прерванной традиции, задача - говорить как бы "от лица" Церкви, от лица ее двухтысячелетнего опыта - может приводить к серьезным нарушениям в психике и сообщать всей деятельности человека черты некоторой иллюзорности. Причина ситуации видится в том, что здесь людей хотят не освободить, а подчинить некоторой системе взглядов, понятий и идей, что здесь человек является не целью, а средством построения некоторого образа жизни, который на самом деле уже не может быть в наше время восстановлен в точности так, как это было когда-то в прошлом. И на этом фоне особенно глубокими и достойными выглядят усилия по созданию подлинной системы нашего церковного просвещения, которая немыслима без здоровой, полноценной общинной жизни, включающей в себя также и катехизическое наставление.

Не умолчим и о некоторой проблеме, связанной уже с развитием у нас такого наставления. Как уже было сказано, сама идея катехизации возникла в нашей Церкви еще в годы советских гонений, в опыте немногих общин, живших более полнокровной жизнью на фоне достаточно стесненного общего состояния нашей Церкви. Из-за того, что эти общины в то время находили в себе силы жить более глубокой и полноценной жизнью, они в Церкви заняли как бы несколько "обособленное" положение. Эта ситуация некоторого "напряжения" отчасти сохраняется до сего дня. Однако, теперь, когда усилия по развитию общинной жизни и катехизического наставления приобрели общецерковный характер, появляется возможность выхода из этого положения. Вряд ли опыт, накопленный в этих немногих местах, сможет быть в точности распространен на всю Церковь. Вряд ли членам этих общин стоит стремиться занимать высокие церковные посты, с тем, чтобы осуществить знакомую им "программу", теперь уже на общецерковном уровне. Но эти процессы углубления церковной жизни будут идти самостоятельно во многих местах, соответственно местным условиям и возможностям. И здесь чрезвычайно важную роль будет играть катехизатор - духовно опытный и уважаемый член прихода, получивший некоторое образование и постоянно продолжающий учиться, современный верующий человек, в наше время обретший Бога и делящийся современным церковным опытом, помогающий людям внутренне "повзрослеть", обрести духовную ответственность и самостоятельность, идущий с ними вместе по пути постепенного познания древнего церковного Предания. О возможных путях организации такой работы с людьми здесь и шла речь. В таком естественном виде катехизическое наставление может постепенно распространяться по Церкви, способствуя ее укреплению и принося добрые плоды.



_ _ _

Работа написана на основе скромного осмысления автором этой темы. Она носит характер, скорее, не методических рекомендаций, а публицистического размышления. Многие темы здесь изложены отнюдь не в исчерпывающей полноте, многие вопросы вовсе не затронуты. О многом и невозможно писать в статье - это может быть пережито человеком только на собственном опыте. Но в обстановке реальных совершающихся сейчас усилий по развитию катехизического наставления создается некоторое "пространство обсуждения", в которое любое честное размышление может внести свой вклад. Автор надеется, что такую роль могут сыграть и эти страницы.



скачать файл



Смотрите также:
Сейчас уже ни у кого не вызывает сомнений необходимость катехизического наставления
297.66kb.
Налоговая политика ра введение
277.71kb.
I. II. Цели и задачи Проекта «Дорога к дому» 4 III. Предлагаемые подходы и решени
177.76kb.
Принцип военной необходимости в международном гуманитарном праве: оправдано ли забвение?
177.8kb.
Фигура Тиграна Великого до сих пор будоражит воображение не только ученых, деятелей культуры, военных, политиков, но и практически любого армянина
135.43kb.
Ни у кого не вызывает сомнения, что слово способно изменить судьбу человека, особенно если это слово сказано судьей
23.01kb.
Колокола, колокольные звоны на Руси
196.36kb.
Уже не за горами самый любимый всеми праздник Новый год
37.29kb.
Уже третий день улыбаюсь благодаря ПриватБанку. Потому что выдача зарплатной карточки в Привате может расстроить или возмутить только тех, у кого плохо с юмором
14.51kb.
«Знакомство с величиной» традиционно включена в программы математического образования для детей дошкольного возраста. Факт положительный. Однако сомнение вызывает то, как идет процесс изучения этой темы в детском саду
148.72kb.
Для кого-то это возможность вырваться из городской суеты и погрузиться, хоть ненадолго, в неторопливое течение деревенской жизни
428.29kb.
Сейчас уже малочисленный
37.38kb.