takya.ru страница 1
скачать файл
А. А. Сохолтуева

ДВГГУ, филологический факультет, 4 курс


СИМВОЛИЧЕСКИЙ СМЫСЛ МОТИВА «ЗМЕЙ» («ЗМЕЯ») В ТВОРЧЕСТВЕ М.Ю. ЛЕРМОНТОВА
Одной из главных особенностей лермонтовского художественного мира является его «двухплановость» [1; 503], зашифрованность текстов. «Потенция к двухплановому построению, подразумевания, символика» [2; 265; 268] характеризуют прозу и поэзию Лермонтова. Если понимать под символикой образность, заключающую в себе указание, намек на «тайную» ценность, то художественный мир Лермонтова характеризуется глубоко символическим содержанием.

Под символом понимают разновидность иносказания, суть которой заключается в том, чтобы передать «многозначную жизненно-универсальную идею через словесный или предметный образ» [1; 503]. Смысл символа неотделим от его образной структуры и отличается неисчерпаемостью своего содержания.

Стоит отметить, что мотивный и символический уровни произведений Лермонтова изучены хотя и хорошо, но явно недостаточно. Нередко отмеченные на уровне наблюдения, они не всегда становились объектом последовательного анализа. Но работы авторитетных лермонтоведов, обративших внимание на эту сторону поэзии и прозы Лермонтова, доказывает, что здесь речь идет о весьма характерной особенности лермонтовской поэтики, устойчиво проявляющей себя в различные периоды его творчества. Из исследований, создавших серьезную традицию осмысления творчества Лермонтова в названном аспекте, необходимо назвать «Поэзию Лермонтова» (1959) Д.Е. Максимова, «Поэтическую прозу Лермонтова» (1974) А.И. Журавлевой, «О лирико-символическом начале в романе Лермонтова «Герой нашего времени» (1981) В.М. Марковича, а также статьи «Самоповторения в поэмах М. Ю. Лермонтова «Демон» и «Мцыри» (2003), «Мотив и его семантическое поле в юношеских поэмах М.Ю. Лермонтова «Азраил» и «Ангел смерти» (2003) В.Г. Мехтиева.

Мысль о символичности произведений Лермонтова еще в начале ХХ века отмечалась С. В. Шуваловым в работе «Мастерство Лермонтова» (1941). Он показал, что у Лермонтова, например, пейзаж, то есть «рисуемые образы природы являются поэтическими заместителями людей», «т. е. символами» [3; 265]. Ученый перечисляет образы зверей, птиц, цветков, змея, встречающихся в творчестве Лермонтова. Эти образы, помимо своего предметного значения, несут в себе сложный иносказательный смысл. Но образ змея исследователь рассматривает как отрицательный, роль которого, по его мнению, заключается в негативной характеристике персонажей. С.В. Шувалов отмечает два значения образа: прямое – внешний вид змеи, а также характерные для нее особенности, и переносное – коварство и хитрость женщины. Подробно останавливался на проблеме и Д.Е. Максимов в своей работе «Поэзия Лермонтова». Исследователь отмечает в творчестве Лермонтова не только символику «естественную», характерную для каждого художественного произведения, но и символику более специфического характера, воспринимаемого «как особое явление эстетической формы»[2; 259]. Рассматривая поэму «Мцыри», Д.Е. Е.Максимов подчеркивает его неисчерпаемость прямым смыслом, а также отражением действительности 30-х годов: «это просвечивание текста поэмы, неизбежное появление за ним второго, более объемного содержания». [2; 267] Поэма Лермонтова не является аллегорией, мистерией, несмотря на все излучаемые ею смыслы. Образы произведения, указывает исследователь, есть то, чем они являются в поэме, и еще чем-то, обладающим большим смысловым объемом. Символическое использование образа расширяет его смысл по сравнению с его значением как типа, хотя при этом и типовое его значение может сохраниться [2; 274-275].

А. Б. Галкин в работе «Об одном символе в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» (1991) останавливается на анализе уже конкретного образа – коня (лошади). Исследователь рассматривает образ на разных уровнях: на сюжетном – выделяет две замыкающиеся сюжетные цепочки (Печорин – Бела, Азамат – Карагез), отмечает их важную роль на композиционном уровне; одновременно конь, символизирующий верность и чистоту, приравнивается к женским образам романа [4; 116; 120].

Из работ последних лет стоит отметить статью « К вопросу о лирико-символическом пространстве «Героя нашего времени» (2000) Т. О. Беленковой. Обращаясь к проблеме, автор выделяет два смысловых уровня в романе: первый – сюжет, и второй – символический подтекст. Символический подтекст – космическая тема романа, которая находится в сложной связи с реальными конфликтами и событиями произведения [5; 4]. Т. О. Беленкова подробно останавливается на анализе образов-мотивов, насыщенных символическими значениями: тумана, цветка, смеха [5; 5-6].

В нашей работе мы не претендуем на то, чтобы исчерпать проблему, но проанализируем мотив «змей» с конкретным смыслом, связанным с контекстом произведения, и «метасмыслом», который выводит мотив за рамки одного произведения и делает неотъемлемой частью всей художественной системы автора. Прежде всего, необходимо сказать о ключевых терминах, используемых в работе. Это: «автореминисценции», «самоповторение». Два термина по своей семантике тождественны, но мы остановимся на втором. Самоповторение есть авторский прием, который является ведущим в творчестве Лермонтова и проявляется в доминировании определенных тем, мотивов, образов, переходящих из одного произведения в другое, в то же время этот прием не является чисто механическим использованием старого поэтического фонда. Перенесенные в другое произведение, в иную стилистическую среду, примененные к другому образу, слова и выражения получают особые смысловые оттенки и становятся, по существу, новыми семантическими единицами. Очевиден прием в поэмах «Мцыри» и «Демон», а так же в романе «Герой нашего времени». В этих произведениях преобладают мотивы реки, гор, скал, образы тумана, орла и змеи. В настоящей работе мы остановимся на образе-символе «змей».

Змей – символ, представленный почти во всех мифах народов мира, в первую очередь связывается с «плодородием, землёй, женской производящей силой, водой, дождём, с одной стороны, и домашним очагом, огнём (особенно небесным)» – с другой. [6; 468] Почти все эти варианты трактовки символа находят свое отражение в творчестве Лермонтова.

Указание на образ змея встречается, например, в самом начале романа «Герой нашего времени» (в повести «Бела»), в описании реки: «…а внизу Арагва, обнявшись с другой безыменной речкой, шумно вырывающейся из черного, полного мглою ущелья, тянется серебряною нитью и сверкает, как змея, своею чешуею»[7; 457]. В этом примере образ является яркой метафорой в описании водного потока. Это характерно для романтизма в целом: в литературе романтизма часто используется метафора, которая стремится перерасти в мифологию, для того чтобы указать на духовный мир. Интересно, что «точка зрения», с которой строится описание пейзажа, дается по принципу: сверху – вниз. Благодаря этому создается эффект необычайного сходства реки со змеей, создается зримая ее извилистость и блеск. Такой же принцип сохраняется и в следующем примере: « Направо и налево чернели мрачные, таинственные пропасти, туманы, клубясь и извиваясь, как змеи, сползали туда по морщинам соседних скал…». [Т. 2; 474]

Образ змея используется автором как и в описаниях воздушного пейзажа (туман, облака), так и земного (река, ущелье), точнее, на границе «верха» и «низа». Так возникает символическая оппозиция: «гора – ущелье», «гора – пропасть». В архаических космогонических мифах Евразии змей осуществляет разъединение и соединение неба и земли.

В романе есть указания на Змеиную гору: «Дорога идет, извиваясь между кустарниками, опускаясь в небольшие овраги <…>; кругом амфитеатром возвышаются синие громады Бешту, Змеиной, Железной и Лысой горы». [Т. 2; 528] Художественный символ «змеи», используемый Лермонтовым, таким образом, оказывается мотивированным, соответствующим топонимике изображенного мира. Но мотив змеи используется Лермонтовым не только в пейзажных зарисовках, но и в описании девушки – ундины, именно через него показана ее хитрость, изворотливость, непредсказуемость и опасность. «…Вдруг она вскочила, обвила руками мою шею <…>. В глазах у меня потемнело, голова закружилась, я сжал ее в своих объятьях со всею силою юношеской страсти, но она, как змея, скользнула между моими руками, шепнув мне на ухо…». [Т. 2; 506] В приведенном примере образ создается не только с помощью сравнения, но и с помощью глаголов «обвила», «скользнула», «шепнув». Печорин далее признается: «Чего ты хочешь?» – закричал я, крепко сжав ее маленькие руки; пальцы ее хрустели, но она не вскрикнула: ее змеиная натура выдержала эту пытку». [Т. 2; 507]

Проанализируем образ в поэмах «Мцыри» и «Демон» . «Одним из значимых компонентов изображенного мира в поэмах выступает природа».[8; 173] В «Мцыри» она заполняет почти все произведение и является не фоном, а активной движущей силой. Все образы природы, введенные в сюжет, являются действующими лицами. В одногеройной поэме Лермонтова природа служит единственным партнером Мцыри, иной раз то другом, то – врагом. Иными словами, этически нейтральные силы природы, в зависимости от обстоятельств, обнаруживают себя по отношению к герою и как «добрые», и как «злые», но и в том, и в другом случае они естественны, свободны.

Мир, который окружает Мцыри, неисчерпаем, бесконечен в своей внутренней перспективе, полный тайн и загадок. Природа рождает в Мцыри звериную силу, природное начало: «Но страх не сжал души моей: я сам, как зверь, и полз и прятался, как змей». [Т. 1; 600] Образ змеи еще раз доказывает единство героя с природой и далее эта связь усиливается, особенно в момент борьбы героя с барсом: «Он завыл <…>, И мы, сплетясь, как пара змей, обнявшись крепче двух друзей…». [Т. 1; 607] Если в «Мцыри» образ змея доминирует в описании связи героя с природой, то в «Демоне» – как показатель антагонизма Демона и окружающей его действительности:

Но кроме зависти холодной

Природы блеск не возбудил

В груди изгнанника бесплодной

Ни новых чувств, ни новых сил,

И все, что пред собой он видел,

Он презирал иль ненавидел…. [Т. 1; 557]

Мотив змея возникает у Лермонтова, когда он повествует о душевных переживаниях. Парадоксально, что «змеиный» мотив здесь сочетается с мотивами «грусти», «печали»: «И грусть на дне старинной раны Зашевелилася как змей...» [Т. 1; 571]; «Моя ж печаль бессменно тут, Она то ластится как змей...» [Т. 1; 574]. Таким образом, устойчивый образ не устремляется к своему предметному семантическому содержанию в обход душевного состояния героя.

Обратим внимание на стилистические и лексические параллели между поэмами:

«Демон» «Мцыри»

И осторожная змея ...Лишь змея,

Из темной щели выползает Сухим бурьяном шелестя,

На плиту старого крыльца, Сверкая желтою спиной,

То вдруг совьется в три кольца, Как будто надписью златой

То ляжет длинной полосою Покрытый донизу клинок,

И блещет, как булатный меч, Браздя рассыпчатый песок,

Забытый в поле давних сеч, Скользила бережно; потом,

Ненужный падшему герою!» [Т. 1; 583] Играя, нежася на нем,

Тройным свивалася кольцом;

То, будто вдруг обожжена,

Металась, прыгала она

и в дальних пряталась кустах…

[Т. 1; 610]

Змей сравнивается с блеском холодных оружий (меч, клинок); и что интересно – три кольца змеи. В поэмах образа змея используется рядом с другими образами-символами: конь, зверь, туман, цветок и другие. Это важно, так как они также играют роль мотивов, которые проходят через всю ткань произведения. Каждый такой мотив всегда имеет конкретный смысл, зависящий от контекста произведения, но при этом обладает «метасмыслом», который выводит его за рамки одного произведения и делает одним из составляющих элементов всей художественной системы автора. Мы уже сталкивались с примером из поэмы «Мцыри», когда змей используется в сочетании с образом зверя. Вот пример из «Героя нашего времени»: « … Направо и налево чернели мрачные, таинственные пропасти, и туманы, клубясь и извиваясь, как змеи, сползали туда по морщинам соседних скал, будто чувствуя и пугаясь приближения дня». [Т. 2; 474]. В рассказе Мцыри, после ожесточенной его борьбы с барсом и возвращения « в свою тюрьму» прослеживается параллель между «змеем» и «конем»:

Да, заслужил я жребий мой!

Могучий конь, в степи чужой,

Плохого сбросив седока,

На родину издалека

Найдет прямой и краткий путь…

Что я перед ним?... [Т. 1; 609]

И далее в следующей строфе читаем:

Мир божий спал <…>

Хотя бы крикнул коростель,

Иль стрекозы живая трель…



<…> Лишь змея,

Сухим бурьяном шелестя,

Сверкая желтою спиной… [Т. 1; 609-610]

Здесь змей является символом другого мира – не «родины», а «тюрьмы». Так возникают контрастные образы-символы – в соответствии с мифологическими представлениями, где антиподом змеи считается конь.

Автор так описывает встречу Мцыри грузинкой (13 строфа):

…Грузинка узкою тропой

Сходила к берегу. Порой

Она скользила меж камней,

Смеясь неловкости своей <…>

Изгибы длинные чадры… [Т. 1; 603]

Подчеркнутые слова производят ассоциации с образом «змей», а фраза– «скользила меж камней», указанная в отрывке, дословно отмечается чуть выше в произведении, а именно в 9 строфе:

« И гладкой чешуей блестя

змея скользила меж камней…» [Т. 1; 600]

уже с наименованием образа.

Переклички подобного плана показывают, что переходя из одного поэтического текста в другой, «сопрягаясь с все новыми деталями описаний, автореминисценции приобретают характер метатекста, обрамляющего художественный смысл этих произведений некой «сверхзадачей» [8; 173] .

Отмечая проблему образа-символа в творчестве Лермонтова невозможно не обратиться к «Лермонтовской энциклопедии», а именно к разделу «Частотный словарь языка М. Ю. Лермонтова». Благодаря этому разделу, мы можем показать системность использования слова «змея» и всех его вариаций. Данная словоформа входит в состав «Тысяча самых частых слов», и занимает в системе позицию 721 слова, с частотой равной 66 – и.

Частота использования по периодам творчества указана в таблице:



Варианты словоформы

Периоды

I (1828 – 1832)

II (1833 – 1836)

III (1837 – 1841)

змей

2

3

7

змея

15

8

12

использование слова по жанровой классификации:




Варианты словоформы

частота

стихи

драматические произведения

поэзия

змей

15

13

1

1

змеей

1

1

-

-

змея

66

35

16

13

Образ змия (змеи) в художественном мире М.Ю. Лермонтова имеет мотивное значение. Повторяющиеся мотивы, особенно если они встречаются в различных контекстах, как известно, тяготеют к многозначности. А многозначность и смысловая неисчерпаемость являются существенной характеристикой образа, устремленного к символу. Мотив змия (змеи), как было показано, в каждом конкретном произведении наделаются прямым, непосредственным предметным значением; но одновременно он вступает в метафорические смысловые связи с другими мотивами, обогащая и углубляя художественного идею лермонтовских произведений.



Примечания

  1. Лермонтовская энциклопедия. М., Советская энциклопедия, 1981.

  2. Максимов Д. Е. Поэзия М. Ю. Лермонтова. Л., Советский писатель, 1959.

  3. Шувалов С. В. Мастерство Лермонтова // Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова: Исследования и материалы: Сборник первый. М., ОГИЗ; Гос. изд-во худож. лит., 1941.

  4. Галкин. А. Б. Об одном символе в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» // Вопросы литературы, 1991, №7, с.114-120.

  5. Беленкова Т. О. К вопросу о лирико-символическом пространстве «Героя нашего времени» // Уроки родной словесности. Сборник студенческих научных трудов /под. ред. В.Г. Мехтиева. Хабаровск, 2000. С. 4- 14.

  6. Мифы народов мира // Под ред. В.В. Иванова. В 2-х т. Т. 1. М., 1991.

  7. Лермонтов М.Ю. Собр. соч. В 2-х т. Т. 1. Стихотворения; Т. 2. «Герой нашего времени». М., Правда, 1990. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием тома и страницы.

  8. Мехтиев В. Г. Самоповторения в поэмах М. Ю. Лермонтова «Демон» и «Мцыри» // Вопросы гуманитарных наук, 2003, № 1, с. 173 – 176.

  9. Мотив и его семантическое поле в юношеских поэмах М.Ю. Лермонтова «Азраил» и «Ангел смерти» // Проблемы поэтики русской литературы. М., МАКС Пресс, 2003. С. 24-30.
скачать файл



Смотрите также:
Символический смысл мотива «змей» («змея») в творчестве м. Ю. Лермонтова одной из главных особенностей лермонтовского художественного мира является его «двухплановость»
116.99kb.
Урок литературы в 8 классе
154.63kb.
Сергей Витте от билетного кассира до министра финансов. Не путь делает человека
59.37kb.
Мария Луиза Фон Франц Психологический смысл мотива искупления в волшебной сказке Лекция 1
1801.36kb.
«Образовательный центр» г. Сызрани, 11а класс в творчестве народа его история, быт, нравы, мысли и чувства, его поэтичность и музыкальность
18.57kb.
Владельцы частных домов имеют много разных проблем, одной из них является водоснабжение. Ведь вода это практически один из главных источников жизни
22.33kb.
«Таинственная страсть или трюкачество»
141.42kb.
Крылатые скакуны-тулпары перелетают через седые вершины Ала-Тоо, гром богатырского боя сотрясает долины. Это сражаются за свободу кыргызского народа Манас и его доблестные войны
55.74kb.
Программа проведения «Недели психологии» в моу сош №5. с. Белая Глина 2011г. День
43.9kb.
Отчет о работе отдела социальной защиты населения по Суздальскому району по состоянию
53.82kb.
Франция является одной из ведущих стран западных держав, занимая седьмое место среди всех стран мира 4,7% совокупного ввп при 1% населения
77.36kb.
«Кавказ в творчестве М. Ю. Лермонтова» Учитель: Сидоренко С. А
154.01kb.